Любящие сердца :: Seven ureklerЛюбящие сердца :: Seven urekler
Любовь — это когда хочешь переживать с кем—то все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой — помогать пережить насморк и долгие вечера… Рэй Брэдбери

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация ) · Создать почтовый ящик

История благодарностей участнику Varvara Azar. Спасибо сказали: 1196 раз(а)
Дата поста: В теме: За сообщение: Спасибо сказали:
9.8.2019, 12:04 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Цитата(Tata2702 @ 9.8.2019, 1:03) *
Дааа...как часто грязные подозрения родственников, друзей или знакомых портят отношения влюбленных....Любящие ведь беззащитны перед окружением и ранимы, потому что видят только друг друга и такие грязные слова, как ушат холодной воды, забивают дыхание, сковывают душу ...а потом невольно заставляют задумываться...и как бы там ты верил- не верил, но мысли приходят на уровне подсознания....особенно в данном случае- удар ниже пояса: оба голубоглазые блондины и очень похожие и срок маленький и Бех ревновал Салиха...короче, что это я??? глупости всё это....уж мы-то знаем правду....а вот бы Бех не повелся....
Лариса, спасибо! Варюха, давай выздоравливай, дорогая, мы очень все этого хотим!!!!!!!!!!!!!!!!!!! post87356_img1.gif


Так Бех и не повелся. Он отношения с Салихом для себя решил, когда сказал ему, что верит, что понял его дружбу с Бихтер, понял, как Салих относится к любви и любимой женщине... "ты бы меня и на пушечный выстрел к ней не подпустил"... С Салихом-то все как раз тип-топ... Ему нужно Бихтер как-то объяснить, что он тот Бехлюль, которого она хотела всегда видеть рядом... Ну что? Варя добрая душа, она Беха любит, и поможет ему это сделать)))
Tata2702, Viko4ka,
9.8.2019, 0:01 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна

Бехлюль, отключив телефон, продолжил складывать вещи, а Салих на какое-то мгновенье остановился перед дверью палаты и подумал, с чего бы начать разговор с Бихтер... Но в голову, на этот раз, ничего не приходило... А когда хочешь узнать главное, то и начинать нужно с него — с главного.
Салих уверенными быстрыми шагами подошел к кровати, на которой лежала Бихтер, присел на стул, чтобы хорошо видеть её лицо и прямо спросил.
- Бихтер... давай... выкладывай... Я же вижу, что-то произошло...
Бихтер вздохнула, перевернулась на спину, направила невидящие глаза в потолок, но ничего не ответила.
Салих взял её руку в свои ладони.
- Малыш... тебе плохо... а ты молчишь... И ничего не хочешь мне говорить... Салих для тебя уже никто?
Бихтер вздрогнула.
- Что ты такое говоришь, Салих? Как это — никто? Ты... ты мой друг... мой единственный друг...
- А Бехлюль? Он для тебя кто?
Бихтер замерла... На её бледном, но очень красивом лице появилась холодная, как будто каменная, маска... Блестящие невидящие глаза направлены в пустоту перед собой, губы поджаты, брови немного сдвинуты... Она часто задышала...
- А он никто...
- Салиха будто кипятком окатило... Он понимал, что даже те гормоны, о которых он рассказывал Бехлюлю, не смогут заставить женщину так назвать любимого мужчину... " Никто"... Значит Бехлюль был прав... что-то произошло. Он, не выпуская её руки, негромко спросил.
- А когда ты это поняла, Бихтер?... Когда утром на крыльях любви прилетела ко мне из своей Ривы?... Или когда ударилась головой? Ничего не хочешь рассказать?
- Нет...
- Ты боишься?
- Я?... Чего мне бояться?
- Ты боишься!... Ты сейчас, как и раньше... себя боишься. Ляпнула "никто"... и сама себе не веришь... А знаешь почему? Потому что нет причин... Где они? Просто решила покапризничать?... Ах ты же мой малыш...
Бихтер повернула голову на звук голоса Салиха.
- Есть причины... Очень жаль, что я их не увидела... когда могла видеть... а потом не почувствовала... потому что поверила... дура безмозглая...
- Серьёзно?... Назови хотя бы одну... чтобы я поверил...
- Одну? Пожалуйста... Бехлюль меня не любит... он ко мне испытывает просто жалость... как к инвалиду, наверное...
- Ага... не любит... Не убедительно как-то звучит твоя первая причина... а знаешь, почему? Потому что ты это сама придумала. Но даже ты в это не веришь... да и не хочешь верить.
- Это не я придумала, Салих...
- Не ты? А кто? — перебил он её, — кто это придумал и вдолбил тебе в голову, что...
- Он сам... — быстро ответила Бихтер.
- Что он сам?
- Это он сам сказал... Бехлюль... что у него ко мне только жалость...
- Не понял... а когда он тебе это говорил?
- Он говорил это не мне... Но я узнала это сегодня...
- Да ну тебя! Все это бредовые выдумки... прекращай капризничать и изводить парня... — хотел пошутить Салих. Но Бихтер не улыбалась... да и самому что-то было не до веселья.
- Ты мне не веришь, да?... Сейчас... — и Бихтер вытащила из кармана маленький плеер, который легко помещался в ладони.
Она безошибочно нажала кнопку перемотки, потом кнопку воспроизведения. Это была запись разговора. Говорили двое... и оба голоса были знакомы Салиху. Мужской голос — точно Бехлюль... а женский... такой же он слышал совсем недавно... и тоже на записи... в клубе...
" Это же Нихал!... Твою ж мать!... Вот стерва... добралась таки!" — промелькнула первая мысль в голове у Салиха.
Он начал вслушиваться в разговор на записи... То, что он услышал, больше напоминало бред сумасшедшего, а не по уши влюбленного Бехлюля... По крайней мере так Салиху казалось... Ну как такое можно говорить, если буквально полчаса назад он чуть ли не умирал от беспокойства за Бихтер?... А теперь он говорит, что сожалеет о разрыве с Нихал, что понял, как её любит, что готов все исправить и вернуть назад их отношения... что хочет быть только с ней... А Бихтер... это большая ошибка, сожаление и у него к ней нет никакой любви... Только жалость... и он не знает, как ей об этом сказать, чтобы всё прекратить... Но это было не самым ужасным, что услышал Салих... Самое страшное было то, что на вопрос Нихал о ребенке, Бехлюль говорит, что сомневается в своём отцовстве, а подозревает связь с Салихом... и не против сделать тест ДНК...
Фразы были не все чёткие... но главные слова прослушивались неплохо...
Салих был в шоке...
- Бред какой-то...
Бихтер выключила плеер и спрятала его в карман.
- Почему бред?... Мне кажется, что здесь всё предельно ясно...
Салих нервно почёсывал левую бровь указательным пальцем... Странное чувство — когда не веришь своим ушам.Но как не верить? Всё, что слышал Салих, говорил Бехлюль... голос-то его... в этом сомнений быть не могло...
" Или я дурак... или он придурок..." — подумал растерянный Салих. Ему тяжело было переварить эту ахинею... Но Бихтер?
" Бихтер... малыш... девочка моя... а как же ты? Как же у тебя не разорвалось сердце, когда ты всё это услышала? " — с нежностью думал расстроенный Салих... Он бережно обнял хрупкие плечи девушки и поцеловал в пушистую макушку.
- Бихтер... откуда у тебя эта запись?
- Неважно...
- Нет, важно... где ты её взяла? Кто-то приходил?
- Салих... какая разница, откуда она у меня... разве это главное?
- Согласен... это не главное... но это важно. Ладно... можешь не говорить. Я и так знаю... Это Нихал... Она приходила сюда... Когда?
- Сегодня, — неожиданно призналась Бихтер, — она приходила сегодня, когда Севгим пошла проводить Айлин... немного задержалась внизу... там в регистратуре её грузили какими-то вопросами про наши заказы... не знаю... она и сама не поняла, кто делал заказы на палату... Может госпожа Башак... забыла ей сказать, что сделала заказ... Но это и не важно...
- Подожди... какие заказы?
- Откуда я знаю?... Вроде заказали какую-то еду... может перепутали?
- Бихтер... кто заказал еду? Наша госпожа Башак? Да она терпеть не может общепит... Она признает только домашнюю кухню... и желательно свою собственную...
- Значит перепутали... Вот и Севгим удивилась.
- И что... в это время пришла Нихал?
- Да... она вошла сразу, как только девушки ушли...
- Сразу?... Ну и что... она ругалась?
- Ну что ты... она бы не осмелилась... ведь не для этого пришла... была, на удивление, вежлива. Она просто отдала мне плеер, сказала, что они с Бехлюлем вместе... красочно рассказала о его сожалениях... и попросила не удерживать его, если у меня есть гордость, если я его действительно любила и желаю ему добра... Сказала, что жалость это неплохо... но это не то чувство, на котором строится семья... Вот и всё... А ты просил назвать хотя бы одну причину... вон их сколько... выбирай любую, тренер...
Салих невесело хмыкнул.
- Любую... не знаю... мне как-то ни одна не нравится... — он нервно потянулся к брови, — только знаешь, Бихтер... не могу отделаться от странного чувства...
- Тоже жалость?
- Нет... сомнения...
- Салих... Какие сомнения? Здесь же все слышно... Как чёрным по белому...
- Вот! — стукнул себя по лбу Салих, — Вот это и смущает!... Если запись принесла Нихал, значит и записывала она сама... Как-то странно... Кто сейчас пользуется этими плеерами? У всех телефоны... думаю, что у Нихал он не самый отстойный... Но она принесла запись на плеере...
- Ну и что? Мне же видео или фото не нужно... Я же все равно ничего не вижу... А запись разговора - самое то.
- Ну хорошо... а зачем она записывала этот разговор с Бехлюлем?... Значит специально это делала... чтобы отдать его тебе... Чтобы ты отвернулась от Бехлюля... Чтобы ты назвала его "Никто"... Бихтер... а он не "никто"... он отец вашего ребенка...
- Ребенка?... Пусть забудет...
- Не глупи... Между прочим, Бехлюль говорил, что утром, в день его отъезда, Нихал приходила к нему в офис... Пересказал их разговор... Ничего подобного я от него не слышал... Но понимаешь какая штука... общая тема разговора сходится... Нихал даже просила его передать мне привет... как отцу твоего ребенка...
- Он ничего мне не говорил об этом... вот видишь... он соврал... хотя обещал этого не делать...
- Бихтер... никто тебе не врал... Ты бы его видела после того разговора... На нем лица не было... У него руки тряслись... А ты говоришь, что он тебя не любит... Просто не хотел ещё и тебя этим всем грузить...
- Салих... о какой любви ты говоришь? — Бихтер протянула вперед ладонь с плеером, — а это тогда что? Мои фантазии и выдумки?
- Не знаю... честно говорю... Не знаю, что это... Но обязательно узнаю... поняла... Бехлюль мой друг... Удивлена, да?... Так быстро?... Может быть... но это так... и я ему верю...
- Я тоже... верила... а зря...



- Бихтер... что ты собираешься делать?
Она рукой показала на дверь.
- Вон там стоит его сумка... там пара маек, джинсы... что-то ещё... не помню... Он же почти все время был здесь... Теперь его здесь не будет... Как говорят — с вещами на выход... Я его не держу... Пусть уходит к Нихал... Зачем парню ломать жизнь? А там семья, которая его ждет, там его дом... полный достаток... и яхта с названием "Рива"... Вот на ней пусть и катается... а в мою Риву больше не ногой...
- Вот так радикально? А как же ваш малыш?
- Ты о чем, Салих?... Какой наш малыш?... Это мой малыш... И пусть не надеется, что я снова сделаю аборт...
- Бихтер! Что ты несешь? Какой аборт? Кто на это надеется?... Знаешь что... ты дурочка... Подожди... а почему ты не хочешь сама с ним поговорить и все выслушать?... Ты просто должна его самого послушать... Да... тебе тяжело... ты не видишь человека... Но его голос... его руки... внутреннюю дрожь не скроешь, если она тебя накрывает так, что лишает воздуха... и слух у тебя хороший... Вы должны поговорить... Дай ему шанс все объяснить самому... Почему ты все всегда решаешь сама?
Бихтер улыбнулась... одними лишь губами... почти не изменяя общего выражения лица.
- Шанс?... Какой по счету шанс я должна ему дать? Ты знаешь, сколько этих шансов у него было... их все ему давала я ... всё всегда прощала, забыв о себе... Но это же Бехлюль... А я снова об этом забыла... Он всегда убегал от проблем... А я сейчас проблема номер один... да ещё какая... слепая, не понятно от кого беременная...
- Что значит - не понятно от кого?... Не чуди... Бихтер... дай-ка мне плеер...
- Зачем?
- Я хочу ещё раз все прослушать... повнимательнее...
- А что здесь слушать... да и зачем тебе...
- Как это зачем... Ничего себе... Там меня выставляют отцом твоего ребенка... А если до Пелин это дойдет?... Как прикажешь мне оправдываться?
- Ну ведь Пелин и я могу сказать, кто отец.
- А ты уверена, что Пелин тебе поверит? Опять же - начнутся сомнения...
- Не переживай... я не собираюсь нигде болтать об этом.
- Ты то может и не собираешься... А Нихал... Видишь... задумала вас разлучить... и вуалля!... Может она и Пелин захочет отомстить... Посеет в ее красивую головку зерно сомнения... и не знаешь, что прорастет... рука у этой стервы Нихал тяжелая...
- Не волнуйся... Пелин не станет слушать Нихал... она же её ненавидит...
- Ага... а ты Нихал любишь... вот поэтому и ведешься...
- Салих... здесь совсем другое... здесь не передача слов от кого-то... здесь признания Бехлюля... И вообще... хватит уже об этом... , кажется, я устала... Который сейчас час?
Салих посмотрел на свои часы, эксклюзивную модель, выпущенную маленьким заказом после одного из чемпионатов по гонкам в Италии...
- Половина девятого... Он ещё в небе...
- Меня не волнует... где он...
- Врушка... волнует... очень волнует... И сейчас ты почти трясёшься от страха за него, моля Аллаха, чтобы полет прошел хорошо... Так же как и я, между прочим...
- И ничего подобного... Просто я хочу спать... Чувствую... ночь обещает быть "веселой"...
Она поднялась и медленно пошла в ванную.
- Бихтер... тебе помочь?
Салих услышал её смех.
- Конечно... как в тот раз...
- Нет... как в тот не получится...
- Это ещё почему?
- Тогда я не знал тебя... не знал, кто в своих руках держит твоё сердце...
- Салих... ты романтик... а тот, кто держал моё сердце... бросил его в пропасть...
Бихтер включила воду, а Салих удивленно приподнял брови.
- Во дает! Не видит же ничего... как это у нее получается?

Он вышел в коридор, чтобы позвонить Пелин.
После разговора он сидел в коридоре, и не заходил в палату... Думал, что Бихтер его позовет. Но в палате было тихо. Он осторожно приоткрыл дверь, и тихой, практически кошачьей походкой, подошел к кровати... Бихтер спала... Во всяком случае ему так показалось...
- Спи, малыш... спи... Набирайся сил...
Он оглянулся по сторонам, в надежде найти плеер... Но его нигде не было.
"Вот чертовка... наверное в руке держит... или под подушкой... ну ладно... потом возьму... надо ту болтовню Бехлюля её раз прослушать... Как он мог такого наболтать? Что с ним происходит?... Ладно... надо тебя дождаться, парень, и выслушать..." — размышлял про себя Салих...
Через какое-то время он почувствовал вибрацию телефона в кармане. Это звонил Бехлюль.
- Алло, Салих... я только что включил телефон, не стал ждать от тебя звонка, — он дышал часто и прерывисто, — вот бегу на парковку... ты чего молчишь? Поговорил с Бихтер?
- Бехлюль... даже не знаю... короче... это не по телефону... приезжай скорее...
- Салих... что случилось? Что с Бихтер?... С ней все нормально?... А малыш... Салих... Что не по телефону?...
- Поговорим здесь...
- Салих... ты думаешь я смогу доехать? ... Говори... хоть в кратце... что произошло?
- Бехлюль... к Бихтер приходила Нихал... отдала ей какую-то запись вашего разговора с ней... я немного слушал её... не знаю, когда ты это говорил... не знаю, как ты вообще мог такого наговорить... но похоже... ты попал парень... конкретно попал...
- Нихал?... Запись?... И Бихтер ей поверила?... Там же, наверное какой нибудь бред...
- Там твой бред, Бехлюль... твой голос... твои слова... короче... приезжай... я жду тебя...
Салих только успел положить телефон в карман, как раздался голос Бихтер из палаты.
- Салих...
Он быстро открыл дверь. Бихтер сидела на кровати.
- Малыш... почему не спишь?... Я тебя разбудил?
- Я не спала... просто лежала... думала... это он звонил?
- Да, Бехлюль... он прилетел... уже едет из аэропорта...
- Вот и хорошо... чем быстрее всё решится, тем лучше...
- Ты не передумала, Бихтер?
- Нет... это конец...



Бехлюль летел по автостраде настолько быстро, насколько позволяли "лошадиные силы" под капотом его новенького Ferrari... А позволяли они даже ничего не видеть на обочинах, превращая все боковые огни в одну сплошную линию... Где-то впереди был пост автоинспекции... это Бехлюль помнил хорошо... Пришлось скорость снизить... Хоть он и спешил, но нарушать правила не хотелось... Слишком серьезные наказания... а в своей непростой ситуации вешать на себя ещё и эти бытовые неудобства совсем не хотелось.
Бехлюль аккуратно проехал пост... и отъехав на небольшое расстояние — снова лапку в пол до упора... Он спешил в больницу... где его НЕ ждала Бихтер... Вот только сам он ещё этого не знал...
Лифт был внизу... тоже неплохо... хоть здесь не ждать... А пешком по лестнице лететь на шестой не было сил... Он уже задыхался... но не от бега... а от неизвестности, которая пугала.
Вот и длинный коридор, а в нем его друг - Салих. Бехлюль быстрыми шагами преодолел это расстояние.
- Салих... здорово, дружище...
- Привет, парень...
Бехлюль присмотрелся к Салиху. Глаза грустные, нет даже подобия на улыбку и радость.
- Ну... судя по последним твоим словам... мне здесь не очень рады?
Салих, не раздумывая, пожал протянутую руку Бехлюля, приобнял его за плечо.
- Давай присядем ненадолго...
- Но я хочу к Бихтер...
- Нет... подожди... ты должен знать то, что знаю я... иначе... какие мы после этого друзья...
Салих рассказал о своем разговоре с Бихтер, пересказал то, что запомнил из той записи на плеере, обрисовал общую картину происходящего и настроения Бихтер...
- Вот так, дружище... Я не знаю, когда ты такое говорил и зачем... но неужели ты и в самом деле так думаешь?....
Бехлюль не отвечал... он будто окаменел... Только поднимающаяся от дыхания грудь, да наполняющиеся слезами глаза, показывали, что сидит живой человек.
Вдруг он медленно покачал головой, дыхание участилось. Бехлюль нервно стал кусать губы, зажмурил глаза... и горько выдохнул.
- Я убью эту мразь... я её убью...
- Бехлюль... не пори горячку... убьёт он... Ты лучше скажи... Когда ты такое говорил?
Бехлюль повернул голову и посмотрел в голубые глаза друга.
- Салих... да чтобы мой язык отсох, если я такое говорил... Ты мне не веришь?
- Бехлюль... я сам слышал... Хотел взять тот плеер, думал Бихтер спит, чтобы дать тебе прослушать... но не нашел... Тогда что это?
- Я не знаю... Но страшнее всего, что теперь мне не верит Бихтер... я так этого боялся... Когда вернулся в Стамбул, перед нашей встречей... я очень боялся, что Бихтер не поверит в мою любовь и оттолкнет меня... Но она поверила... И что же теперь? Получается, что я её предал?... Но я не делал этого, Салих... не делал... Ни на один миг я её не предавал... что за чёрт... как ей это доказать?...
Он поднялся, закинул руки за голову, взъерошив волосы, прошелся по коридору... и внезапно остановился.
- Я пойду к ней... попробую все объяснить... хотя и сам ни черта не понимаю... Подожди меня... не уходи...



Бехлюль осторожно чуть дрожащей рукой приоткрыл дверь... и замер на самом пороге... Перед ним, на расстоянии не более метра стояла Бихтер... Тоненькая, как струна, подбородок приподнят, руки опущены вниз... и глаза... её прекрасные невидящие глаза, направленные вверх... Бехлюль рассматривал её медленно, с волнением и нежностью... Он не чувствовал, как быстрые слезинки скатываются с его длинных ресниц... Он видел только её лицо, с холодной неприступной маской... Бехлюль взглядом скользнул вниз... и заметил... на шее Бихтер нет его нового украшения... потом ещё ниже... к рукам... Он видел, как она нервно теребит широкие штанины своего костюмчика, как подрагивают пальцы... Но кольцо на пальце... Она не сняла его? Не сняла... Может забыла?... Пусть не забыла...
Мысли, вперемешку с волнением, перекрыли воздух Бехлюлю, не давая сказать хоть слово. Молчание прервала Бихтер.
- Хорошо, что ты приехал не очень поздно...
- Бихтер... любимая...
- Бехлюль... не надо ничего говорить... я уже все слышала... Жаль, что ты ничего не сказал мне раньше... Я бы не удерживала тебя... Ни одного дня...
- Бихтер... почему ты так говоришь?... Я не знаю, что принесла тебе Нихал... Но я..
- Слушай, — перебила его Бихтер и включила плеер.
Бехлюль слушал свой голос... и ему казалось, что он вот сейчас... в эту минуту потеряет самообладание... поедет и убьет Нихал... Но разговор... Такой правдоподобный... и главное... это же говорит он...
Бехлюль молчал... Глупо возражать, когда слышишь свой голос, когда тебе не верят, что ты так не думаешь...
- Бихтер... но это... я не знаю, что это... клянусь тебе...
- Не надо никаких клятв, Бехлюль... Вон твои вещи... у дверей... Прощай... Тебе есть куда уйти...
- Нет!
Бехлюль подошел к Бихтер и хотел взять её за руки, в свои объятия... Но Бихтер громко и почти с истерикой в голосе, воскликнула.
- Не смей... Никогда не смей подходить ко мне... Это конец, Бехлюль... конец...
Бихтер отошла на пару шагов назад... повернулась к кровати и вытянув вперед руки пыталась найти её... Бехлюль видел, как дрожат её пальцы, как она прикусила нижнюю губу, чтобы не расплакаться и казаться сильной... видел, как ей тяжело и больно... Сердце защемило, заныло гулкой тоской, раздирающей душу... Значит — надо уйти... Оставить её, бросить её и своего ребенка... Но как?... Как можно сделать от неё хоть один шаг и не окаменеть при этом?
- Бихтер... не гони меня... прошу... ты нужна мне... вы мне очень нужны... как ты не понимаешь... ты же для меня больше, чем жизнь...
- Я тебе не верю... уходи...
- Бихтер... наш малыш...
- Забудь... это вообще не твоя проблема...
- Как это - он мой ребенок!
- Это мой ребенок... уйди Бехлюль... Навсегда уйди из моей жизни...
Она подошла к кровати, присела на краешек, обняла себя за плечи ... и как-то устало и неуклюже прислонилась к высоким подушкам... Её невидящие глаза смотрели в пустоту, сквозь Бехлюля... как будто он и правда стал для нее " НИКТО"...

Видео для ФФ "Обгоняя рассвет" ... Ты больше, чем жизнь...

https://youtu.be/OTK83hEIciw

kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
8.8.2019, 23:39 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Бехлюль слетел по ступенькам вихрем... Было утро, люди с ним здоровались, кто-то что-то спрашивал.. но он никого не замечал и ничего не слышал...
Пришел в себя и глубоко вздохнул только в своей машине... Он положил руки на руль и заметил, что они дрожат...
- Вот идиотка... Вывела меня из себя буквально парой слов... И если бы слов... а то несла какой-то бред... — дрожащим хрипловатым голосом пытался успокоить себя Бехлюль.
Он прикрыл глаза, и стараясь восстановить дыхание, задумался... Нет... не о словах Нихал об отцовстве... Бехлюль подумал, что это бесцеремонное вторжение в их с Бихтер жизнь носит определенную цель... и Нихал намерена её добиться любыми способами... А значит, как и говорил Салих, нужно быть осторожным и внимательным.
Бехлюль взял телефон и позвонил Салиху, договорившись о встрече... Но едва его рука потянулась к ключу зажигания, как раздался звонок.
- Да, Азра, слушаю.
- Господин Бехлюль. Только что пришло письмо на почту офиса. Оно из Ванкувера. Вы можете слушать... оно срочное... Или вы сами приедете в офис?
- Да я ещё не уехал... Азра... утренняя гостья ушла?
- Ушла. Сразу после вас.
- Хорошо. Я сейчас буду.
Бехлюль закрыл машину и вернулся в кабинет.
- Азра... сделай мне пожалуйста кофе без сахара...
Он открыл почту и сосредоточился на чтении.
- Вот чёрт! — зло выругался Бехлюль, — только этого сейчас не хватало!
В кабинет вошла секретарь с кофе.
- Пожалуйста, ваш кофе.
Бехлюль сделал пару глотков, обжигая губы.
- Азра, забронируй мне билет в Газиантеп. Если есть, то на вечерний рейс... какой нибудь попозже... Кажется, у нас проблемы. Нужно лететь лично... И ещё... Ты запомнила эту незваную гостью...
- Да, запомнила... кажется это...
- Правильно кажется... это моя бывшая жена Нихал Зиагиль. Так вот. Для неё меня нет никогда... ни в кабинете, ни по телефону.
- Хорошо... я поняла, господин Бехлюль. Я вам позвоню, когда решу вопрос с билетами.
- Отлично... я буду в больнице. Все остальные вопросы к моему заму... Давай, до встречи...
- Счастливой дороги, господин Бехлюль.

Бехлюль вел машину не в больницу. Он ехал к Салиху в клуб "Босфор"... Так уж получилось, что после аварии он не был там ни разу. Зашел через служебный вход и поднялся в офис клуба. Салих был в своем кабинете и что-то делал в интернете.
- Здорово, тренер, — постарался улыбнуться Бехлюль.
- И тебе того же, парень, — не отрывая глаз от монитора, ответил Салих, — присядь... я сейчас освобожусь... нужно кое-что отправить и не ошибиться... здесь столько цифр... уже два раза сбился...
- А что за цифры? Давай помогу...
- Спасибо... кажется, не нужно... На этот раз все точно... Так... Оп!... — Салих замолчал, все также не поднимая головы, а потом улыбнулся и ответил, — Всё! Ушли!... Молодец, Салих!
Бехлюль приподнял брови, усмехаясь.
- Чего это ты себя нахваливаешь?
- Потому что я и правда молодец... аж с третьего раза все заполнил правильно и без ошибок... там расчетный счёт... знаешь сколько цифр?
- Ну... вообще-то я представляю, как выглядит расчетный счёт... это же моя работа... А что за счёт?
Салих помолчал, почесал указательным пальцем левую бровь.
- Бехлюль... ты это... не бесись сразу и не кричи... Я отправил деньги в Берлин... в ту клинику... забронировал место для Бихтер... Оказывается, что у них там запись и очереди... Мне сообщили предварительную сумму... Знаю, что ты хотел сам... всё сам... Но... понимаешь... Сам ты точно не потянешь... Это во первых... А потом... Я же тебе сказал... Здоровье Бихтер это не только твоя забота... Ты должен и меня понять... Ведь Бихтер мне не чужая...
Бехлюль опустил глаза и кивнул головой.
- Понимаю... спасибо тебе... большое спасибо... честно...
Салих насторожился.
- Не понял... А гаркнуть на меня погромче?... Бехлюль?... Что с голосом? Давай, рассказывай... Ты же не просто так сюда приехал, типа проведать Салиха... И видок у тебя не айс...
- Ага... будешь тут айс! Салих... я, как на "американских горках"... Только успел подняться на вершину... и сразу вниз... камнем... как в пропасть... и дышать нечем...
- Да что случилось?
- Случилось... Сегодня утром меня в офисе ждала Нихал...
- Ого! Кузина приехала на утреннюю чашечку кофе?
- Приехала... чтоб она подавилась тем кофе... или язык свой змеиный обожгла... так нормально... до волдырей... чтобы пошевелить им не могла...
- Бехлюль... красочные пожелания... И-и? Что же такое она тебе вещала?
Бехлюль поднял голову и посмотрел в глаза Салиху.
- Ну все эпитеты в свой адрес я опущу... Остановлюсь на главном... Она сказала, что Бихтер беременна от тебя... даже просила передать привет... "тому голубоглазому гонщику".
Салих слушал с интересом, а потом, ухмыльнувшись, спросил.
- Вот это новости!... Ну а ты что?
- А что я? Послал её...
- Далеко?
- Хотелось бы далеко... Салих... Ты понимаешь, что эта ненормальная болтает? Она же этим бредом может поделиться и с Пелин, и с Бихтер...
- Ну и пусть делится... Бихтер сама знает, кто отец её ребенка... Ну а малышка Пелин верит Салиху... А ты?... Ты, Бехлюль... веришь?
Бехлюль стал совершенно серьезным.
- Я верю Бихтер... Бихтер только моя... и ребенок мой... И тебе, рыжий чертяка... конечно же верю... Я тебя недолго знаю... по времени не долго... Но главное о тебе я понял... Если бы Бихтер хоть один раз была твоей... хотя бы дала надежду быть твоей... ты бы меня и на пушечный выстрел к ней не подпустил... Ты знаешь, что такое любовь... и свою не отдал бы... Вот и я свою... тоже не отдам...
Салих подошел к Бехлюлю, протянул ему руку и посмотрел прямым открытым взглядом.
- Спасибо, парень... держи "пять"... и знаешь... я рад, что ты меня понял... и рад, что ты есть... и у Бихтер... и теперь у меня...
Бехлюль крепко пожал протянутую ему руку друга... своего нового друга Салихана Сархана.
Салих присел рядом.
- Ну с Нихал всё понятно... А что ещё?... Вижу... не всё выложил.
- А ещё мне сегодня вечером нужно улететь в Газиантеп. Проблемы с растаможкой грузов... нужно быть лично. Не думаю, что это будет долго. Может дня два или три максимум... вообще, как пойдет. Конечно, постараюсь всё сделать быстрее. Но Бихтер... не хочу, чтобы она оставалась одна.
- Вот в чем дело, Бехлюль... За Бихтер не тревожься. Конечно же с ней всегда кто-то будет рядом. И днем... — потом он пошутил, — ну и ночью, само собой... например... я могу оставаться.
Бехлюль шутя, совсем не сильно, ударил кулаком в плечо Салиха.
- Даже и не думай... Ночью он собрался дежурить... Хотя... коридор длинный, есть где погулять... а заскучаешь... можешь в ординаторскую сходить... к сестричкам...
- А-а-а! Вот ты и прокололся, Хазнедар... Заметь... не я о них вспомнил.
- Ну конечно... я же для тебя вспомнил... А если серьезно... может и правда... может ночью лучше тебе оставаться? Днем людей и так много... А ночью все спят... Самое время делать гадости...
- Бехлюль... ты серьезно думаешь, что Нихал может до такого дойти?
- А хрен её знает... Убил бы гадину... Никогда бы не подумал, что я до такого дойду...
- Ладно... Не накручивай себя... Пусть живет... А ты спокойно лети в свою командировку... Не переживай... мы на месте разберемся... Бихтер одну не оставим... Кстати, как она сейчас?... Пелин говорила, что вчера ей сильно тошнило...
- И вчера, и позавчера, и сегодня утром... Тошнит... Есть ничего не хочет... только воду пьет, и ещё какой-то лимонный отвар. Госпожа Башак старается...
- Ты сейчас куда?
- К ней, конечно. Самолет аж вечером.
- Тебя отвезти в аэропорт?
- Не нужно... Я сам поеду... Машину оставлю на стоянке... Мне так удобнее.
- Ну смотри, как хочешь... Не знаю, увидимся до отъезда или нет... на всякий случай — счастливой дороги... давай, дружище...
Салих смело обнял Бехлюля, крепко, по-мужски, похлопал его по спине...
- Давай... я буду звонить...
Бехлюль вышел из офиса клуба "Босфор" и быстрым шагом направился к своему "Ferrari"...

Припарковав машину возле больницы, Бехлюль не спешил выходить. Он всю дорогу думал об утреннем разговоре с Нихал... Нет... Его терзали не сомнения... Его мучила мысль, что Нихал может как-то навредить Бихтер... Особенно сейчас... Когда Бихтер так уязвима... Да ещё этот токсикоз — головокружение, приступы тошноты, упадок настроения... И это нужно было перетерпеть и пережить...
Бехлюль посмотрел на себя в зеркало... и постарался улыбнуться... Но улыбка получилась вымученной, больше смахивающая на оскал.
" Да... видок действительно не айс... прав Салих... Надо постараться, чтобы хоть голос не дрожал... иначе Бихтер всё поймет. А что, собственно, она поймет?... Что я нервничаю?... Но ведь я уезжаю, оставляю её... вот и переживаю... Всё, как будто, сходится..." — думал про себя Бехлюль.
Он взял цветы, маленькую коробочку, перевязанную золотистой ленточкой, которую по дороге забрал в ювелирном магазине, и закрыв машину, твердым шагом вошел в вестибюль больницы.
Ещё возле дверей палаты он услышал звук фена. Бехлюль очень осторожно открыл дверь. Бихтер сидела к нему спиной и сушила волосы... Конечно же сама...
Он подошел, легонько прикоснулся к плечам.
- Давай я помогу...
- Бехлюль... я слышала, как ты вошел...
- А я думаю... почему даже не удивилась?
- Удивилась. Ты же должен быть на работе.
- Я был на работе... А потом работал вне офиса... Всё сделал быстро, заехал в одно место... и вот я здесь... Бихтер... давай я помогу тебе...
- Я почти закончила... немножко осталось...
- Ну пожалуйста... отдай мне "это немножко"... обожаю твои кудряшки...
- Хорошо... держи... обожатель...
- Но я и правда твой обожатель... мне нравится им быть...
Бехлюль ловко орудовал феном... и через пару минут его "немножко" закончилось.
- Вот... смотри, как здорово я справился.
Бихтер хихикнула.
- Сейчас посмотрю... руками...
- Ох, прости... ляпаю не подумав...
- Бехлюль... я же тебе говорила... не нужно подбирать слова... будь собой... настоящим... а знаешь... может это и хорошо, что ты до сих пор не привык к тому, что слова "видишь, посмотри" не для меня...
- Не привык, любимая... и никогда не привыкну... и ты не привыкай... я не дам тебе к этому привыкнуть... верь мне, родная...
- Бехлюль... у тебя голос дрожит...
- Бихтер... как ты это чувствуешь?... Я минут десять себя настраивал, чтобы ты ничего не заметила...
- Бесполезно... хоть пол дня... у тебя что-то случилось... я права?
Бехлюль положил фен на место, подошел к Бихтер и поднял её на руки...
- Иди ко мне... я соскучился... и буду очень скучать...
Бихтер затихла. Она сама себе не могла объяснить... как это происходит... Но она чувствовала, что у Бехлюля не просто что-то случилось... Что-то очень его мучает.
- Любимый... ты мне обещал не врать... скажи, что произошло? Я же знаю... тебя что-то тревожит... Не спрашивай, откуда знаю... просто вижу...
- Видишь?
- ... сердцем... я им тебя вижу... здесь глаза не нужны...
- Хорошо... Я... одним словом... я вечером улетаю... У меня проблемы на работе. Наши грузы задержали на границе с Сирией... Самолет вечером... Командировка дня на два-три... Но эти три дня для меня, как сто лет... меня не будет рядом с тобой... понимаешь?
Бихтер задумалась... Она наморщила лоб, сдвинула брови к переносице... Рука непроизвольно потянулась к спадавшему на плечо локону-пружинке...
- Бехлюль... ты приедешь? — тихо прошептала она.
Бехлюль просто задохнулся глотком воздуха... Он готов был услышать что угодно... Но этот её тихий шепот... как у маленького ребенка, которого оставляют... который очень боится остаться один. Он осторожно присел на диван, не выпуская Бихтер из своих крепких рук... даже наоборот ... прижал её к себе ещё сильнее... чтобы она почувствовала его... чтобы успокоилась и прогнала свои страхи.
- Маленькая моя... милая, любимая... а Салих прав... ты и правда оказывается - малыш... Ты боишься, Бихтер?... Боишься, что останешься одна?... Глупышка моя... Как же я тебя люблю... я ещё и сотой доли тебе не рассказал об этом... Конечно же я приеду... Ты мой дом... моя семья... Ты и наш малыш... мне некуда идти...
- И не нужно... — она шмыгнула носом, — все равно... не хочу, чтобы ты уезжал... мы же не расставались с тобой столько дней...
- Бихтер, это работа, ты же понимаешь... Но к тебе будут приходить твои подружки... а ночью будет дежурить Салих
- Салих? Ночью?... Что это ещё за новости? Зачем?
- Бихтер... это ночь... мне так будет спокойнее... Ну сама подумай... кому ещё я могу вас доверить?
- Бехлюль... как ты сказал? "Вас?"... Ты первый раз так сказал...
- Конечно вас... тебя и нашего малыша... вы мои... на всю жизнь мои... понимаешь?
- Угу.. понимаю, — улыбнулась Бихтер и положила голову на плечо Бехлюлю, — а куда ты ещё заезжал... ты говорил.
- Подожди... сейчас, — он вложил ей в руки коробочку, — вот... это тебе... я ничего тебе не подарил за такую прекрасную новость... открой... сможешь сама?... там ленточка...
- Давай... я смогу... ну хотя бы попробую... а что там?
- Сама посмотри... руками... а я потом расскажу...
Бихтер на удивление ловко справилась, потянула за нужный кончик ленточки, и она развязалась. Потом осторожно, чтобы не уронить открыла крышку и медленно... кончиками своих тоненьких пальчиков стала изучать содержимое коробки. Она даже опустила вниз глаза... просто рефлекторно... потому что ничего не видеть, стало для неё неожиданным и недавним состоянием...
- Бехлюль... это украшение... цепочка... и два колечка... Они переплетены?... И они не разъединяются... да?
Бехлюль смотрел на её сосредоточенное лицо и улыбался.
- Умница моя... да... эти колечки не разъединяются... Они просто похожи по цвету и по размеру на те, что я когда-то тебе купил... Те, которые ты отдала Нихал... а я разозлился на тебя... и порвал цепочку, когда сорвал их у нее с шеи... Не потому что они были на ней... а потому что их я купил тебе... для тебя... Потом я цепочку починил... и хотел тебе отдать... В тот день, когда вы улетали в Нью-Йорк... когда ты вернулась... в гостиную... Я, как дурак, крутил их в руке... и боялся их тебе отдать... А ты... когда вы уехали... я открыл окно и выбросил их... Я не хотел тебя терять, Бихтер... Сейчас вспоминаю... даже не знаю... как же я ничего не видел... всего боялся... идиот...
- Бехлюль... помоги мне... надень мне свой подарок... спасибо... мне эти колечки больше нравятся... потому что они вместе... и цепочка, кажется, здесь крепче, да?
- Да... крепче... намного крепче...
Он убрал длинные локоны с её шеи и застегнул цепочку.
- А ну-ка?... Бихтер... тебе очень идет... очень... Я рад, что они тебе понравились...
- И я рада...
Бехлюль бережно взял лицо Бихтер в свои ладони и нежно поцеловал... долгим сладким поцелуем, стараясь впитать в себя любимый запах, неповторимый вкус мягких родных губ своей Бихтер.

Вечером он улетел. Как только приземлился и включил телефон, сразу отправил Салиху сообщение... Но в ответ получил " Ложись спать, ненормальный, Бихтер спит, я тоже... не мешай... до связи утром"
Бехлюль улыбнулся... Значит и ему можно попытаться заснуть... ну или хотя бы попробовать спокойно отдохнуть... если получится... Потому что все его мысли остались там, в Стамбуле.
Утром он созвонился с Салихом, поговорил с Бихтер. Услышав её голосок - успокоился. Вроде бы все нормально, а значит нужно поскорее улаживать дела, которые привели его в этот далекий город на границе.
К большой радости Бехлюля почти все удалось сделать в первый же день. Осталось подписать некоторые документы, но из-за того, что они будут готовы только на следующий день, пришлось задержаться.
В перерывах между делами он звонил Бихтер. Телефон поднимала сначала госпожа Башак и передавала Бихтер. После обеда в больнице была Севгим и Пелин... Девушки, как показалось Бехллю, были радостными... и голосок Бихтер был таким же веселым... Ночью он говорил с сонным Салихом, который снова назвал его неугомонным полуночником и отправил спать, потому что Бихтер отдыхает и он не станет её будить из-за пары "уси-пуси", как сам выразился.
Бехлюль долго лежал без сна... Он думал о Бихтер... Думал и мечтал, что когда все закончится... Бихтер сделают операцию, и они сразу поженятся... Не будут откладывать на потом... Потом будут ждать рождения их малыша... а он должен родиться в семье... настоящей семье... потому что он Хазнедар... а может все таки не он... а она? Да какая разница... главное... что любимый малыш...
Мысли незаметно убаюкали Бехлюля... Потому что они были о любимых...
Утром, в первую очередь звонок Салиху.
- Алло... ты чего трубку не берешь?
- Слышишь... полуночник... я зубы чистил... как только ванная освободилась...
- Бихтер проснулась? Так рано?
- Проснулась... тошнит... минут двадцать сидела там... Я хотел уже вынести её оттуда... но вышла сама... сейчас лежит... ждет госпожу Башак с её отваром... мои парни уже везут её.
- Правда?... и парни помогают?
- А ты как думал?... Я же тебе говорил... Забота о Бихтер это не только твоя головная боль... а-а... ну тебя... Как у тебя дела?
- Все кажется хорошо... Сегодня после обеда подпишу последние бумаги и можно вылетать... Управился за два дня... я тоже молодец...
- Это точно... Ну счастливо... сейчас дам трубку Бихтер... подожди, не отключайся... хоть морду нормально вытру... свалились же на мою голову... оба... усыновить вас, что ли?
Бехлюль улыбался ворчаниям Салиха... и услышал слабый голосок Бихтер...
- Салих... кто там? Бехлюль?
- Ну а кто ещё не дает спать ни днем, ни ночью?... Твой ненаглядный... вот держи... говорите... я выйду... мне нужно...
Бехлль подождал, когда Бихтер возьмет телефон.
- Алло... Бехлюль...
- Привет, любимая... Как ты себя чувствуешь?... Салих сказал, что плохо...
- Нет... уже легче... ну это же утро... ничего нового... просто тошнит...
- Милая моя... я хочу к тебе... хочу тебя видеть... хочу держать тебя на руках...
- И я хочу, Бехлюль... знаешь... я тоже хочу тебя видеть... даже не прикасаться... просто смотреть на тебя...
Она всхлипнула... Это Бехлюль сразу услышал.
- Ты будешь смотреть, любимая... ты будешь видеть... очень скоро... И знаешь, здесь всё получилось быстрее, чем сам думал... планирую вечером вылететь в Стамбул... Скорее всего приеду ночью... ты будешь меня ждать?
- Буду... Бехлюль... любимый... я и сейчас жду... приезжай скорее...
- Только ты не плачь... хорошо?... Не будешь?
Бихтер улыбнулась... Она знала, что Бехлюль почувствовал её улыбку.
- Я уже не плачу...
- Я знаю... ты улыбаешься... я люблю тебя.
- И я знаю... но я люблю больше... и жду тебя...



Немного успокоившись услышанным, Бехлюль переключился на работу, которая забросила его в этот приграничный город. Ведь чем быстрее он всё сделает, тем быстрее увидит Бихтер... и то, что это случится на целые сутки раньше запланированного, придавало оптимизма.
Но долго не слышать голос Бихтер он всё равно не мог. А потому улучив минутку набрал её номер... Но телефон Бихтер не отвечал... Бехлюль повторил вызов... Снова тишина...
Он бросил телефон на стол и задумчиво уставился на него, ожидая, что Бихтер перезвонит. Ведь она однажды сказала ему, что всегда перезванивает, если вдруг не смогла ответить... особенно важным для неё людям. А Бехлюль считал себя важным в её жизни... потому что знал - она его очень любит.
Но звонка от Бихтер не было. Бехлюль набрал номер госпожи Башак. Женщина ответила сразу.
- Алло, Бехлюль...
- Добрый день, госпожа Башак. Вы можете передать трубку Бихтер?
- Но я не в больнице... я дома у господина Салихана...
- Да?... Вас сменили пораньше... а кто сейчас с Бихтер?
- Как и вчера приехали Севгим и Айлин, а потом приедет Пелин. Вчера ещё ребята из команды приезжали, и Бюлент был.
- Да я знаю... мне говорили... хорошо... позвоню Севгим... А Бихтер? Как прошло её утро, госпожа Башак?
- Ох, Бехлюль... Всё, как обычно... как сейчас обычно... Тошнота почти не проходит. Отпускает немного ненадолго... а кушать всё равно не хочет. Мало кушает... Но ты не переживай... Это пройдет, и Бихтер будет легче... настроение улучшится...
- Да... у неё в последнее время настроения совсем нет...
- Что поделаешь... так бывает... Бехлюль, а как у тебя дела? Ты сам-то хорошо питаешься? Наверное, пьешь только кофе, и также, как и Бихтер - ничего не кушаешь.
- Не волнуйтесь за меня... Я нормально питаюсь... И дела продвигаются... Сегодня, даст Аллах, закончу всё и сразу в аэропорт... Спасибо вам, госпожа Башак... скоро увидимся...
- Пусть Аллах тебе помогает, сынок...
Бехлюль отключил телефон и усмехнулся... " Сынок"... - как странно... Совершенно чужая женщина с такой легкой нежностью произнесла это слово, как будто и правда обращалась к своему ребенку... И Бихтер всегда называет " Деточка"... Как свою дочь... и любит её, и заботится, и переживает... И делает всё это не на показ, не за деньги, а как бы между прочим, обыденно... будто так было всегда... Странно... Хотелось бы сказать — "не может быть"... Но это есть...

Бехлюль, оставаясь с той же улыбкой умиления, позвонил... но как оказалось, снова Бихтер... Просто пальцы жили отдельной от головы жизнью, и выбрали привычный номер. Но телефон Бихтер всё так же не отвечал... Улыбка исчезла, в щетине спрятались ямочки, появилась складка у переносицы. Бехлюль набрал номер Севгим.
Девушка ответила... но не сразу... И говорила как-то отрывисто, даже немного нервно... как будто ей неудобно говорить или она на ходу придумывала ответы... Но Бихтер к телефону не подошла, а Севгим объяснила, что она отдыхает, что ей было очень плохо, что хочет спокойно полежать, не шевелясь... что сейчас нет сил даже поговорить...
Конечно же, Бехлюль поверил...
Как в такое не поверишь, когда рано утром Салих, потом госпожа Башак, а теперь и Севгим в один голос твердят — сегодня Бихтер хуже обычного...
Ей и правда нужно дать отдохнуть, а свой эгоизм засунуть куда подальше... не ты же беременный... Откуда тебе знать, что на самом деле чувствует женщина в таком состоянии.
В очередной раз поругав себя за нетерпение, Бехлюль открыл папку с отчётами, чтобы ещё раз проверить их точность.
Чтобы время не тянулось, как резиновое, Бехлюль приготовил все нужные документы, согласовал режим пропуска транспорта его компании, поставил нужные подписи, отправил отчёты в Ванкувер... даже позвонил Томасу в Берлин, сообщив другу о том, что они скоро встретятся, что операцию Бихтер будут делать в Берлине... и что сейчас он от своей любимой за тысячи километров...
Бехлюль вернулся в отель, устало свалился на кровать и вытянулся во весь рост... Пяти минут было достаточно, чтобы прийти в себя в прохладном номере после духоты и солнцепёка юга Турции. Природный ландшафт этой местности разительно отличался от Стамбула — много камней и песка, которые накалялись на палящем июльском солнце, делая даже воздух раскаленным.
И в ванной поэтому он пользовался только холодной водой... которая совсем не была холодной... но тем не менее немного освежала горячее тело. Приняв душ, обернувшись по привычке полотенцем, Бехлюль взял телефон... Снова звонок Бихтер... И снова в ответ тишина...
Как росчерк молнии в грозовом небе — в голове моментальный вопрос —
"Почему?"...
Волнение поднималось откуда-то снизу, обволакивало своим тяжелым, густым, неприятным чувством, достигало уровня грудной клетки и остановившись, сдавливало и пекло холодным огнем — как "сухой лед", который кладут в переносные ящики с мороженым.
Что-то примерное ощущал и Бехлюль...
Он понимал, что Бихтер плохо, что она отдыхает... но не понимал, почему она не захотела сказать ему и пары слов - " я отдохну и мы поговорим", или " поговорим при встрече"... а может "приезжай скорее"... Но она не сказала этих слов... Бихтер совсем ничего не говорила...
Бехлюль набрал номер Пелин. Судя по времен, сейчас в больнице была именно она.
Но всё повторилось, как и днем с Севгим... Бихтер, сославшись на плохое самочувствие, разговаривать не захотела... Тогда Бехлюль попросил Пелин выйти в коридор.
- Пелин... Что происходит? Что с Бихтер? Её сильно тошнит?
- Нет, Бехлюль... Я сама не понимаю... но при мне он совсем не бегала в туалетную комнату... правда она очень бледная... Но... знаешь... Мне кажется, что здесь что-то другое... Она же не только с тобой не говорит... Бихтер и со мной почти не разговаривает. Только короткие "да" или "не знаю"... И глаза... мне кажется, что Бихтер плакала... но не при мне, я бы видела... Бехлюль... Она какая-то печальная, просто разбитая... и всё время лежит. И гулять идти не хочет... Как думаешь? А может она просто грустит... ну в смысле скучает по тебе?



Бехлюль слушал внимательно, стараясь оценить ситуацию
- Нет, Пелин... если бы дело было во мне... если бы скучала... она бы хотела со мной говорить, она бы сама звонила... не знаю как... но нашла бы способ... Но она молчит. Значит что-то произошло...
- Бехлюль, ну что может произойти? Мы всё время рядом, врач её осматривал, с малышом тоже всё хорошо... не знаю...
- Ладно, Пелин... давай, до встречи... Я ещё позвоню Салиху.
Он отключил телефон и снова задумался.
" Что-то произошло... не может быть, что всё это просто так, на пустом месте... Когда скучают — наговориться не могут... а Бихтер молчит... Ах, милая моя... о чём же ты молчишь?... Что ты не хочешь мне сказать?"
Бехлюль через интернет забронировал билет в Стамбул. К сожалению, самый ближайший рейс был только в 19-30...
" Что поделаешь... пусть хоть так... в половине восьмого вылет... полёт полтора часа... плюс ещё пара часов... Если повезет, то ещё до полуночи я буду в больнице... Надеюсь, она меня будет ждать..." — думал Бехлюль, складывая вещи, ноутбук. Он приготовил одежду в дорогу и зашел в ванную, забрать свои туалетные принадлежности, когда зазвонил телефон. Он выскочил из ванной, как пуля, в надежде, что звонок от Бихтер... Но это был Салих...
- Здорово, паникёр... я уже в больнице.
- Привет, Салих... почему паникёр?... Хотя... ну да... паникёр... А ты бы не паниковал, когда сам находишься чёрт знает где... в заднице мира... а твоя любимая с тобой говорить не хочет...
- Подожди... остынь... ты уверен, что не хочет?
- Салих! Бихтер не видит... она ослепла, она перенесла операцию на башке... она беременная, в конце концов... Но она не немая! Она может говорить... со всеми говорит... а со мной нет!... Значит не хочет! Но почему?
- Но сегодня же она с тобой говорила...
- Да... рано утром... когда ты умывался, если помнишь... а потом ни разу...
Салих молчал, слушал и думал, как успокоить Бехлюля, устроившего чуть ли не истерику из-за пустяка...
- Послушай, дружище,... знаешь, у беременных так бывает... Я точно знаю... ну в смысле... помню... Это у них, как их там... ну их женские гормоны бунтуют... Понимаешь, она беременная... От кого? От тебя!... Ей сейчас очень плохо... её тошнит, сил никаких не хватает... она нервничает... А кто виноват? Конечно же ты! Потому что беременная от тебя... Всё, круг замкнулся, брат... Ты виновник её такого состояния...
Бехлюль вздохнул и покачал головой.
- Если бы это было так, как ты говоришь... если бы... Я согласен ждать сколько нужно... и день, и неделю, и месяц... только бы это было так... но...
- Что но?
- Я не уверен, что так... не знаю...
- Бехлюль... просто ты сам себя накручиваешь, а потом, как магнит, притягиваешь эти чувства...
- Что ты хочешь сказать?... И авария по моей вине?... Потому что я не хотел, потому что боялся? Так что ли?... Не болтай ерунду... Поставь себя на мое место... Как бы ты себя вел, если бы Пелин ни с того, ни с сего отвернулась от тебя?... И говорить с тобой не стала... Ты бы тоже сам себя успокаивал своим аутотренингом?... Да как раз...
- Ну это да... ты вроде прав... Ладно... не кипятись... У тебя самолет скоро?
- Скоро... вечером... Я сейчас собираюсь. Закончу и сразу в аэропорт.
- Я понял... Я сейчас попробую поговорить с Бихтер... может получится что-то узнать... не знаю... А тебе я потом позвоню... Давай, дружище... не раскисай... и мягкой тебе посадки.
- До встречи. Я сразу в больницу...
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
8.8.2019, 23:29 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна


ГЛАВА 2

Каждое утро Бехлюль просыпался с одной мыслью — " Я точно не сплю, и все это правда?"
Но как только просыпалась Бихтер, он понимал, что точно не спит... Все дело в том, что у неё внезапно пропал аппетит и появились стойкие, может где-то немного запоздавшие признаки, заставляющие любую молодую женщину насторожиться. Теперь спутником совсем не доброго утра стала жуткая тошнота. Бихтер нервничала, её раздражали запахи... особенно еды. Единственным спасением был очень кислый лимонный сок. Но доктор посоветовал пить его совсем немножко и как можно реже... Тогда на помощь пришла госпожа Башак с её спасительным чаем. Она его заваривала по своему, уже проверенному рецепту. Когда-то он помогал её дочери, а теперь Бихтер. Но и он, к сожалению, только немного облегчал состояние. Совсем тошнота не уходила... но перерывы были. Одно радовало, что наиболее плохое самочувствие у Бихтер было только по утрам. Днём она спала, отдыхала и набиралась сил. Вечером было намного легче. И если бы не темные круги под глазами, то ни о какой беременности больше ничего не напоминало. Вот только Бехлюлю и не нужно было напоминать... потому что он об этом не забывал ни на миг. А разве такое забудешь? Когда под своим сердцем твоя любимая женщина носит частичку тебя... Конечно же это радовало... но и невольно напоминало о прошлом... о том прошлом, которое было не самым лучшим воспоминанием о себе, о своем "немужском" поступке... И потому он не уставал благодарить Бога о такой неожиданной милости.

В одно из посещений Бюлент напомнил, что завтра состоится последний летний матч команд клубов юниоров... Бехлюль ещё удивился, что так поздно, в июле, а не в июне, как всегда. Но пообещал обязательно прийти и поддержать младшего братишку.
... К сожалению... настроение было испорчено и у него, и у Бюлента.
Перед самым началом игры неожиданно появилась Нихал... Она пришла, типа "поболеть" за брата... Эта та, которая не была ни на одной из игр... если не считать поездку в Анкару всей семьей. Тогда не поехали только Бехлюль и Бихтер... Потом Бехлюль заболел, а Бихтер поила его очень вкусным отваром, приготовленным по рецепту своей бабушки... Что тогда было с Бехлюлем — он не мог понять. Но близость Бихтер, её манящий запах буквально свели его с ума. И он уже не соображал, что это? — бешеная температура сыграла с ним свою шутку?... или стук сердца Бихтер, который, как ему показалось, он слышал, когда она поправляла ему подушки?...
О чем стучало её сердце, какую таинственную песню он слышал тогда? Что это был за зов, на который хотелось идти, бежать, закрыв глаза, ничего и никого не видя вокруг себя? ... А в кухне, когда Бихтер помогала приготовить ему поздний ужин, Бехлюль, утонув в бездонном очаровании её прекрасных глаз, понял, что это не больное воображение... что это зов влюбленного сердца... когда лгать самому себе уже не было смысла...
От приятных воспоминаний Бехлюля отвлекла Нихал. В зале она сидела рядом, как когда-то Бихтер. И снова её непонятное поведение, как будто все хорошо и нет никаких напряжений в их отношениях... Она бурно "болела" за брата, выкрикивала его имя, вскакивала с места, иногда, как бы невзначай, хватала Бехлюля за руку.
Бехлюль нервно поглядывал на часы. Он не мог дождаться, когда команды уйдут на перерыв. Как только прозвучал свисток, Бехлюль резко встал и не обращая внимания на вопрос Нихал - "ты куда, Бехлюль?"... пошел к раздевалке и вызвал Бюлента.
- Прости, малыш... Я должен уйти. Мне нужно к Бихтер, — солгал Бехлюль, не называя истинную причину своего ухода, — там госпожу Башак срочно вызвали домой... с Бихтер никого нет... Прости, что не досмотрю игру до конца... Но тебе желаю удачи, чемпион. Не обижаешься?
Бюлент пожал плечами.
- Нет, конечно... Я всё понимаю. Спасибо, что пришел... Поцелуй за меня Бихтер... в щечку... Я потом к ней приеду.
- Ну и отлично.
Бехлюль быстрым шагом направился к выходу... Но на парковке остановился в недоумении... Возле его машины стояла Нихал...
- Почему ты уезжаешь, Бехлюль?
- Дела, — хмуро буркнул он.
- Неправда... Ты всегда отодвигаешь в сторону все дела, когда идешь на игру к Бюленту... Это из-за меня? Моё присутствие тебя волнует?
- Не болтай глупости... "волнует"... С какой радости ты меня волнуешь? Мне нужно к Бихтер в больницу... Это единственное, что меня волнует. И это не то, что можно отодвинуть.
Нихал театрально изобразила на лице сочувствие.
- Какая забота... Просто хочется плакать... А на самом деле что?... Бехлюль, ты так правдоподобно играешь в любовь и переживания... Но на долго тебя не хватит... Потому что ты эгоист... И ничего, кроме жалости к Бихтер у тебя нет!
Бехлюль замер, взбешенный её словами.
- Что ты несешь, ненормальная? — возмутился он.
- Я "несу" правду ! Правду, которую ты и сам знаешь... но боишься её всем показать... У тебя такая новая роль?... Но я уверена, что и Бихтер скоро надоест твоя игра... и твоя жалость.
Бехлюль смерил её презрительным взглядом... Но вдруг вспомнил советы Салиха, не оставаться с Нихал наедине. Он оглянулся вокруг, ища глазами кого-нибудь подозрительного с фотоаппаратом или телефоном, возможно желающим запечатлеть их встречу. Но ничего и никого подобного на парковке не было. Бехлюль ухмыльнулся.
- Жалость говоришь... игра?... Знаешь что? Думай так, как тебе хочется... Фантазируй и мечтай... Что тебе ещё остается? Тебе ведь нет дела до себя и своей жизни... ты, похоже, забила на неё. Тебя волнует жизнь других... например моя... Бихтер... Пелин... Ты завидуешь... и всегда завидовала... Наплела всем с три короба о своей неземной любви ко мне... А на самом деле тебя просто грызла элементарная зависть... Зависть ко всем девушкам, которые были в моих объятиях, в моей постели, в моей жизни... Ты и сейчас завидуешь Бихтер...
- Не смеши, — перебила его Нихал, с трудом сдерживая раздражение, — чему я могу завидовать? Её слепоте?... Ты придурок, если так думаешь...
- Нихал... ты завидуешь тому, что тебе от меня не досталось даже той жалости, о которой ты здесь говоришь... А слепая, получается, ты... Вообще-то... начни-ка свои сеансы у психотерапевта... как делала это раньше... у тебя, по ходу, обострение... начнешь снова падать в обморок... пугать всех вокруг... Не тяни... запишись прямо сегодня... Иначе твоя зависть и злоба тебя сожрут. Прощай... Не подходи ко мне больше...
Бехлюль сел в машину, и не видел, каким злобным... но довольным прищуром глаз, проводила его Нихал... Он уехал...

Об этой встрече Бехлюль не рассказал Бихтер. И хотя дал себе слово, что не будет никаких тайн, но в этом случае решил промолчать... Не хотел волновать Бихтер, которая и без этого сейчас частенько была не в самом лучшем настроении и состоянии... А ещё сильнее сам хотел забыть эту встречу и тот глупый разговор.
И возможно это Бехлюлю удалось бы...
Но через несколько дней Нихал снова напомнила о себе.
На этот раз она ждала Бехлюля в офисе его компании. Секретарь, не зная, как себя вести с ранней гостьей её босса, любезно предложила Нихал кофе и отвечала на простые, ничего не значащие вопросы.
Едва переступив порог, и увидев довольное, улыбающееся лицо Нихал, Бехлюль почувствовал острое желание схватить её за шиворот и выкинуть из офиса... Забыв поздороваться со своим секретарем, он холодно бросил Нихал.
- Зачем ты здесь?
Нихал быстро поднялась и через секунду была рядом с Бехлюлем, намереваясь и дальше играть в "теплые родственные отношения".
- И тебе доброе утро, братик... прости, что без звонка...
- Я спросил - зачем пришла?
- Бехлюль, — очень мило и наигранно улыбнулась Нихал, — мы будем говорить о семейных делах здесь? При посторонних?
Бехлюль едва сдерживал скопившуюся злость. Он понимал, что такой визит не обещает ничего хорошего, и ни о каких "семейных делах" говорить с Нихал не собирался в принципе... Но и обсуждать свое личное при секретаре не хотелось...
Хотя... Стоп! ... Как раз очень даже хорошо, что при секретаре... План у него в голове созрел моментально...
- Хорошо, — так же холодно и неприветливо обратился он к Нихал, — давай поговорим в моем кабинете... Проходи. У меня есть пять минут до начала совещания... увы... больше времени тебе я уделить не могу... И только в этот раз... надеюсь в последний...
Нихал загадочно улыбнулась и съязвила.
- Твоё окружение, Бехлюль, плохо на тебя влияет... Поступки заставляют волноваться, ты совсем не бываешь дома... папа переживает... а ведь он не молод... неужели тебе его не жаль?
- Ты заходишь, Нихал... время идет, — строго спросил Бехлюль, — для твоих выступлений здесь зрителей нет...
Нихал с ухмылкой покачала головой и вошла в открытую дверь кабинета. Бехлюль вошел следом, но дверь за собой не закрыл. Он остановился на пороге и обратился к секретарю.
- Азра, мне должны прийти письма из главного офиса, из Ванкувера, и отчеты о последних отправках грузов. Пожалуйста, не отходи от компьютера... сразу пересылай на мою личную почту... я сегодня буду работать вне офиса.
- Хорошо, господин Бехлюль. Я поняла.
- Вот и отлично, — потом обернулся к Нихал, — Ну... о чём ты хотела ещё поговорить? Я тебя слушаю...
Бехлюль присел в кресло возле самого входа в кабинет.
Нихал обернулась.
- Как же приятно видеть тебя таким важным боссом, Бехлюль бей... но ты забыл закрыть дверь.
- Нет, Нихал, я не забыл закрыть дверь... Говори... твое время идет...
- Подожди... ты специально оставил её открытой? — она громко рассмеялась, — ты что, боишься меня? Это же смешно!
- Не говори ерунду... я не тебя боюсь... Я боюсь тех тараканов, которые живут в твоей больной голове... Откуда я знаю, чего им захочется в следующую минуту?... После твоего брачного договора с "космической" суммой неустойки... ты вполне по-прежнему можешь захотеть упрятать меня за решетку... ну так, чтобы развлечься... и причину найдешь... например за изнасилование. Расскажешь, что я набросился на тебя прямо здесь в своем кабинете, принуждал тебя к близости... А что? Адвокаты у твоего папы хорошие, и скорее всего суд поверит тебе, а не мне... А я не хочу остаток жизни провести в тюрьме... простая предосторожность... Хотя, как мне кажется, у тебя может быть и план "Б"..., ну как другой вариант развития событий. Ведь, как честный человек, я буду просто обязан на тебе женится после этого...Скорее всего этого ты хочешь больше... Но это точно не входит в мои планы...
Нихал слушала с улыбкой.
- Узнаю прежнего Бехлюля... А с тобой также весело... Но... Ты говорил о честном человеке... Это ты о ком? О себе что ли?... Это ты — честный человек?
- Представь себе, что да. После того февральского дня я не поступал нечестно. Ни с кем. Ни с собой, ни с теми, кто был со мной рядом. Я учился быть честным... и у меня получалось.
- А как же то, что ты сделал с отцом... с человеком, который дал тебе дом и семью? Ты и с ним поступил честно? Спать с его женой было честным? А я? Со мной ты тоже поступил честно?
Бехлюль хмурился. Он не отрицал, что здесь Нихал во многом была права... и оправдывать себя не чем... Но и выслушивать всё, что он и сам не забывал, от неё не хотелось... Ему вполне было достаточно его собственной совести, которая никогда не позволяла себя оправдать...
- Я не хотел говорить с тобой о прошлом, Нихал... Свои ошибки и грехи я знаю и без твоих напоминаний. Не особо старайся... И о них я уже говорил с твоим отцом... А что касается тебя... Единственное, в чем я был с тобой не честен — это то, что я никогда не любил тебя, как любят женщину, никогда не хотел тебя, как хотят любимую женщину. Видишь... и я могу быть честным... А что случилось потом... Разве не ты хотела всего?... Ты что? Хотела, чтобы я был честным? Разве ты тогда была готова услышать правду, что я не люблю тебя... и никогда не полюблю, как ты мечтала? Тебе нужна была такая правда? Любые намеки на правду ты жестко пресекала... Даже отцу сказала, что ненавидишь его! Мадемуазель... женщину, которая отдала вам всю свою жизнь и верность ты выгнала из дома!... И все из-за правды! Разве тебе была нужна их правда? Ты хотела жить в своем выдуманном мире... и никому не позволяла его разрушить. Но все тайное становится явным... Ты узнала правду... Почему ты не разорвала помолвку, раз так сильно пеклась о правде? Тебе не было жаль отца?... Да потому что правда была не нужна тебе... Она просто не соответствовала планам Нихал Зиагиль... Поэтому давай промолчим о том, кто тогда был честным, а кто нет... Во всяком случае, за время нашего брака я тебе не изменил ни разу... вот это уже было честным.
Нихал, не ожидая такого разговора, немного смутилась, но быстро пришла в себя и ответила.
- Конечно не изменил... А тебе это и не нужно было. Потому что за время брака ты ни разу не был мне верен... сердцем.
- Ну конечно... можно подумать, тебя интересовало, кому принадлежит мое сердце... как оно болит... Тебе был нужен только Бехлюль... ты его получила... А сердце я тебе никогда не обещал... Вот видишь... а ты говоришь, что я был не честным... Ну вот... наше прошлое мы обсудили... Если это всё — прошу на выход... у меня дела.
- Нет... не всё... подожди... Нам Бюлент сказал, что ты вроде как готовишься стать отцом... неужели это правда?
- Своё личное настоящее обсуждать с тобой я не собираюсь... а о прошлом мы поговорили, — Бехлюль глянул на часы, подарок друга Томаса, — Нихал... последняя минута...
- И что... ты выставишь меня из кабинета?
- Нет... это сделает охрана...
- Так это правда? Бихтер беременная?... И что?... Третьего аборта не будет?... Странно...
- Заткнись, Нихал... тебя это не касается...
- Не спорю... конечно не касается... Я только не пойму... как это касается тебя? Ты то здесь при чём?
- Что ты хочешь сказать?
- А что здесь говорить? Здесь просто нужно подумать... а твой ли это ребенок? Или тебе все равно?... Ну конечно, я слышала... так бывает... если ты очень любишь женщину, то и её ребенка примешь... и даже полюбишь...
Бехлюлю на мгновенье показалось, что у него вместо головы действующий вулкан... лава клокочет... и вдруг, как взрыв, выброс на поверхность... все вокруг горит, плавится, а едкий дым уничтожил кислород... и дышать стало не чем. Такими же едкими стали для него слова Нихал. Он сжал кулаки с такой силой, что сам услышал хруст костяшек... Конечно, если бы на её месте сейчас был какой нибудь мужчина, то кабинет превратился бы в поле боя... и вряд ли хоть что-то осталось в нем целым...
Бехлюль поднялся, набрал полную грудь воздуха и каким-то невероятным усилием, сдерживая себя, чтобы не сорваться на крик, отчеканил.
- Не лезь в мою жизнь... по хорошему тебя прошу... уходи...
- Я то уйду... А вот ты?... Ты готов сделать тест ДНК на отцовство?... Или тебя и так все устраивает... А что? Вы с тем гонщиком Салихом очень похожи... Голубоглазые высокие блондины... Хотя... твои методы не изменились... К чему все усложнять, да?
Бехлюль не выдержал... потому что, если дать ей ещё возможность лить грязь на свои чувства... то последним будет только хорошая оплеуха по довольной физиономии. Больше не сдерживая себя, Бехлюль закричал.
- Пошла вон отсюда...идиотка...
Он подошел к столу, забрал какие-то бумаги и вышел в приёмную.
- Азра... я ухожу. Отмени совещание... если через тридцать секунд посетительница не покинет кабинет - вызови охрану...
Он рывком открыл дверь, и уже вслед услышал смех Нихал и её последние слова.
- Передавай привет тому голубоглазому гонщику, братик!
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
1.8.2019, 11:59 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна

Взволнованный Бехлюль, не сумевший уловить правильную интонацию слов Бихтер, с той же самой застывшей улыбкой, не заметил, как госпожа Башак прикрыла глаза и что-то прошептала одними губами. Он не видел, как замер от этих слов Салих... Бехлюль видел только глаза Бихтер... он так надеялся, что не ошибся, думал, что и она сейчас видит его глаза... так близко... видит его радость... хоть немножечко видит... и поэтому её слова воспринял, как вопрос и тут же согласился.
- Конечно будет... обязательно будет... и не один ребенок... мы ведь хотим с тобой этого... Вот только сначала ты, милая... сейчас главное - это ты...
Бихтер также, не отводя глаз, взяла его лицо в свои ладони.
- Нет, Бехлюль... уже не я... сейчас главное - это он... наш ребенок... он у нас будет... он уже есть... понимаешь?... Я беременная...

Последние два слова достигли цели... Два слова, словно стрела, выпущенная из тугого лука в яблоко... точно в середину. От стремительного и мощного попадания в цель, яблоко разлетается на куски... а стрела летит дальше... даже не изменив своей траектории полета... чтобы найти новую мишень...
Что-то похожее было сейчас с мозгами Бехлюля... Неожиданная новость - и в голове всё перемешалось, все мысли, как кусочки того яблока... Но странное новое чувство - каждую мысль хотелось попробовать, понять вкус, запомнить его... и наслаждаться... Он едва заметно качнул головой... показался легкий шум, как шелест ... как будто кто-то каждый кусочек завернул в шелестящий фантик, как конфету, которую также хочется съесть, которая очень вкусная... а ты такой никогда не пробовал... А это всего два слова, сумевшие перевернуть весь мир...
... Бехлюль вспомнил, как в ночь их первой встречи... в Риве... он четко и ясно сказал, чего хочет, о чем мечтает... что видит своим единственным счастьем — свою семью... семью, созданную им самим... где любимая женщина и малыши... семью, которую никто не сможет у него отнять... которую он готов защищать любой ценой...
Постепенно начиная понимать смысл сказанного, он осторожно опустил Бихтер на кровать и присел на корточки рядом с кроватью.
- То есть... беременная... это точно?
Бихтер снова хихикнула.
- Так сказал доктор...
Бехлюль понимал, что можно много раз переспрашивать, задавая разные вопросы... но все это будет фальшивым и не естественным... Можно подпрыгнуть от радости повыше, можно покрутиться "волчком" с радостным воплем... Можно закричать победным кличем на всю палату... Можно... Но он не мог... Не хотел быть не настоящим... Зачем ему эти надоевшие "маски", когда сердце говорит... Не мог, потому что обещал не врать... но от чувств-то не убежать... они внутри — то бушуют... то затихают... Они есть... они, возможно, ... и тогда были... А сейчас все чувства вместились в несколько слов...
- О, Аллах... — Бехлюль положил свою голову на живот Бихтер и задышал... очень часто, сумев вымолвить всего два слова, — спасибо, любимая...
Его лицо не видели ни госпожа Башак, ни Салих, ставшие свидетелями такой ошеломительной новости... Его лицо не видела и Бихтер... Не видела глазами... Но она видела его сердцем... а потому безошибочно протянула руку и вытерла счастливые слезы с любимых голубых глаз своего Бехлюля...
Всё ещё находясь в возбужденном состоянии эйфории и не до конца осознанного счастья, Бехлюль принимал поздравления от Салиха и госпожи Башак.
- Ну дружище... ну вы молодцы... и надо же, как всё быстро...
И вот до Бехлюля дошел смысл сказанного про "быстро"... Он, прищурив глаза, что-то посчитал в уме...
- Бихтер, милая... а доктор говорил... сколько нашему малышу? Как давно ты беременная? Ведь после аварии мы... у нас... — он медленно повернул голову к Салиху и бросил на него строгий взгляд, — если я правильно понимаю... Бихтер уже была беременная, когда было первенство... Так?... Бихтер... ты же говорила, что у вас там есть правила... Как же так? — не сдерживаясь , крикнул Бехлюль, глядя прямо в глаза Салиху.
В разговор вмешалась госпожа Башак.
- Бехлюль... это теперь ясно, что Бихтер беременная... Тогда, на соревнованиях... у неё был такой срок, что она и сама ничего не знала об этом. У неё не было пресловутой тошноты, что часто настораживает в таких случаях... Всё было, как обычно... ну почти всё...
- Что вы имеете в виду?
- Мне понравился её хороший аппетит... она вообще-то мало кушает... и ещё вода... ну никак не могла напиться...
- Точно... вода, — сказал Бехлюль и усмехнулся, — эх, ты, мой любимый водохлеб... а я тоже заметил... даже переживал - почему так часто пьешь воду... А дело вон в чем...
- У моей старшей дочери было почти так же... вот я и подумала... Деточка моя, Бихтер... я так рада за тебя... за вас... Пусть малыш родится здоровеньким.
но Бехлюль вдруг нахмурился.
- Так... подождите... беременная... наш ребенок... а как же тогда операция?... Бихтер... что же теперь делать?
Салих обнял его за плечи.
- А об этом давай узнаем у доктора... Пошли зайдем к нему... Бихтер... мы скоро вернемся... Пойду прогуляю твоего Бехлюля... Кажется он переволновался, — подтолкнув Бехлюля к двери, рассмеялся Салих.

Как только они оказались в коридоре, Салих остановился и глянув на Бехлюля, подмигнул.
- Послушай, Бехлюль... Вот наверное первый раз скажу идиотскую фразу - "как же хорошо, что Бихтер не видит"... Ты чего такой бледный, как будто это ты беременный?
- Та-а-к! Помалкивай... тренер... Я даже думать боюсь... что могло случиться... а я тебе говорил - сними её... Как чувствовал... Мало я тебе тогда дал.
- Да перестань... просто ты переживал... ну может немного сильнее... что поделаешь - печальный опыт... Но все же обошлось...
- Что обошлось, Салих? — нервничал Бехлюль, — ничего ещё не обошлось. Бихтер не видит... а вдруг доктор скажет, что ей нельзя рожать... из-за операции... что не нужна эта беременность... что нужно его... нашего малыша... О, Аллах... я даже думать боюсь... Или.. или оставить беременность... и не делать операцию... а вдруг потом будет поздно? А Бихтер так и останется... ничего не будет видеть... представляешь? Она даже не увидит нашего ребенка..., — Бехлюль бессильно покачал головой и закрыл глаза руками.
Салих подошел поближе, уверенным движением убрал его ладони от глаз, обнял за плечо.
- Так... всё... хорош придумывать страшилки... Бехлюль... не смей раскисать... слышишь, парень... мы идем к доктору... там все узнаем... без твоих фантазий... Но сначала... Слушай... давай-ка зайдем в ординаторскую... я заметил... сегодня те же сестрички дежурят... Кажется, нам снова нужен "компресс"... только сейчас, по ходу, на всю голову...
Бехлюль немного расслабился и покачал головой.
- Да ладно... "сестрички"... а ещё кто-то меня называл бабником... Да я ангел по сравнению с тобой... "заметил" он... вот Пелин тебе тоже "заметит".
- Нет... Пелин тоже ангел... и ничего она не заметит... ну, идём?
Бехлюль понимал, чтобы убрать ту "стальную сжатую пружину" , что сидит у него внутри, действительно нужен какой нибудь допинг... вроде того "компресса"... Конечно, лучшим допингом для него всегда была Бихтер... но сейчас это было нельзя... Хотя... он уже давно хотел переговорить с доктором и спросить... может уже прошел тот период, когда для Бихтер вредны любые перенапряжения, любые ситуации, когда нельзя, чтобы кровь носилась по венам, как из "Кёрхера", когда нельзя её перенасыщения в голове... ну и ещё в некоторых соблазнительных местах... но так хочется... А теперь... Теперь есть малыш... И, как подумал Бехлюль, всё продолжается, как было... ничего нельзя... хоть и хочется...
- Ладно... пошли к сестричкам... мне сейчас точно нужен тот "компресс"... Кажется ещё немного... и мои мозги набьют друг другу морды прямо у меня в черепушке...



Бехлюль на мгновенье остановился.
- С ума сойти! Салих! Ты можешь в это поверить? У нас с Бихтер будет ребенок! Такой маленький-маленький... Мой ребенок... только мой... Представляешь? — он глубоко вздохнул и поднял глаза к потолку, — значит небо меня почему-то простило...
- А сам-то ты представляешь? — усмехнулся Салих, вспоминая и свою радость... которая была давно... в жизни с Джансу... — я завидую тебе, Бехлюль... навсегда запомни свои чувства...
- Запомню... потому что другие забыть не могу... А дядя мой оказался прав... это самое бесценное в жизни... а я... твою ж мать... какой же я был придурок... и это тоже чувство... никогда не забуду... само не забудется... А это... точно будет со мной всю жизнь... Слушай... а как ты думаешь... кто у нас родится?
- А что? Большой выбор? — засмеялся Салих, подталкивая вперед Бехлюля.
- Не большой, конечно... Но выбор... Не мы, естественно, выбираем... нам дают то, что мы сделали... Всё равно интересно!
- Да-а-а, Бехлюль... Кажется тебя тихонько "несёт"... Интересно ему... А ты сам кого хочешь? Сына?
- Не угадал... хочу девочку... дочку. Такую же красивую, как моя Бихтер... с такими же необыкновенными глазами... как трава в росе... с такими же милыми кудряшками... Она будет только моя...
Салих остановился, насмешливо вглядываясь в мечтательное лицо Бехлюля.
- О-о-о! Размечтался... У таких непутевых, как правило, рождаются их точные копии... чтобы понимали... как жили раньше... Да ладно... не переживай... хочешь дочку - значит будет дочка... с голубыми глазами...
- Почему это с голубыми?
- Болван... девочки по обыкновению похожи на отцов... Всё, пришли... давай заходи... счастливый папаша... Кто бы мог подумать... столько радости...
Салих улыбнулся уже знакомым медсестрам.
- Девочки, милые... выручайте...
- Что?... Снова "компресс"?... Или теперь нужна капельница?
- Не знаю... вы же медики - вам виднее... ваши прекрасные глазки видят всё... правда же, Бехлюль? — шутливо флиртовал Салих, — но вот этому красавчику нужно и то, и другое... желательно внутрь... Ну а если не поможет... будет ... как в плохом кино - ... "доктор, мы его теряем..."
Девушки переглянулись.
- А-а! Приятные новости, да, господин Бехлюль? Поздравляем!
Бехлюль счастливо расплылся в глуповатой улыбке, взял пластиковый стаканчик... и залпом осушил его содержимое, задержав дыхание. Выдохнув, он притворился удивленным.
- А вы откуда знаете?
- Так всё отделение уже знает... Новость дня!
- Правда? ... Ну надо же... — Бехлюль красиво подмигнул и немного помолчав, спросил, — а правда что посмеиваются, когда я Бихтер на руках ношу?
- Посмеиваются? Ну что вы... может пара каких нибудь глупых "куриц"... да и то... от зависти... Можно подумать, что им так не хотелось... чтобы вот так ... на руках... чтобы так любили... У нас такое вообще первый раз... все возят... а вы...
Бехлюль, удовлетворенные ответом, снова подмигнул.
- Правильно... Вот и я так сказал Бихтер... Не у каждой есть такой Бехлюль... Ну что, Салих... пошли к доктору.
Салих развел руками.
- Спасибо, девочки... я бы ещё остался... но вы же видите... покой теперь наступит не скоро... Пошли, дружище... послушаем, что нам делать дальше...

Они попрощались и вышли. А так называемый "компресс" снова сделал всё, что нужно... пружина, сидевшая где-то внутри, ослабла, легкое тепло разлилось по всему телу. А паническое настроение из густого и жидкого превратилось в газообразное... и испарилось... В остатке - общая легкость, послушные руки и ноги, вменяемость... а в голове "карта памяти" — не пустая... но хотя бы не глючит... для сбора новой информации.
И все же, в кабинет Бехлюль входил настороженным, готовым принять любую новость... принять... потому что ничего другого не оставалось...
К счастью, которое Бехлюль пока мог выразить только вздохами и вопросами, доктор успокоил, что всё получится, что одно другому не помеха... И будущий малыш уже доказал свое право родиться... перенеся аварию и операцию. Сейчас он был таким, как и положено на данном сроке беременности, и в своем месте у мамы в животе ему хорошо, комфортно и надежно...
Пока молодые люди пытались прийти в себя от такой неожиданной и приятной новости, пока её переваривали, пока "принимали допинг", доктор успел проконсультироваться с врачами в Анкаре. Потому ему было чем успокоить и обнадежить новоиспеченного отца и его друга.
И все же процесс осознания этого события был далек от завершения. Бехлюль, переполненный этой радостью, теперь с волнением, удивлением... и даже с беспокойством переваривал её в своей голове и с ужасом думал о том, что могло вдруг случиться из-за аварии.
- Доктор... когда случилась авария, Бихтер была беременна... Но как получилось, что всё обошлось?... Это же авария!... Это же не просто идти и подвернуть ногу...
- Бехлюль, всё это вам лучше сможет объяснить гинеколог, у которого наблюдалась Бихтер... Но на моей практике подобное случалось. Всё дело в том, что срок беременности на момент аварии был мал... я бы даже сказал слишком мал, чтобы плоду что-то угрожало. Судя по заключению наших врачей , если отнять время пребывания Бихтер у нас... то тогда срок был меньше двух недель... Именно это и стало защитным фактором...Считайте, что вам просто повезло. Возможно вы переживаете по поводу медицинских препаратов, которые получала Бихтер всё это время. Ничего угрожающего беременности, плоду и самой мамочке не употреблялось. В этом можете быть спокойны. И по поводу предстоящей операции тоже. Единственная рекомендация - отложить её до окончания первого триместра беременности. Бихтер будет под наблюдением. Сначала здесь, в клинике... еще дней десять... ну максимум две недели... Если всё будет хорошо, остальное время она может провести дома...
- Две недели... Значит ещё две недели в больнице... — тихо ответил Бехлюль, — а потом домой? Её правда можно будет забрать домой?
- Конечно... Самое главное, чтобы её самочувствие было соответствующим.
- Спасибо, доктор...
- Будьте здоровы... и конечно... я вас тоже поздравляю, Бехлюль... Идите к своей красавице.
Салих и Бехлюль попрощались, вышли из кабинета... и обнявшись пошли по коридору. Трудно сказать, на сколько их утешил доктор... но эти два блондина просто светились счастьем и радостью, когда вернулись в палату.

И снова потекли привычные дни... Если не считать небольшого головокружения, Бихтер чувствовала себя хорошо. Ей разрешили гулять на улице. Что чаще всего она делала с Бехлюлем, который все так же отказывался катить Бихтер в кресле. Он просто брал её на руки и нес в маленький сквер во внутреннем дворе клиники. Там, в тени больших деревьев, они долго сидели на садовой скамейке, разговаривали... или обнявшись, тихо слушали мир вокруг них... Теперь и они были частью этого мира... вдвоем... вместе...
Госпожа Башак дежурила у Бихтер с утра, пока её кто нибудь не сменит. А сменить могли и Севгим, и Айлин, и Пелин... и даже Бюлент, которого теперь привозили каждый день, и который разве только не задыхался от радости, что у Бихтер и Бехлюля будет малыш.
Сам же Бехлюль, закончив дела в офисе, как всегда купив цветы и какую нибудь смешную безделушку, спешил к своей Бихтер...
Все ночи он проводил рядом с ней... но теперь не на стуле...
Однажды они поняли, что кровать достаточно широкая... что Бихтер чувствует себя хорошо... и не говоря слов, которые мало что могли решить... когда сердца тянулись к друг другу... когда тела истосковались по ласковым прикосновениям... когда просто оба хотели... Ну о том, как этого хотел Бехлюль, сейчас можно говорить долго, и всеми красками рисовать его возбужденное желание... потому что слов будет мало... Он всегда хотел свою Бихтер. Хотел без остатка, до самого донышка, до разрыва нерва, до самоотречения... И кто знает... Может это его "... я тебя хочу..." победило когда-то все мысли о том, что невозможно, что нельзя, что запрещено...
И сейчас балансируя между "нельзя" и "хочу", сходя с ума от желания, наступив себе не только на горло... но и кое-куда пониже... он слышит возле своего уха тихий манящий шепот любимой женщины.
- Бехлюль... я тебя не вижу... но я знаю... чего ты хочешь... Закрой глаза... давай на равных... угадай... чего хочу я...
Бехлюль послушно выполнил просьбу Бихтер... Он прикрыл глаза... и выпустил из своих ладоней её лицо... Легкие поцелуи ласкали его губы, щеки, ресницы... а потом быстро опускались снова к губам... Больше Бехлюль не отпустил её волшебное, завораживающее дыхание... Он одним быстрым жадным движением накрыл губы Бихтер, прижимая к себе её хрупкое нежное тело...
Когда от недостатка воздуха кружилась голова, он отстранился на какой-то миг... но услышал хрипловатый голос Бихтер...
- Ты угадал... Бехлюль... Ты мне нужен... помнишь, как тогда... как в первый раз... в теплице...
Бехлюль замер... Он плотно сцепил губы и дышал только носом...
- Бихтер... ты... мы же...но нельзя...
- ...Можно... иди ко мне...
Бехлюль, теперь едва касаясь губами её губ, прикрыв от удовольствия и желания глаза, забирая её горячее дыхание в себя, хрипловатым голосом ответил.
- Бихтер, любимая... ты всегда меня манишь... всегда... Я не хочу, чтобы это прошло... я всегда хочу слышать твой зов... слышать твои признания... когда ты не можешь мне противиться... хочу забывать - кто я, где я... всегда... когда ты рядом... я так хочу тебя... всю...
- И я хочу... Бехлюль... Значит мы не в больнице... И ничего нет вокруг... только ты и я... а ещё наша первая ночь... Я же тебе обещала, что наши "доброй ночи" и "доброе утро" встретятся ... обогнав рассвет...
Уже светало, когда Бихтер и Бехлюль попробовали на вкус свою ночь... Насладились её пьянящим, волшебным смаком, выпили друг друга до дна, утолив жажду, как в самом чистом роднике с живой водой... И нежно обнимая друг друга, продолжали оставлять на телах легкие поцелуи, как будто "кормили "друг друга освежающим десертом...

После этой ночи, поняв, что всё прошло гладко, Бихтер и Бехлюль и не переживали, что это не Рива, а всего лишь больничная палата. Для их любви место значения не имело... Они, растворяясь в своих чувствах, просто были счастливы вместе.



Видео для фанфика Варвары Азаровой "Обгоняя рассвет" от LaZori

https://youtu.be/4KUNH4bj13I
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
1.8.2019, 11:50 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна



ЧАСТЬ 10
" ЗАШЕЙ ГЛАЗА... ПУСТЬ СЕРДЦЕ СТАНЕТ ГЛАЗОМ..." Мевлана

Глава 1

Со дня аварии прошло больше двух недель. Если не помнить, просто взять и забыть, что Бихтер не видит, то могло казаться что жизнь постепенно налаживалась ... то есть становилась буднично-привычной.
После не сложной операции Бихтер быстро поправлялась и рана совершенно не доставляла беспокойств и неудобств. Многие считают, что немаловажным фактором при выздоровлении является позитивный настрой... проще говоря - хорошее настроение, забота и уход. Ни в чем не было недостатка.
Первые дни Бехлюль не отходил от Бихтер в буквальном смысле. Он по сути жил в больнице. Салих привозил ему чистые вещи, забирал грязные. Госпожа Башак вкусно и сытно их с Бихтер кормила. Друзья из команды "Босфор" приезжали каждый день.
Часто Бехлюлю звонил Томас из Берлина. Он даже познакомился с Бихтер по телефону, а потом с восторгом говорил Бехлюлю, какой нежный и приятный голос у его Бихтер.
Почти каждый день привозили Бюлента. Одним словом, визиты прекращались только ближе к вечеру. Да и то не всегда. Салих и Пелин любили заехать к Бихтер и Бехлюлю поздно вечером. Но никогда долго не засиживались, понимая, что Бихтер нужен отдых.

Когда Бехлюль понял, что ему просто необходимо вернуться к работе лично, он обратился к Салиху.
- Ты оказался прав, дружище... Мне нужно бывать в фирме и заниматься делами... Ужасный выбор... Не могу оставить Бихтер... и не могу бросить работу... Ведь мне доверили... и то, и другое... Не могу уйти с работы. Чего я тогда вообще буду стоить? Салих, ты говорил, что с Бихтер может оставаться госпожа Башак...
- Я тебя понимаю, Бехлюль... Ты знаешь... если честно... и тебе самому нужно сменить обстановку. Ты как сжатая пружина, постоянно в напряжении... не знаешь, когда рванет... Так что работа - это как раз то, что и тебе пойдет на пользу. А за Бихтер не переживай. Госпожа Башак сейчас единственный человек, кому я могу доверить нашу девочку. Тем более, она к ней последнее время вообще не ровно дышит. Так что смело загружай мозги другими делами... И ещё... Мне звонил доктор из Анкары... ты уж прости, что без вашего с Бихтер ведома... Я же об этом его просил ещё тогда, когда всё случилось... Он связался с одной частной клиникой в Берлине, отослал им снимки Бихтер... Они готовы принять её в любое удобное время. Ну конечно, после того, как здесь доктора дадут "зеленый свет".
Бехлюлю показалось, что от последних слов Салиха он готов подпрыгнуть выше собственного роста... такой неожиданной и огромной, дающей силу, надежду, уверенность, была его радость.
- Да ты что, Салих! Ну это же прекрасная новость! Слушай... а у тебя есть их контакты? Может нужно связаться лично... ты же понимаешь... там ведь нет страховки.
- Бехлюль... я всё сделаю... об этом даже не переживай и не думай.
- Что значит - не думай!... Я должен об этом думать, Салих.
- Бехлюль... Ты сейчас должен думать только о Бихтер... ну для разнообразия можешь ещё думать и о своей работе... Кстати... Насколько я помню, ты собирался купить жильё... Вот о чём ещё можешь думать...
- Чёрт... жильё... да, конечно... но для операции будут нужны деньги...
- Бехлюль... никакие деньги не могут быть дороже твоего слова и твоей любви... И вообще... Ты жену куда собрался привести? В отель?... Вот о чем тебе нужно думать... поторопись... А остальное пусть тебя не волнует... И не смотри на меня так... Не думай, что забота о Бихтер и о её здоровье касается только тебя... Даже ты не сможешь мне запретить... Никто не сможет... Я всё сказал...
- Салих... но это же неправильно... я не запрещаю... Просто думаю... что там всё это дорого...
- Бехлюль... не зли меня... Просто сядь и подумай... сколько бы я сейчас выложил... чтобы не случился тот взрыв возле торгового центра... чтобы не случилось этой аварии с Бихтер... чтобы никто не пострадал... чтобы тот, кто больше чем жизнь, был сейчас с тобой... а ты говоришь о деньгах... Всё... иди к Бихтер... давайте, выздоравливайте поскорее... Скоро полетим в Берлин... там кажется твой друг... как его?
- Томас...
- Вот, Томас... сходим втроем в какой нибудь паб... как думаешь? Сходим?
Бехлюль улыбнулся и покачал головой.
- Салих... слушай... мне кажется, что ты жил еще веселее Бехлюля...
- Нет, блин... я всегда сидел дома, читал книгу, спать ложился в 21-00, спиртное даже и не нюхал, а от плохих слов вообще падал в обморок...
- С ума сойти... точно как и я!
- Ну вот... ты посмотри сколько у нас с тобой общего? Оказывается мы не только похожи внешне - рыжие и голубоглазые красавчики...
- Ладно... иди уже, красавчик... я вернусь к Бихтер... расскажу ей, как ты собрался развлекаться в Берлине...
- Даже не вздумай...
- А что делать... я обещал ей не врать...
- Так ты не ври... просто молчи... Хотя можешь болтать... она всё равно не поверит... она Салиха знает.
Бехлюль засмеялся...
- Вот потому и поверит... что знает... И меня знает... ладно... я же шучу... какой там паб...
- Бехлюль?... Ты дурак? Я то не шучу... обязательно сходим...
Он похлопал Бехлюля по плечу, махнул рукой и направился к лифту. А Бехлюль проводил его улыбкой, и с приподнятым настроением вернулся в палату.

После разговора, Бехлюль, как и собирался, приступил к работе. С Бихтер оставалась госпожа Башак. Каждый день после работы с букетом цветов Бехлюль спешил в больницу.
В один из дней он застал Бихтер совершенно одну. Она сидела на кровати, обняв колени руками, а её глаза были направлены в пустоту.
Бехлюль на ходу бросил на стол цветы, подскочил к ней, взял за руки, поцеловал каждую много-много раз, поправил рассыпавшиеся кудри и спросил.
- Бихтер, милая... ты почему одна? А где госпожа Башак?
Бихтер, не шевелясь, не переводя своих невидящих глаз, тихо ответила.
- Я захотела десерт... такое цветное желе... шоколадно-фруктовое... она поехала его готовить...
- Желе? — переспросил удивленный Бехлюль, — и давно она уехала?
- Уже давно...
- А почему мне не позвонили?... Бихтер, мы же договаривались... ты не должна оставаться одна...
- Почему, Бехлюль?... Почему я не могу остаться одна?... Я что... инвалид?... Да... я не вижу... Но я могу сама передвигаться...
- Бихтер... никто не говорит, что ты инвалид... просто... мы же волнуемся... а вдруг что-то...
- Что, Бехлюль? — перебила его Бихтер, — что ещё может случиться?... Как ты не можешь понять... Я должна что-то уметь сама... должна привыкнуть к этому сама...
- Бихтер... даже не думай к этому привыкать... не смей... А делать... Ты и так всё умеешь делать сама... просто сейчас... всё это временно...
- Ты уверен? Правда временно?... А если нет?... Бехлюль... А если операция не поможет? Тогда... тогда это навсегда...
- Нет, Бихтер... Не говори так.. и даже думать не смей... Я уверен... всё будет хорошо... будет операция... все получится...
Бихтер перевела глаза на звук его голоса, стараясь уловить, где его лицо... А Бехлюль не сводил взгляда с этих прекрасных, цвета утреннего луга в росе, глаз... которые не видят, сколько теплоты и нежности расплескалось в его глазах, цвета неба...
Она протянула руку к его лицу, прикоснулась у щеке и подняла её к его глазам.
- Бехлюль... а если не получится... ведь всегда остается какой-то процент неудач... к этому тоже нужно быть готовым...
Бехлюль подсел поближе, обхватил её хрупкие плечи, прижал к себе... сильно, крепко... не отпуская от груди, где быстро стучало любящее сердце... а потом уткнулся лицом в пушистые кудри.
- Любимая.... родная моя... — его хрипловатый голос слегка дрожал от волнения и переполнявших чувств, — скажи... ты правда мне веришь?... Или всё, что было - просто так?... Просто потому, что сама так захотела, как написала мне в записке?... Просто потому, что соскучилась...
- Нет, Бехлюль... не просто так... я верю... я поверила тебе...
- А если так... то ты должна знать... Мне не важно, в какой процент мы попадем... Чтобы там не случилось... Я никуда не уйду... Никогда... Мне некуда идти... Ты слышишь меня?
Бихтер, уткнувшись носом в его грудь, слышала не только его слова... она слышала его сердце... каждый стук...
- Слышу... у тебя сердце стучит... быстро...
- Быстро?... Это потому, что ты рядом... Моя Бихтер...
- Бехлюль... только знаешь что... пообещай, что не будешь слишком меня опекать...
- Перестань... ну как я тебя опекаю? Меня же по пол дня нет с тобой...
- Всё равно... носишь меня на руках по всей больнице... Медсёстры уже смеются... Я слышала, как они шептались и хихикали.
- Серьёзно?... Не обращай на них внимания... Они просто тебе завидуют...
- Ну конечно... можно подумать - есть чему...
- А разве нет? Скажи... ну у кого из них есть такой Бехлюль?... Сильный, красивый... и на руках носит, — попробовал шуткой разрядить обстановку Бехлюль.
Бихтер засмеялась.
- Ну вот ты опять... Ты рыжий хвастун... хотя и правда красивый... Но они же не над тобой смеются.
- И не над тобой... честное слово... Эх, ты бы видела, какими взглядами они нас провожают!
Бихтер ухмыльнулась.
- Бехлюль... ты когда расслабляешься, то не подбираешь слова... говоришь "видела", посмотришь"...
- Правда?... Как ты всё замечаешь?
- Не знаю... наверное из-за того, что я не вижу острее слух и сильнее интуиция... Я же не знаю, что у человека на лице, как он смотрит... я слышу только голос... его тон, вибрацию, громкость... Интересно... так у всех бывает?
Бехлюль молчал... Он и правда стал замечать, что чем больше проходило дней, тем задумчивее становилась Бихтер... Иногда она молча грустила, что не ускользало от его взгляда, или была рассеянной, случалось, что даже переспрашивала что-то. А иногда наоборот - веселилась и смеялась громко и заразительно над шутками Бехлюля или кого-то из друзей... Настроение могло меняться с "плюса" на "минус" в течении дня несколько раз... Всё это Бехлюль объяснял её новым состоянием, попыткой не обращать внимания на свой недуг и всегда присутствующим волнением. У неё даже голос менялся... то звенел, как колокольчик... то грустил тихим и мягким "бархатом"... И то, что в первые дни Бихтер держалась, делая вид, что ничего страшного не случилось — это была просто "маска"... Очередная маска защиты, чтобы скрыть свои боль и страх...
Бехлюль снова пригладил её кудри, нежно поцеловал губы, с нежностью смакуя то верхнюю, то нижнюю... потом нехотя оторвался.
- Бихтер... я скучаю... я так хочу тебя... хочу всю... даже когда думаю об этом... как будто "крышу сносит"...
- Но нам же нельзя... терпи... — улыбнулась Бихтер.
- Терплю... лучше расскажи... чем ещё сегодня занимались с госпожой Башак?
- Как обычно... разговаривали, гуляли... А знаешь... я по палате уже хожу уверенно, вообще ни на что не натыкаюсь... Знаю, что где стоит...
- Запомнила? А голова?... Боли были?
- Нет... немного кружилась... как всегда... То вроде все нормально... а то, как будто пьяная... а я же не вижу, но чувствую... качает немного... Зато доктор сказал, что рана почти зажила...
- Это хорошо... а Салих был? Ничего не рассказывал?
- О чём?
- Тот доктор из Анкары нашел клинику, связался с врачами, отправил твои снимки... тебя уже ждут... Осталось совсем немного...
- Да ты что, Бехлюль! Правда? Ой, как я рада! Даже не верится...
- Верь, милая... Вот поэтому надо себя беречь... Не геройствуй здесь без меня... а то упадешь, набьешь лоб... Ты поняла?
- Поняла... Я буду очень осторожной, Бехлюль... очень...
Последняя новость заметно подняла настроение. Бихтер улыбалась, возбужденно что-то рассказывала... а Бехлюль, не выпуская её рук из своих ладоней, целовал её тонкие пальчики, водил ими по своему лицу, как когда-то это делала сама Бихтер... тогда... в Риве...

Бехлюль как мог, старался изо всех сил в больнице сохранять спокойствие, непринужденность, даже некоторую шутливость. Ни одним вздохом он не хотел показать,насколько ему тяжело видеть такую Бихтер, насколько сам бывает растерян... насколько он сам боится будущей операции... И казалось бы, у него это неплохо получалось...
Но прошли всего сутки после разговора с Бихтер об операции... и в его жизнь ворвались, как ураган, другие новости, добавив и страха, и волнений... и кое чего необыкновенного, перевернувшего все его мысли, как ту машину Бихтер — сальто в воздухе и приземление на голову... А в голове кроме неожиданной радости ещё и огромное необъятное счастье... такое огромное, что его не то что в голове удержать... кажется и рук не хватит, если выпустить на волю...
В этот день он закончил свои дела в офисе раньше обычного, купил цветы, два воздушных шарика, привязал их к коробке со сладостями и спешил в больницу. Едва он вышел из лифта, увидел, как санитары быстро выкатили каталку из палаты... на ней лежала Бихтер... бледная, как полотно. Следом бежали доктор и медсестра... а перепуганная госпожа Башак, вся в слезах, стояла посреди палаты, скрестив на груди руки. От неожиданности Бехлюль сумел только негромко произнести.
- ... Бихтер...
Буквально в следующую минуту он бросился следом. Но каталка уже стояла в лифте, а медсестра нажала кнопку... Двери лифта закрылись... Бехлюль от отчаяния стукнул кулаком в стену, влетел в палату, бросил цветы, сладости.
- Что случилось? Что с Бихтер? — всё, что смог произнести Бехлюль.
- Я не знаю... всё было хорошо... а потом... она внезапно побледнела... и упала... на пол... я даже не успела её подхватить, Бехлюль... Моя деточка... Я сразу позвала доктора...
Бехлюль, выбегая из палаты, на ходу крикнул.
- Срочно позвоните Салиху!
Он бросился к лестнице, сбежал вниз по ступенькам, перелетая их через две или три, едва касаясь ногами. В ординаторской медсестра сказала, что Бихтер сейчас в палате реанимации, её осматривают врачи...
... И снова этот длинный коридор, ряд чёрных стульев... жуткая пугающая тишина... и ожидание... Чего ждать на этот раз?
Бехлюль сначала присел и обхватил голову руками... Но просто сидеть не мог... Он поднялся и стал ходить по длинному коридору... В груди тяжелой густой лужей растекалась боль, заполняя каждый свободный уголок сердца, заглушая его удары... Бехлюль пытался сделать глубокий вдох и набрать побольше воздуха... но от этого только ощущал боль под ребрами... Снова присел на стул... но не сиделось... Он подошел к палате, оперся спиной о стену... и медленно сполз по ней вниз... Бехлюль не слышал, как к нему подошла госпожа Башак и тронула за плечо... Он поднял на женщину глаза, полные слез... и отрицательно покачал головой.
- ... Я не могу её потерять... не могу...
Она погладила его по плечу, вытерла слезы на щеках.
- Я позвонила Салихану... Он как раз ехал сюда... скоро будет... А Бихтер... никто не выходил? Ничего не говорили?
- Нет, — еле слышно прошептал Бехлюль.
Время тянулось, как резиновое... Странное чувство... Часы показывают, что прошло три минуты, пять минут, десять... а кажется, что уже прошла вечность... Кажется, что в этом коридоре, возле палаты реанимации прошла половина жизни... Только половина... Потому что вторая твоя половина там, за этими серыми дверями, в которых нет даже окошка...
В конце коридора послышались торопливые шаги. Приехал Салих. Он быстро подошел к Бехлюлю и взволнованно спросил.
- Что с Бихтер? Госпожа Башак, как это произошло?
Женщина ещё раз рассказала, как прошло их с Бихтер утро, прерывая свой рассказ, чтобы вытереть глаза и перевести дыхание.
Салих прикрыл глаза, явно волнуясь, сначала пальцем, а потом просто ладонью почесал левую бровь. Но попробовал успокоить свою помощницу.
- Всё... нам нужно успокоиться... вот, смотрите... если никто не бегает взад-вперед из палаты... значит ничего страшного... Бехлюль... а как она спала ночью?... У вас всё нормально?
Бехлюль поднял на него беспокойные глаза, понимая, что Салих хотел сказать этим вопросом.
- Салих... Ты думаешь?... Придурок... С ума сошел что ли?... Бихтер ночью спит... одна... Хорошо он спала...
Он шумно выдохнул и покачал нетерпеливо головой.
Ещё через какое-то время вышел доктор... с улыбкой на своем добром лице.
- О... все здесь! Вот и хорошо...
- Доктор... Бихтер... что с ней?... Как она?
Спрашивали все трое и все одновременно.
- Успокойтесь... Всё нормально... уверяю вас... Нет причин так волноваться... Поднимайтесь наверх и ждите свою красавицу в палате... Её скоро привезут... И я зайду к вам...
- Доктор, — не успокаивался Бехлюль, — с ней правда всё хорошо? Она была такая бледная... упала...
- Всё хорошо... такое иногда бывает... ничего страшного... идите в палату и ждите... сюда вас всё равно не пустят... вы же знаете...
Бехлюль безуспешно пытался заглянуть в узкую щель двери, когда выходил доктор... Всё, что ему сейчас было нужно — увидеть Бихтер, хотя бы одним глазком... знать, что она пришла в себя, что она дышит... что не случилось ничего более страшного, чем уже есть.
Салих тронул его за руку.
- Пошли, дружище, пошли в палату... ну сам же знаешь... здесь стоять смысла нет... и ещё... разговор есть.
- Что-то ещё случилось? Как-то без оптимизма зовешь...
- Нет, ничего не случилось... но ты должен знать... снова нарисовалась Нихал.
- Нихал? Где? Здесь в больнице?
- Нет. Она нашла Пелин... уж не знаю как. Её семья переехала же после возвращения Пелин из Лондона. С Нихал не общалась, в гости не звала... Ну это не важно. Нашла как-то... Ждала возле дома... Хотела, типа, помириться... снова предлагала свою дружбу... ну и всё такое... И, как бы между прочим, говорила о тебе... что сожалеет, что поняла свою ошибку... что хочет вернуть ваши отношения... Короче... Бехлюль... Не верю я в эти раскаяния... хоть убей не верю. Не знаю... может я отношусь к ней слишком предвзято... Но дело в том, что и Пелин не поверила... Попросила её больше не беспокоить своей фальшивой дружбой... И знаешь, что услышала в ответ?... " Ты Пелин с этим гонщиком слишком высоко взлетела... как бы больно падать не пришлось... одна уже долеталась..." Ну как тебе?... А так хорошо начала... можно было даже расплакаться и поверить...
Бехлюль потер лоб ладонью и покачал головой.
- Я тоже не верю в её фальшивое раскаяние... она бы ещё в обморок при Пелин грохнулась... чтобы быть убедительнее... Молодец Пелин, что не повелась...
- Конечно, Пелин умничка... Но я к чему всё это тебе говорю... просто будь в курсе... она где-то рядом. И если говорила о тебе... то значит в своей больной голове ещё лелеет мечту снова быть с тобой... Ну как-то так...
- Ага... сейчас прям... быть со мной... Быть такой дурой ещё надо постараться...
- Зря ты так, дружище... она не дура... далеко не дура... А больные фантазии в голове совсем не признак тупости... Ну ладно... Ты знаешь, а это главное... Пошли в палату...
Едва они успели присесть, как широкая дверь открылась, и санитар закатил кресло, в котором сидела Бихтер... следом вошел доктор.
Бехлюль вскочил с места.
- Бихтер... милая... что же ты нас так пугаешь... у меня до сих пор сердце через раз стучит...
Бихтер слегка улыбнулась... Её глаза были опущены вниз.
- Бехлюль... ты не в офисе? — потом втянула носом воздух, — Салих... и ты здесь... Ну чего вы всполошились?
Бехлюль отодвинул санитара в сторону, взял на руки Бихтер, поцеловал в щеку, в носик, в губы... и прислонился головой к её лбу.
- Я сегодня освободился пораньше... купил тебе любимые сладости и шарики... голубой и розовый... хотел сделать сюрприз...
Бихтер как-то непонятно, даже немного нервно хихикнула.
- Сюрприз, говоришь... люблю твои сюрпризы... и сама люблю их делать... Бехлюль... ну что ты меня снова на руках держишь... опусти на пол... я могу сама...
- Нет... я хочу так...
Бихтер промолчала. Опустив голову вниз, улыбалась, казалось, каким-то своим мыслям.
- Ну хорошо... тогда хотя бы присядь...
- Перестань, Бихтер... а то все... и вон доктор тоже, подумают, что Бехлюль слабак... а кстати... скажите, доктор, что это было? Это опасно? Почему она упала?
Доктор снова, как и возле палаты реанимации, только улыбнулся.
- Нет... не опасно... Сейчас мне нужно срочно выйти... вам Бихтер сама всё расскажет... Будьте здоровы...
- Спасибо, доктор, — весело ответила Бихтер...
А Бехлюль удивился и ещё больше забеспокоился... Что ещё такого могло случиться? А может?... Может Бихтер упала... ударилась головой... и снова начала видеть... Хоть немножко... хоть капельку... Потому и радостные... потому и сюрприз? По телу Бехлюля разлилось приятное тепло предвкушения чего-то радостного и волнующего. Бехлюль пытался найти глаза Бихтер.
- Милая... посмотри на меня... что ты нам расскажешь?
Бихтер подняла голову и вскинула глаза... и сразу в точку... ни на миллиметр не промахнулась...
" Неужели? " — промелькнула счастливая мысль в голове Бехлюля — ... неужели она видит?"
А Бихтер не мигая, не отводя в сторону своих прекрасных... но по-прежнему ничего не видящих глаз, прикоснулась губами к его улыбке.
- Бехлюль... у нас будет ребенок...
- ... ... ...



kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
1.8.2019, 11:42 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна

В коридоре Аднан немного замялся, не зная, как начать разговор.
- Бехлюль... я не хочу говорить о прошлом...
- Я тоже... — перебил его Бехлюль, — и если разговор об этом, то я ухожу в палату... Сейчас мне ничего не интересно и не важно, кроме здоровья Бихтер.
- Нет, подожди... Я же сказал, что не о прошлом... Я как раз о Бихтер... ну и о тебе...
- А что говорить обо мне?
- Бехлюль... ты считаешь, что это нормально?... Ты вернулся в Стамбул... где-то работаешь, непонятно где живешь... Не приезжаешь домой...
Бехлюль пристально посмотрел на Аднана.
- Домой?... Домой... После этого слова весь разговор должен быть о прошлом... А я не готов сейчас что-то объяснять... Единственное, о чем я сейчас жалею - что не признался во всем с самого начала... Когда понял, что не смогу жить без Бихтер... Когда мы с ней это поняли... Я лгал... всем... Тебе, Нихал... даже Бихтер... А нужно было один раз... всего один раз сказать правду... горькую, неприятную... но правду... Но разве такой трус, как я мог смотреть правде в глаза?... А потом... потом вся жизнь день за днем превращалась в одну сплошную ложь... замешанную на моем стыде... Вот это и есть правда... Я хочу, чтобы ты знал это... А сейчас... главное, чтобы Бихтер поправилась и вернулась к нормальной жизни... Но даже если этого не произойдет... если она останется незрячей... я и тогда её не брошу... ни на одну секунду не брошу...
Аднан бросал быстрые взгляды на решительное лицо Бехлюля и был шокирован его последними словами.
- Погоди... Бихтер говорила об операции... а разве это может не помочь?
- Может... всегда есть какой-то процент неудач... Кто знает, в какой доли находимся мы?
- Как я понимаю... операция будет не в Турции?... Бехлюль... Я хочу помочь Бихтер...
- Я уже говорил... нам не нужны деньги... спасибо...
- Бехлюль... Западная клиника это совсем другие деньги. Ты не справишься сам... Ну какой у тебя доход...
Бехлюль покосился на дядю и усмехнулся.
- Ну, конечно, не как у холдинга Зиягиль... Если у нас с Бихтер не хватит денег, я возьму кредит в своей компании... уверен, что мне не откажут... Выкрутимся...
- Ты обижаешься... а зря... Это я должен обижаться, Бехлюль... я... Я хотел помочь Бихтер от души... Ты тоже должен меня понять...
- Я не обижаюсь... и тебя понимаю... Правда, спасибо... А помочь?... Сейчас Бихтер нужны положительные эмоции... ну чтобы она не зацикливалась на своем недуге... Пусть привозят Бюлента почаще... Она будет рада... я знаю.
- Ну хорошо... Бюлент будет приезжать. Он очень любит Бихтер... для него ничего не изменилось... Она осталась в его жизни, не смотря ни на что. Рядом с ней и он счастлив... Я не могу запретить сыну быть счастливым... Я не чудовище, Бехлюль...
При слове "сыну"... Бехлюль вскинул свои красивые глаза на дядю и про себя подумал.
" Конечно... все правильно... не можешь запретить сыну быть счастливым... потому что он твой сын... родной сын... Какое тебе было дело до моего счастья... никакого..."
Бехлюль молча слушал, что говорил ему дальше Аднан.
- Бехлюль... если нужно, не стесняйся... обращайся... я помогу... И чтобы не случилось... я не могу видеть такой Бихтер... и мне больно, как ни странно... И я хочу, чтобы она была здоровой и счастливой...
Бехлюль посмотрел на Аднана долгим взглядом и кивнул.
- Она будет счастливой... обязательно будет... со мной.
Аднан стойко принял прямой испытывающий взгляд племянника... и прямой уверенный ответ... и ничего больше не сказал.

Они зашли в палату, когда смех там взлетал до самого потолка. Что и кто кому рассказывал - непонятно... но оба — и Бюлент, и Бихтер хохотали до слез.
Когда Аднан и Бихтер ушли, Бихтер серьезно спросила.
- О чем вы говорили с Аднаном... Бехлюль?
Бехлюль присел на кровать, взял её руки в свои... и крепко, быстро обцеловал каждую.
- Я так соскучился, Бихтер... Хочу вот так тебя всю целовать... Чтобы ты даже вздохнуть не могла... чтобы нам не хватало воздуха...
- Бехлюль... ты же мне обещал...
- Я знаю... а я и не скрываю. Просто сначала хотел тебя поцеловать... А Аднан... как и в прошлый раз предлагал свою помощь... материальную... ну и все такое... А еще мне показалось, что он конечно на нас сердится, не простил... но ненависти у него точно нет... Даже сказал, что желает тебе счастья.
- Что? Так и сказал?
- Да... " ... я очень хочу, чтобы она была здоровой и счастливой..." ну как-то так.
- Ничего себе! Хотя... Аднан... мы с ним не всегда понимали друг друга... но зла он мне не желал... кажется... Это же я его обманула...
Бехлюль помолчал, что-то вспоминая.
- А знаешь... Он так печально смотрел на тебя... мне кажется, что он и правда расстроен... Как бы там ни было, ты не была ему чужим человеком... А мы... теперь от этого никуда не денешься... мы должны были признаться сразу... и это моя вина, Бихтер... только моя... Я так боялся этого признания... этого стыда... боялся смотреть ему в глаза... И как только мой страх вырос... стал больше меня... дальше сломить меня мог уже любой...
- А сейчас, Бехлюль?... Сейчас страх есть?
- Есть... Но сейчас я боюсь другого, Бихтер... Я боюсь потерять тебя... Но даже этому страху я не даю вырасти больше меня самого... не даю поглотить меня... не даю сломить... Ведь иначе я перестану быть собой... А тогда не смогу бороться за нас... за нашу любовь...
Бихтер протянула к нему руки со словами.
- Иди ко мне... я тоже соскучилась...
Но её глаза... такие красивые, такие, до боли в сердце родные и ласковые... смотрели сквозь Бехлюля... "Смотрели... видели..." — теперь это были чужие слова... Теперь они были не о Бихтер... И Бехлюль старался их не произносить.



Возвратившись домой, Аднан сразу зашел в свой кабинет, а Бюлент в гостиную. Мальчик сел на диван, достал свой телефон и стал смотреть фотографии, которые сделал в больнице. На одних веселая смеющаяся Бихтер, на других Бехлюль с нежностью во взгляде, целующий её руки... Фотографий было много. Увлеченный этим занятием, он не услышал, как сзади подошла Нихал. Он только успел вздрогнуть от громкого вопроса сестры.
- О! Вы уже дома? А где папа?
Бюлент выключил телефон и кивнул в сторону.
- Он в кабинете...
- Бюлент, а почему голос такой?
- Какой — такой?
- Ну печальный, грустный... а ну-ка, посмотри на меня... Ты плакал?
- Отстань... — стыдливо отвел глаза в сторону Бюлент.
Но сестра не успокоилась... потому что очень ждала их возвращения домой.Ей очень хотелось знать, как свершилось "правосудие" - по её мнению.
- Ты точно плакал! Это из-за Бихтер? Что? Она так сильно покалечилась, что её не узнать? Неужели она так изуродована? Наверное страшно взглянуть... а руки и ноги все на месте?... Бедный мой братик... как же ты это вынес? — продолжала он откровенно ёрничать.
- Нихал! — крикнул Бюлент, — что ты несешь? Ты соображаешь, что говоришь? И чему ты радуешься?... Чужой беде?... Не могу поверить...
На крики детей из кабинета вышел Аднан.
- Бюлент... ты почему кричишь?
- Почему? Папа... ты бы слышал, что говорила Нихал!
- Я что такого я говорила? Подумаешь... слезы и сопли из-за кого-то.
- Нихал, — строго прикрикнул Аднан, — прекрати!
- Что я должна прекратить, папа?
- Прекрати досаждать Бюленту... он и правда расстроен... его можно понять...
Нихал прищурила глаза и перебила отца.
- Понять?... Я смотрю... ты тоже расстроен... не меньше Бюлента... А что я должна понять? Или и я должна сопереживать ей? Она разрушила мою жизнь, папа... и твою, кстати тоже... Поэтому моя реакция вполне адекватна... в отличии от твоей. Я никогда не прощу эту предательницу... и все, что с ней случилось, она заслужила... Не ждите от меня сочувствия и лицемерия!
- Нихал! — еще строже крикнул Аднан, — о чем ты говоришь?... Не тебе судить, кто разрушил мою жизнь... Насколько я знаю... в твою тоже никто не лез... Уж Бихтер точно не было рядом, когда разрушилась твоя жизнь с Бехлюлем.
- Папа,какой ты наивный... эта изменница задурила вам всем голову... Тебе, Бюленту... и Бехлюлю... Тебе её жалко, Бюлент плачет... а Бехлюль...
Но здесь уже не выдержал Бюлент.
- А Бехлюль её любит, поняла! Он сделал ей предложение... и они скоро поженятся... как только Бихтер... как только она... будет видеть...
Нихал даже в сильном возбуждении услышала все слова брата - и про "любит", и про "поженятся"... и про "будет видеть". Эти последние слова ей стали особенно интересными, потому что она так и не знала, насколько сильно Бихтер пострадала в той аварии.
- Подожди, Бюлент, что значит - "будет видеть"?... Она что? Ничего не видит? Совсем что ли?... Бихтер ослепла?... — снова хитрый прищур глаз и полуулыбка, — ничего себе новость!
Ответил Аднан, но уже более спокойным и сдержанным тоном... так, как привык разговаривать со своими детьми.
- Да, Нихал, совсем. Из-за травмы головы Бихтер ослепла... Но это не та слепота, которая наступает постепенно и бороться с ней бесполезно, потому что разрушается зрение. Бихтер можно помочь. Нужна дорогостоящая операция заграницей.
Нихал хмыкнула.
- Ну и ты, конечно, вызвался оплатить эту операцию... Какая глупая и предсказуемая щедрость... Невероятно... Вы три года, как в разводе... а она продолжает тянуть из тебя деньги... Между прочим... а ты в курсе, что за дом ты купил своей бывшей жене?
- Мне это не интересно. Она купила такой, какой захотела. Это было её правом решать, где она будет жить... мы так договорились.
- Договорились... Ах мой наивный папочка... развели тебя эти предатели... Ты оплатил покупку дома в Риве... того самого, где они встречались... твой племянник Бехлюль и твоя жена Бихтер... Удивлен?... Напрасно... Я бы удивилась... Хотя... всё это в духе твоей бывшей... Она и сейчас туда заманила Бехлюля...
Аднан нахмурился, но того, что эта новость кольнула его самолюбие, показывать дочери не хотел.
- Нихал... а кроме моих денег тебя ещё что нибудь интересует?... Я закончу, если ты не будешь меня перебивать. Мне не интересно, где живет Бихтер. Мне не интересно, с кем она там живет. Мне даже все равно, кого она смогла туда "заманить"... как ты говоришь... Впрочем... не думаю, что она кого-то туда специально заманила... Что бы ты о ней не думала и не говорила... А на счет помощи... Да... Я предложил свою помощь... любую... и финансовую в том числе... Надеюсь ты понимаешь, что никто не в праве запретить мне это сделать... Никто... И ты тоже... Может тебе это покажется странным... но они её не приняли... отказались. Сейчас пребывание Бихтер в больнице покрывает страховка от клуба... хотя... не знаю... может у гонщиков она и правда достаточная... А дальнейшее лечение Бехлюль собирается оплачивать сам... Он отказался от денег...
- Да неужели?... Ты хочешь сказать, что господин Хазнедар разбогател... когда покинул наш дом и нашу семью?... Что же... похвально. Хоть чему-то научился, — с едким сарказмом высказалась Нихал, вспоминая, на какой машине приезжал Бехлюль в особняк в свой день рождения.
Но отец удивил её ещё больше.
- Нихал... я не знаю, насколько разбогател Бехлюль. Но я рад, что у него что-то получается в жизни, что у него есть хорошая работа и какой-то достаток... Но сейчас не это главное... Сейчас главное - здоровье Бихтер... Я надеюсь, что у них всё получится... Бихтер сделают операцию, и она вернется к нормальной жизни... Что и тебе не помешает сделать... Я долго не вмешивался в твои дела... Не хотелось бы делать это и сейчас... Я считаю тебя взрослым и самодостаточным человеком, умеющим принимать правильные решения... Я не хочу в тебе разочароваться... понимаешь... Ты моя дочь... мой ребенок... Вы с Бюлентом самое дорогое, что у меня есть... Я всегда вам это говорил. И, как мне кажется, всегда доказывал свои слова своей любовью к вам... У меня одно желание - видеть вас счастливыми, успешными людьми... Я очень хочу, чтобы ваша жизнь радовала вас самих... А поэтому, вы должны жить своей жизнью... Каждый своей... И если Бюленту в жизни нужна Бихтер - не нужно его в этом укорять... И ты, Нихал... прошлое оставь в прошлом... Не тащи его за собой в будущее... Ты понимаешь, о чём я?... Твой брак был ошибкой... прежде всего моей ошибкой... Он не нужен был ни тебе... ни ему... Кроме боли и разочарований он ничего не принес... Я сейчас себя очень ругаю за то, что позволил этому произойти... Я ошибался... потому что хотел видеть тебя счастливой... я не мог потерять тебя...
- Но папа!... Я была счастливой, — с нетерпением перебила его Нихал, — я была бы и потом счастливой... если бы не она...
- Нет дочка... это была иллюзия счастья... Ты была как ребенок, который очень хотел себе игрушку... именно эту и не какую другую... игрушку, о которой мечтал... и ты получила её - эту игрушку... но ты не знала, что делать с ней... В игрушки тоже надо уметь играть... только тогда они приносят радость...Но игрушка сломалась, так и не обрадовав тебя...
- Что ты такое говоришь?... Мне кажется, что я понимаю, к чему ты клонишь... Игрушка... Не я её сломала... Она оказалась поломанной с самого начала... С ней играли до меня... и сломали...
- Нет, Нихал... тот, у кого она была до тебя её не ломал... Её сломал я... Я нажал на все кнопки сразу... Хотел, чтобы ты радовалась...
- Я радовалась поломанной игрушке... но не долго... А вообще... жизнь, папа, не игра...
- Вот это я и пытаюсь тебе сказать... Будь взрослой... Ты молодая, красивая девушка. Учишься в престижном ВУЗе, получаешь хорошее образование, у тебя прекрасные перспективы... Я с удовольствием уступлю тебе своё место в холдинге... У тебя есть всё для нормальной жизни для себя.
- Всё?... Почти всё... а любовь?
- Та любовь была не твоя, Нихал... нельзя быть счастливым чужой любовью...
- Неправда... он всегда был моей любовью. Но мою любовь сломали, папа... как ту игрушку... Я не могу этого простить... А ты?... Я смотрю ты простил измену и предательство... раз так говоришь...
Аднан немного помолчал, задумчиво посмотрел на дочь и отрицательно покачал головой.
- Нет. Не простил... Но мстить им не буду... Я оставил это в прошлом... И тебе советую поступить также... И любовь в твоей жизни будет... твоя любовь... только для тебя одной... Вот тогда ты почувствуешь разницу... подумай о моих словах... а Бюлента и правда... оставь в покое... Не вмешивайся в его отношения с Бихтер... Она нужна ему...
Нихал, прищурив глаза, посмотрела на отца, потом улыбнулась и поцеловала его в щеку, пообещав подумать.
Но Аднан даже не знал, о чем были её думы... которые не произносят вслух.



" Обязательно, папа... Обязательно подумаю... но я не такая добренькая, как ты. Я под чары вашей Бихтер не попаду... Это вы жалостливые... А мне не за что её жалеть... Она просто начала получать то, что заслужила... А ведь я еще и пальцем не пошевелила... Пока... Но обязательно это сделаю... Бехлюль откажется от неё... Забудет, как страшный сон... Он поймет, что никакой любви у нее нет... Ну а если её корни в нем очень глубоко... просто вырвем эти корни... и всё!... Я ещё не знаю, что сделаю... Но вместе они не будут... Бехлюль будет моим... только моим... как это было раньше... До того, как в нашей жизни появилась эта предательница Бихтер... И притащил её к нам, папа,... ты... А теперь читаешь свои проповеди и даешь советы... Разберись лучше в своей жизни... А в мою не лезь... Никому не позволю... Никому нет в ней места... Никому... кроме Бехлюля... он мой..."


kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
1.8.2019, 11:36 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна


Глава 4

Бехлюль сквозь сон почувствовал, что то, где лежит его голова, шевельнулось и издало какой-то непонятный звук. Он открыл глаза... и понял, что его голова удобно примостилась на плоском, но мягеньком животике Бихтер...
" Так вот почему спалось так сладко... даже сидя на стуле... Оказывается, не имеет значения, где твоя задница... главное - где лежит голова... А лежать на её животике и правда до умопомрачения приятно" — улыбнулся своим мыслям Бехлюль и глянул на Бихтер.
Она не спала. Глаза открыты... медленно водит рукой и поворачивает голову по направлению движения руки. Лицо сосредоточенное, брови чуть сдвинуты у переносицы, губы поджаты... а глаза... её прекрасные зелёные глаза блестят серебристой росой... и ничего не видят...
- Бехлюль... ты проснулся...
- Да... а как ты поняла?
Бихтер медленно протянула руку к его лицу... и невидящий взгляд туда же.
- Ты когда спишь, дышишь по-другому... а сейчас ты ещё и улыбаешься...
Бехлюль улыбнулся ещё шире.
- Точно... а это как узнала?
- Секрет...
- От меня... секрет? Бихтер... не хочу секретов... скажи...
Она улыбнулась... первый раз за время после операции улыбнулась...
- Хорошо, скажу... Твоя голова сейчас на моем животе... а я хочу есть... в животе бурчит... вот ты и улыбаешься.
- А-а-а! Так вот кто со мной разговаривал! Ну... ты почти угадала...
- Почему почти?
- Потому что я улыбался не потому, что у тебя в животе бурчит... Я подумал... как же сладко спится на твоем мягком животике... больше не хочу никаких подушек.
- Ты не врешь?
- Нет, Бихтер... Я дал слово... никогда тебе не врать... никогда... чтобы не случилось...
- Бехлюль... но ты не давал мне такого слова... Да и не нужно...
- Бихтер... это слово я дал себе... Это нужно... понимаешь... очень нужно... Ведь ты сказала, что отдала свою любовь мне... мне... потому что доверила... значит ты веришь мне... доверяешь... Или...
- Нет, Бехлюль... не или... Я тебе верю...
Бехлюль подсел поближе, взял в свои ладони её лицо, и вглядываясь в любимые невидящие глаза, горячо и быстро проговорил.
- А если так... то ты должна верить и в то, что все будет хорошо... Что мы с тобой победим твой недуг... Что все это временно... А еще... что я теперь буду твоими глазами... понимаешь?... я буду тебе говорить обо всем, что буду видеть сам... Я всегда буду рядом... Никуда не уйду... мне некуда идти...
Бихтер молча слушала и водила тоненькими пальчиками по лицу Бехлюля... Но вот вдруг её пальцы остановились и задержались на свежей ссадине возле шрама... потом опустились к губам и нашли две ранки... Она убрала руку.
- Бехлюль... а почему у тебя побитое лицо? Кто это сделал?
Он глубоко вздохнул... что делать... ведь обещал не врать.
- Бихтер... я подрался с Салихом...
- С Салихом?... Да ты чокнутый!... Почему?
Бехлюль пожал плечами.
- Ну... не знаю... Так получилось...
- Бехлюль... Я же тебе говорила... это глупо. Взрослые люди не машут кулаками, а разговаривают...
- Ты права, милая... права... Но нам всем было не до разговоров... Ты разбилась у меня на глазах... Я всё видел... бросился к машине... Но меня не пускали... Мурат и Альтан держали за руки... и я...
- И что?... ты и с ними?
- Ну а что мне оставалось?... Я их раскидал... но им только по пару раз досталось...
- А Салих?... Его ты за что?
Бехлюль снова вздохнул.
- Бихтер...говорю же... дурак... ничего не соображал... Он меня успокаивал... ну я ему и врезал... потом он мне... а потом...
Бихтер охнула и прикрыла ладошкой губы.
- Вы подрались... то есть?... и у Салиха такое же лицо?
- Ну-у... в принципе... похожее...
Бихтер загадочно хихикнула и покачала головой.
- Бехлюль... не могу поверить... ты дрался!
- Придется поверить... мне даже стыдно перед парнями... Да и Салиху ни за что... Бехлюль слетел с катушек...
- И что сейчас? Вы с Салихом в ссоре?
Бехлюль усмехнулся.
- Как раз наоборот... мне кажется, что мы еще больше подружились... кто его знает? Может так тоже начинается дружба... такая... настоящая... мужская... Во всяком случае, мне хотелось бы иметь такого друга... Ты оказалась права... он настоящий...
Бихтер улыбнулась и подняла глаза куда-то поверх головы Бехлюля.
- Я рада...
- Чему?
- Что ты подрался... за меня... Жаль, конечно, что с нашими... но все равно... Бехлюль... поцелуй меня... тихонько...
- Бихтер... любимая моя, родная... если бы ты знала... как я соскучился...
Он подвинулся ещё ближе, наклонился над её лицом и стал покрывать каждый сантиметр поцелуями... осторожными... нежными... А потом нашел её губы... Желание смять их неистовым напором, горячим и жадным - сводило с ума... Но поцелуй получился мягким, легким... но очень долгим...
Когда Бехлюль с трудом оторвался от губ Бихтер, он зажмурил глаза, борясь с таким естественным мужским желанием.
- Бихтер... милая моя... я так тебя люблю... так хочу тебя... что готов весь мир перевернуть... Но ты после операции... слабенькая ещё... да и доктор предупредил... Так строго на меня смотрел... сказал, что нам нельзя... ничего нельзя... Чёрт!... я даже поцеловать тебя не могу так, как хочу... чтобы земля из под ног... пока нельзя...
Бихтер удивленно приподняла брови.
- Почему?... Я нормально себя чувствую... даже рана почти не болит... немного голова кружится... Почему нельзя?... Сказали же, что рана не опасная, легкая... почти царапина... Странно...
- То, что хорошо себя чувствуешь - это же прекрасно, — улыбнулся Бехлюль, — но вот как объяснил эскулап... оказывается наша любовь не только в сердце... и не только там... ну ты понимаешь, где?... вот в тех местах... Она ещё и в голове... А твою голову сейчас особенно нужно очень беречь... Говорит, что от любви кровь слишком быстро движется... Вот поэтому нельзя... Но все это временно... подумаешь... мы вместе... мы рядом... а это главное...

В палату постучали. Это был Салих с вещами для Бехлюля и госпожа Башак с большой сумкой, в которой, как и во время болезни Бихтер - лоточки и маленькие контейнеры со всякой едой.
- Привет, молодёжь, — весело поздоровался Салих, — смотрите, кого я вам привел!... ох, прости, Бихтер... ляпаю языком и не думаю...
Бихтер улыбнулась.
- Ничего страшного, Салих... ты не должен подбирать слова из-за меня... тем более, что и раньше этого никогда не делал... К тому же... я не инвалид... и у меня есть глаза... Но ты не говори, кто с тобой... Я хочу сама догадаться... только если поближе...
Салих подвел к кровати госпожу Башак, которая едва сдерживалась, чтобы не расплакаться.
Бихтер взяла руку женщины, провела по ней пальцами... потом прикоснулась к одежде... Её глаза были открыты... и смотрели куда-то сквозь женщину. Бихтер глубоко вдохнула... и убрала свою руку... А потом вдруг её лицо засияло в улыбке.
- Здравствуйте, госпожа Башак, я рада вас ви... я рада вам...
Салих округлил глаза.
- Ничего себе! А как ты угадала?
- Это было не сложно, — улыбалась довольная Бихтер, — запах вкусностей, наверное, на всю больницу... а не только в моей палате...Угадала, госпожа Башак? Вы будете меня кормить?
Женщина, не сдерживая слез, присела рядом на стул, погладила Бихтер по плечу.
- Буду, деточка, буду... и тебя буду кормить, и твоего Бехлюля... Здесь всем хватит... всё, что разрешил доктор... мне список господин Салихан привез... ну и то, что ты любишь...
Салих рассмеялся.
- Да она сейчас всё любит. Ест, как здоровый мужик.
- Пусть ест, господин Салихан... ну что вы такое говорите? Ей хорошо кушать нужно... худенькая вон какая, бледненькая... Пусть кушает, пока хочется...
- Так я же не против, — усмехнулся в ответ Салих, — конечно, пусть набирается сил... и правильно... Бехлюля накормите тоже... кстати, Бехлюль, вон твоя сумка с чистыми вещами... брал, что под руки попадалось...
- О, спасибо, — обрадованно отозвался Бехлюль, — Бихтер... я быстро... хорошо? Ты пока кушай.

Мужчины вышли из палаты, и Салих предложил присесть.
- Есть разговор... Короче... Посмотрел я запись с Нихал... Ничего особенного, кроме того, что она очень хотела попасть в клуб. Пробовала все методы - ложь, уговоры, деньги, угрозы... Наш Керем молодец... не впустил её. Так что - ничего необычного... но вот причина? Почему она вдруг заинтересовалась клубом... Бихтер? Пока непонятно...Кто знает... может просто так... от скуки? Или женская зависть сжирает её? Что вполне вероятно, учитывая ваши отношения с Бихтер... Так... это первое. Второе... Ты же не собираешься бросать работу, Бехлюль?... Я попросил госпожу Башак первую половину дня дежурить в больнице... быть с Бихтер... Как раз с утра все процедуры, осмотры, капельницы... а ты можешь в это время спокойно заниматься работой... По телефону - это не дело... Я и сам это знаю...
- Знаешь?... Откуда?
- Знаю-знаю... У меня же, так сказать, наследство... От отца осталась корпорация "Салихар-групп". Я тоже не бываю там каждый день... бывает, что и не каждую неделю... Но появляться все же приходится... Я и в Лондоне учился, чтобы когда-то занять своё законное место наследника... просто... освободилось оно слишком рано... внезапно... Спасибо друзьям отца... с ними ему повезло... Они не бросили дело... Так что гонки - это для души... А для всего остального - "Салихар-групп".
- Так вот почему тебя зовут Салихар?
- Нет... не поэтому... Салихар - это моё настоящее имя. Так назвал меня отец. А в метрике сделали ошибку и записали - Салихан. Мама ошибку заметила не сразу ... и почему-то не стали исправлять... Все равно все звали меня Салих... и только отец - Салихар... Так что это у корпорации такое название, потому что я Салихар...
Бехлюль грустно улыбнулся.
- Хорошо... это хорошо, когда есть воспоминания... когда помнишь и знаешь, кто ты...
- А у тебя? ... Бехлюль... ты что?... Ничего не помнишь о своей семье? О своей настоящей семье? Ты же вроде не совсем младенцем был... Сколько тебе было... Бихтер говорила лет семь-восемь?
- Да... мне шел восьмой год... Но я ничего не помню... нет воспоминаний... Они остались в той аварии... Хотя кое-что помню... Я помню, что меня очень любили... очень сильно любили... Вероятно, я был веселым ребенком... а потом любви не стало... только страх... что ты один... что никому не нужен... что тебя никогда не будут любить...
Бехлюль опустил голову и замолчал. Салих покивал головой и по-дружески крепко сжал его руку.
- А ты... ты искал, кто тебя полюбит... и выбрал для этого дядю Аднана...
- Как выбрал?... Что я мог выбирать? Родной дядя, брат отца, от меня отказался сразу... А Аднан забрал к себе... Я боялся отпустить его руку... а потом... потом боролся с собой, со своими чувствами - с совестью, со стыдом, с долгом... и с любовью...
- Боролся говоришь?... Ну и что? Кто победил, знаешь? — ухмыльнулся Салих.
- Теперь знаю... у меня была глупая борьба... мне нужно было бороться со страхом... взять в союзники совесть... и любовь... признаться во всем... честно... А я... идиот... вздумал бороться с любовью...
- То-то же... с любовью бороться бесполезно... я когда-то и Бихтер это говорил... Любовь всегда побеждает... Даже когда уходит, если ей делают больно, если не ценят и предают... Она и тогда остается победительницей... проигрывают только люди... оставаясь с пустыми и омертвевшими сердцами...
Бехлюль согласно покивал головой.
- Ты прав...
- Прав... потому что это не мои слова... очень много о любви говорил Мевлана... я его читал... весьма поучительно, между прочим... Ну ладно... что-то заболтались мы с тобой... о любви... как девчонки... осталось только слезу пустить...
Бехлюль усмехнулся.
- Слезу... Да я со всеми этими событиями уже, как плакса... даже не замечаю, как слезы скатываются... как только посмотрю на Бихтер... на такую... сердце разрывается...
- Ничего... все пройдет... Бехлюль... ты не ответил. Как тебе моя идея с госпожой Башак? Хорошо я придумал?
- Хорошо... но пока... хотя бы несколько дней... я буду с Бихтер... Она мне дороже всех работ... не могу её оставить...
- Ну ладно. Просто имей ввиду... Но кормить она вас будет... здесь уже я бессилен. Её уже не отговорить... и запрещать бесполезно.
- Согласен... она и правда вкусно готовит.
- Вот и отлично... ну если можно так сказать... а вообще... как Бихтер?
- Ну как? Когда ты ушел, она спала... ей что-то там капают... даже я заснул... Проснулся - она не спит... Бихтер... она же борец... не сдается. Представляешь... когда она улыбнулась, я прям ошалел от радости... Думал, что та "каменная маска" на её лице останется навечно... А потом... пальцами прошлась по моему фейсу... заметила... — и он прикоснулся к ссадине на лице.
- Спросила откуда?
- Конечно... я ей рассказал все, как было... Ей нельзя лгать... иначе она вообще перестанет верить...
- И что? Ругалась?
- Ну так... смеялась... Я же говорил, что она удивится - Бехлюль и вдруг дрался...
Салих хлопнул Бехлюля по плечу и подмигнул.
- Отлично... пойду ей жаловаться.
Бехлюль шутку понял... Проводив взглядом и улыбкой Салиха, сам отправился в санитарную комнату, где с удовольствием принял душ и переоделся...
На какое-то время эта клиника станет еще одним его ночлегом... как и отель... в котором можно просто спать... но не жить.

Прошли первые сутки, за ними следующие... а дальше их уже никто не считал.
Ночи в июле ещё не очень длинные, а потому пролетали быстро... Бихтер ещё не отменили обезболивающее и снотворное на ночь... а Бехлюль, боровшийся со сном сколько хватало сил, но вымотанный и уставший за длинный день, засыпал и без снотворного... примостив голову на мягком животике своей Бихтер...
Дни скучными точно не были... Каждый день масса посетителей. За несколько дней Бихтер проведали все члены её команды... Палата утопала в цветах, воздушных шариках и мягких игрушках... Даже доктор шутил, что ему нравится начинать свой рабочий день и обход пациентов именно с палаты Бихтер - там каждое утро, как детский праздник.
Спустя дня четыре после операции в больницу снова приезжал Аднан с Бюлентом.
Когда они приехали, Бихтер и Бехлюля в палате не было... Бехлюль носил её на перевязку... Именно носил... на руках... Когда им предложили кресло для передвижения, Бехлюль внутри весь как будто взорвался... Он знал, что так положено, что так делают в больнице... и сам когда-то вот так катил в кресле Нихал после очередного обморока... и его это не цепляло... А сейчас... Для себя он решил, что не посадит свою Бихтер в кресло для инвалидов... И ему было плевать на порядки клиники... что так положено, что это вовсе не значит, будто Бихтер не инвалид... Ответ был категоричным - нет! Только если вдруг его самого рядом не будет...
Вот так и получилось...
Аднан и Бюлент заглянули в палату. Санитарка, менявшая постельное белье, сказала, что Бихтер на перевязке. Подождать решили рядом с палатой, чтобы не мешать девушке делать уборку... Когда в конце коридора появился Бехлюль с Бихтер на руках, Аднан даже не понял, что это они... А Бюлент сообразил сразу... но не встал навстречу, а с улыбкой наблюдал, как его счастливый старший брат что-то говорит на ухо такой же счастливой Бихтер, отчего она тихонько хохочет и целует его в щеки.
Бехлюль заметил неожиданных посетителей, подошел ещё ближе и поставил Бихтер на пол... но рук не убрал. Он так же крепко держал её за руку, приобняв за плечо. Первый не выдержал Бюлент. С радостным возгласом он буквально подлетел к ним.
- Бихтер... Как я рад... ты уже на ногах! Тебе разрешили вставать?
- Бюлент... - радостно, но немного растерянно ответила Бихтер, — привет, малыш... И я рада, что ты пришел... Как ты?
- Бихтер, ну что со мной будет? Это же не у меня в голове копались врачи... Ты как ?
Бихтер улыбалась, опустив глаза.
- Ну... я нормально... у меня в мозгах тоже не копались... пронесло... пока... только снаружи подлатали.



Бехлюль что-то шепнул ей на ухо. Бихтер замолчала... улыбка потухла... Она несмело протянула руку вперед.
- Здравствуй, Аднан... спасибо, что привез Бюлента...
Аднан не мог понять, почему рука Бихтер протянута не к нему, а куда-то чуть в сторону... и взгляд... мимо него... Он вопросительно посмотрел на Бехлюля. Но тот, сохраняя самообладание, взял на руки Бихтер и обратился к Бюленту.
- Бюлент... пожалуйста, открой дверь... пошли в палату... там поговорим... Бихтер устала... ей нужно лечь.
- Бехлюль... я не устала...
- Не спорь...
Он уложил Бихтер в кровать и сел в кресло... Бюлент так же радостно плюхнулся на кровать рядом с Бихтер, а Аднан стоял возле спинки кровати и не сводил глаз с лица Бихтер.
- Бехлюль... Бихтер... вы что-то не договариваете... или мне кажется...
Бехлюль резко поднялся.
- Бихтер не видит... травма оказалась серьезней, чем думали. Рана, которую зашили, заживает хорошо... но причина не в ней...
Бюлент перевел обеспокоенный взгляд с Бихтер на Бехлюля, потом на отца, потом снова на Бихтер... и шмыгнул носом. Бихтер улыбнулась ... и салфеткой вытерла слезы с его щек.
- Бюлент... не плачь... вот поэтому по телефону тебе ничего не говорили... Это не навсегда... видишь... я даже не промахнулась с салфеткой... Все будет хорошо... Меня прооперируют и зрение вернется.
Бюлент не мог успокоиться... В нем, подросшем юноше все ещё билось детское любящее сердечко... которое не хотело принимать такую печальную новость... Но расстраивать Бихтер не хотел... он только иногда шумно вздыхал, закусив губы, чтобы сдерживать непрошеные слезы...
А Аднан застыл, как скала... Но так было только снаружи... Потому что внутри его боролись два чувства... два противостояния... Боролись яростно, безжалостно... до крови...
Горькая обида и прощение...
Сегодня он увидел свою бывшую жену, изменившую ему с его же племянником, в его же доме...
Они вместе... он крепко держит её на своих молодых сильных руках, ласково обнимает... Они дарят друг другу быстрые и нежные поцелуи... Они вместе...
А значит - обида... Огромная, горькая, сжигающая до пепла все чувства, разрушающая любую благую мысль...
... Но вот он бережно берет её на руки... и не потому, что она не может сделать несколько шагов... а потому что он её оберегает, защищает... переживает и волнуется... потому что очень любит...
Значит прощение?... Значит нужно простить?... Но не прощается... не забывается обида от измены... не забывается предательство...
Два чувства... они устроили войну... Кто окажется победителем, Аднан уже знал...
Он не умел прощать...
Тем не менее, сейчас он не сводил глаз с бледного, но невероятно красивого лица Бихтер, с её солнечной улыбки, смешных кудряшек, которых, кажется, раньше не видел... Три года прошло... Три года он её не видел... Вот она весело болтает с Бюлентом о его баскетболе, о летних каникулах, ещё о какой-то ерунде... и ни слова о том, что ей плохо... Что-то острое, тонкое, как спица, кольнуло в области сердца... и осталось под лопаткой... Нет... это не прощение... это сочувствие... Аднан понимал, что сейчас, стоя в этой палате, глядя на девушку с прекрасными глазами... которые не видят этот мир... он просто по человечески сочувствует...
Аднан глянул на Бехлюля и тихо позвал.
- Давай выйдем... на два слова...
Бехлюль подошел к Бихтер.
- Милая, побудь с Бюлентом... я на минутку выйду... Бюлент! Головой отвечаешь!
- С удовольствием, — засмеялся парнишка, — мы хоть посекретничаем, правда, Бихтер?
- Правда?... И есть о чем?... Тогда давай...
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
16.7.2019, 10:11 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна


Аднан и Бюлент уехали домой...
А Бехлюль остался один в пустом коридоре отделения травматологии, где в одной из палат под действием лекарственных препаратов спала его Бихтер...
В этом коридоре было очень тихо... Бехлюлю казалось, что он слышит, как стучит его сердце - каждый удар, как двойной - "тук-тук", "тук-тук"... будто дублирующий стук другого сердца - сердца его любимой женщины...
Продолжая думать о чем-то своем, Бехлль не заметил, как задремал. Он спал, вытянув вперед свои длинные ноги, откинув голову назад... и снова видел тот ужасный сон, где его Бихтер на фоне яркого рассвета... Он изо всех сил тянется к ней, зовет по имени, протягивает свою руку... и успевает схватить тонкое запястье... в этот раз ему удалось... он плачет от радости и непрерывно шепчет её имя... Бихтер... Бихтер..., продолжая крепко сжимать руку любимой...
Бехлюль открыл глаза... Рядом с ним стояла молоденькая медсестра, которая наливала им с Салихом спирт и обрабатывала ушибы на лице. Она улыбалась и трясла его за плечо, стараясь разбудить.
- Господин... вы проснулись... как хорошо. Я не могла вас разбудить... а вы так стонали во сне... и звали вашу жену... Плохой сон?
Бехлюль ещё плохо соображая, приходил в себя после сна, даже не зная, что ответить.
- Плохой... не знаю... он раньше всегда был плохим... а сегодня... я смог её удержать... смог схватить за руку, — он разжал свою ладонь, освобождая руку девушки, — ох, простите пожалуйста... это же я вас схватил за руку... но во сне все было по-другому.
- Ничего страшного... так бывает... и это хорошо, что смогли удержать... видите... значит все будет хорошо...
- Вы думаете?... Я так этого хочу...
- Правда будет... я несколько раз заходила в палату... там сегодня дежурит моя подруга. Ночь прошла хорошо, спокойно... все показатели в норме... и операция совсем не сложная, ей повезло... она быстро поправится. А теперь пошли со мной...
- Куда?
- Вам нужно умыться и обработать ранки на лице... уже утро...
Бехлюль взглянул на часы.
- Ого! И правда... Я долго спал?
- Нет... немного больше часа... вы всю ночь сидели без сна. Я думала, что уже не уснете... Пошли, мы быстро... скоро придут врачи... и ваша Бихтер тоже скоро проснется.
- Да... вы правы, — он тронул ссадину возле шрама, слегка провел по разбитой губе, — вот придурок... как я такой ей покажусь... что скажу...
Медсестра только улыбнулась.

Когда Бехлюль вошел в коридор, то увидел, что там сидит Салих и с кем-то тихо говорит по телефону. Бехлюь подошел и приподнял руку, приветствуя его. А Салих сказал в трубку "я перезвоню" и обратился к Бехлюлю.
- Здорово... ты как?
- Нормально... даже умудрился заснуть под утро. Медсестра разбудила... ходил к ней, — и он показал на лицо.
- Что, не теряешь времени?
- Салих... не смешно... шутки у тебя... лучше скажи... тот доктор из Анкары... он приедет?
- А он уже здесь... кстати... Бихтер пришла в себя... но пока к ней нельзя. Сначала зайдет "вся медицина"... присаживайся, будем ждать.
- Снова ждать... Салих, у меня сейчас "крышу сорвет"... я к ней хочу...
- Ну мало ли, чего ты хочешь... потерпи... Три года как-то же терпел... уж полчаса вытерпишь... Что ночью делал? По коридору, как часовой ходил? Ноги не болят?
- Не болят... у меня ничего не болит... только сердце щимит.
- Ну это не страшно... это от любви... это приятная боль...
- Да уж... можешь ты утешить. Когда эти светила пойдут к Бихтер?
- Не знаю, Бехлюль... Я не могу каждый раз вламываться в их кабинет. Сказали ждать - будем ждать... Ты на работу звонил?
- Нет ещё...
- Ну вот и займись делами... Или ты сам поедешь?
- Сегодня точно нет... как я от неё уеду?
- Ну вот и звони... а то уволят...
- Не уволят... Но ты прав... позвонить нужно.
Бехлюль пошел по коридору и завернул за угол, чтобы сделать нужные звонки и никого при этом не беспокоить. Как вошли врачи в палату к Бихтер он не видел. Буквально через несколько минут они вышли и следом выкатили на каталке Бихтер. Салих хотел подойти, но его остановил доктор.
- Салих... потом... все потом...
Его голос был немного встревоженный, и Салих понял, что есть проблемы... Он тихо присел на стул и постарался не показывать Бехлюлю свое возникшее волнение.
- Ну вот на работе все уладил... Что же они там так долго?
- Они не долго... Они уже были у Бихтер... сейчас куда-то её повезли... наверное рентген... или ещё что-то, не объяснили, сказали ждать.
- А ты видел Бихтер, говорил с ней?
- Нет, Бехлюль, её сразу санитары закатили в лифт... всё, успокойся... Слушай, ты всегда такой?
- Какой такой?
- Ну такой... как будто на кнопке сидишь... как в школе... Расскажи лучше что нибудь...
Бехлюль задумался...
- Рассказать?... Ну вчера вечером Бюлент сюда приезжал... с отцом...
- Да ты что? Сам господин Аднан был здесь... ну и что?
- Ничего... Поговорили... Бюлент сильно расстроился... даже плакал.
- А дядя? Тоже плакал?
- Нет... дядя не плакал... дядя предлагал помощь и звал жить домой...
- Да ты что? Слушай, Бехлюль... Это же классно... я бы принял предложение... Но сначала бы женился... ну а потом вместе с молодой женой в дом... А как же - куда иголка, туда и нитка... Вы же семья... вот и заживете в согласии!
- Салих! Ты в своем уме?... Шутки у тебя с утра какие-то горбатые... Так и хочется врезать...
Салих улыбнулся и сжал руку Бехлюля.
- Не обижайся... я не со зла... хотел поднять тебе настроение... А врезать... Нет, больше не нужно... И так мне все лицо испоганил... Я вчера даже нормально не мог поцеловать Пелин...
- Ты нормально не мог... а я совсем не мог... Чувствуешь разницу?
Салих замолчал и еще крепче сжал руку Бехлюля... К ним подошла медсестра, которая дежурила у Бихтер в палате.
- Господа... пожалуйста... палата номер восемь... это этажом выше. Там вас ждут... пациентка тоже там.
Бехлюль и Салих бросились к лифту... Проехать всего один этаж... Палата номер восемь... Там Бихтер...

Первым дверь открыл Бехлюль, Салих шел следом.
Бехлюль даже не обратил внимания на докторов, что-то тихо обсуждавших. Он видел только свою Бихтер - бледную, серьезную, с повязкой на голове и с прикрытыми глазами... Могло показаться, что она спит... если бы не рука, свободная от капельницы, теребившая простыню.
Бехлюль присел рядом, взял её руку в свои ладони и прижал к губам.
- Привет, любимая... Бихтер... как ты?
- Привет... — тихо прошептала девушка, не поднимая глаз.
Бехлюль целовал её ладошку, а потом прислонил к своей щеке.
- Я соскучился... хотел к тебе зайти... но меня не пускали... жаль...
Бихтер чуть приоткрыла глаза, но не подняла их, не посмотрела на Бехлюля... А он не сводил взгляда с её лица.
- Милая... тебе больно...
Бихтер покачала головой.
- Нет... не больно... но... спать очень хочется...
- Это, наверное, лекарства... наверное так нужно... Ты поспи...А я буду здесь... с тобой... Я не уйду... Всё пройдет, маленькая моя... Всё будет хорошо... Ты поправишься... вот увидишь...
Не дав ему договорить, Бихтер вырвала свою руку из его ладоней, судорожно вдохнула воздух вместе с всхлипом.
- Не будет, Бехлюль... не увижу...
- Милая... о чём ты говоришь... даже не смей так думать... Доктор... Скажите, что она выздоровеет...
Подошел нейрохирург, который осматривал её.
- Бихтер... я же тебе объяснил... Это всё временно... так случилось, но все пройдет, все можно исправить... очень скоро... И твой молодой человек прав... всё будет хорошо, вот увидишь...
- Увижу?... Доктор... а когда я увижу? Вы не знаете?... Никто не знает... никто... Когда я смогу видеть? Когда?
Бихтер говорила отрывисто, звонко, почти истерично. Бехлюль снова перехватил её руку и чувствовал, как дрожат её пальцы. Он с трудом улавливал смысл её слов, не понимая, почему она считает, что всё плохо, что нет шанса на выздоровление.



Он растерянно взглянул на Салиха, на врачей, перевел взгляд на Бихтер.
- Любимая моя... Бихтер... успокойся... ты же слышишь, что говорит доктор... даже не думай о плохом... И операция... доктор, вы же вчера сказали, что операция не сложная, что всё прошло благополучно... Бихтер, милая моя... посмотри на меня... слышишь... открой глаза...
Бихтер послушно распахнула глаза... но... Бехлюль заметил, что её взгляд направлен куда-то ниже его лица...
" Почему она не смотрит мне в глаза?" — беспокойная мысль, как молния пронзила голову Бехлюля.
Он вытащил из кармана кольцо и показал ей.
- Бихтер... Я всю ночь был рядом... здесь, в коридоре... И сегодня я буду рядом... и завтра... и все дни, что дал нам Всевышний... Вот смотри... Видишь, что я принес?
Бихтер как-то странно водила глазами то вверх, то вниз... она не смотрела на руку Бехлюля... она искала его лицо, стараясь сфокусировать внимание на звуке.
- Нет, Бехлюль... я не вижу... я не знаю, что ты принес... я ничего больше не вижу... — тихо и медленно ответила Бихтер, прикрыла глаза и отвернула голову в сторону...

Бехлюль сидел и не мог пошевелиться... Ему казалось, что только что его окунули в огромную ёмкость со льдом... Всё вокруг в миг, как будто заледенело, застыло, замерло... даже воздух... и тот превратился в уродливые колючие снежинки и больше не двигался... а дышать все равно хотелось... но как? чем?... Он беспомощно обвел взглядом палату... глаза нашли Салиха, врачей, медсестру... но и они не двигались... Чья-то злая волшебная палочка превратила весь его мир в огромную ледяную пустыню...
Бехлюль, не понимая что делает, привстал с кровати... но только для того, чтобы сесть поближе. Он взял лицо Бихтер в свои горячие ладони... чтобы согреть и растопить ужасный сковывающий лёд... Он должен это сделать... потому что вокруг холод... А Бихтер может согреться только в его руках. Наклонившись вперед, к самому её лицу, очень-очень близко, тихонько попросил.
- Как это... не видишь?... Бихтер, любимая... открой глаза... пожалуйста... посмотри на меня... я же здесь... я рядом с тобой...
Он не замечал, что слезы стекают по щекам, не обратил внимания, что подошел Салих и тронул его за плечо... Бихтер молчала... А на её лице - "каменная маска"...
Бехлюль перевел беспомощный и растерянный взгляд на доктора, потом на Салиха.
- Бихтер... и Салих здесь... и Бюлент вчера приезжал... он расстроился...
Слова о мальчике как-то взволновали Бихтер и она открыла глаза... Но взгляд снова куда-то мимо...
- Он, наверное, плакал...
- Да... плакал... он же малыш Бюлент...
Бихтер немного повернула голову.
- Салих... чей финиш?
- Наш, Бихтер... Севгим пришла первой...
- Она молодец... передавай ей от меня привет... поздравь её...
- Сама поздравишь... она придет... все придут... Все волнуются за тебя...
- Правда?
- Конечно... а дядя Рахми даже плакал... ты же его любимица... его дочка...
- Как жаль... не хотела его расстраивать... но... Салих... попроси всех... пусть пока не приходят... просто передай привет... хорошо?
- Как хочешь, малыш, — он наклонился и поцеловал её в щеку, — мы сейчас выйдем... тебя осмотрят... Бехлюль... пошли...
- Вы уходите? Совсем? — с заметной тревогой в голосе спросила Бихтер.
Бехлюль нежно поцеловал её руку в самую середину ладошки, быстро пробежался по пальчикам, остановил губы на запястье... где участился её пульс.
- Ну что ты, родная... мы здесь, рядом подождем... Я точно никуда не уйду... не бойся... ты же знаешь... мне некуда идти...

Молодые мужчины вышли в коридор больницы и остановились возле стены.
Бехлюль поднял глаза в потолок, едва сдерживаясь, чтобы не зарыдать в голос... Потом прикрыл глаза... и задыхаясь в беззвучных рыданиях, сполз по стене... Салих, также переживая неожиданные известия, понимал, что как-то успокоить Бехлюля сейчас будет невозможно... Такое узнать и принять нелегко...



Через время из палаты вышли нейрохирург и лечащий врач Бихтер.
- Салих, Бехлюль... Пойдем ко мне в кабинет... там поговорим.
Бехлюль шел на тяжелых, будто свинцовых ногах... он вообще плохо ощущал всё свое тело... всё казалось чужим и неподъёмным... Лишь в кабинете, собрав последние силы, сосредоточился, чтобы выслушать заключение доктора... ведь он говорил о Бихтер...
- Положение дел таково, — начал без предисловий доктор из Анкары, — Бихтер получила два удара. Тот небольшой порез и ушиб можно опустить, как незначительный. Он заживет быстро, как обыкновенная бытовая ранка. Вчерашняя операция прошла отлично и не представляет угрозы ни жизни, ни здоровью пациентки... Кости черепа целы, рану зашили...Но есть проблема...
Бехлюль сосредоточил взгляд на докторе.
- Бихтер не видит... почему?... Как это могло случиться? В чем причина?
- Вот об этом я и хочу рассказать. У нее в затылочной области черепа внутренняя гематома... Она блокирует нерв, который и отвечает за наше зрение... Исправить это можно... Но только оперативным путем... Здесь, в Стамбуле... в принципе... такую операцию провести можно, но...
- Что но?... Это опасно? Что для этого нужно?... Доктор... я вас умоляю... скажите что нужно?... Может где-то за границей есть специалисты?... Моя Бихтер... нет сил видеть её такой... Она никому не показывает... как ей плохо и больно... — взволнованно перебил врача Бехлюль.
- Бехлюль... это конечно тяжело... сейчас ей нужна поддержка... Чтобы её понять... попробуйте закрыть глаза и не открывать их... Сколько вы сможете выдержать?... А ей... пока... с этим придется жить... Ей не только больно... ей страшно...
Бехлюль слушал доктора очень внимательно... и понял... он всё понял...
" Ей страшно... она боится, что не сможет... что останется одна... боится, что вдруг это навсегда... Закрыть глаза и не смотреть... не видеть... Как это? Да я и пяти минут не выдержу... а она... моя родная..."
Бехлюль судорожно выдохнул и закрыл лицо руками.
- Доктор... скажите прямо... мне не нужно лгать... я должен знать правду... то, что Бихтер снова будет видеть... есть надежда?
- Да, есть... Но вы должны понимать, что в любой клинике мира работают всего лишь люди, а не Боги... мы не можем точно знать... пострадал ли нерв... Это будет ясно только на операции... И операцию нужно отложить до полного её восстановления... Не думаю, что это будет долго... А главное - ей сейчас нужен уход, поддержка, позитивный эмоциональный настрой... Это уже должны ей обеспечить вы, молодые люди... её родственники, друзья.
- Скажите, доктор... а такие операции... Куда лучше обращаться? — спросил Салих.
- У меня есть коллеги в Берлине... Я с ними свяжусь. Там хорошая частная клиника. Лечение, конечно, не дешевое... но специалисты там, действительно лучшие в Европе... Я отправлю им снимки Бихтер, её историю болезни. Когда получу от них известие, свяжусь с вами.
- Спасибо, доктор. Если это так... я буду... мы будем очень благодарны... Мы готовы ехать в любую клинику мира ... за любые деньги... Только бы это помогло нашей Бихтер, — с надеждой ответил Салих.
Доктор пожал мужчинам руки, и пожелав здоровья и терпения, вышел из кабинета.
Бехлюль и Салих вернулись в палату Бихтер... Она спала...
- Господин Бехлюль... пациентка будет спать часа четыре, не меньше... Это лекарства... сейчас так нужно... не переживайте. Вы тоже можете отдохнуть.
- Какой там отдых... Я останусь здесь, в палате... А ты, Салих?
- Мне нужно в клуб... ты же помнишь вчерашний разговор. Надо забрать флешку и посмотреть, чего хотела та "подруга"... Бехлюль... ты бы поехал домой...
- Я не могу... Салих... честно... не могу уйти... как я уйду? Я же обещал, что всегда буду рядом... всегда... чтобы не случилось... а если она проснется... а меня нет... Ей же страшно... Не могу... Ты это... вот возьми ключи от моего номера в отеле. Привези мне какие нибудь вещи... сам что нибудь подбери... переодеться мне нужно...
- Хорошо... сделаю, как просишь... Я поехал... потом расскажешь, как Бихтер... Я быстро вернусь...
Салих уехал, а Бехлюль вошел в палату, сел на стул возле кровати, взял руку Бихтер в свои горячие ладони.
- Спи, моя маленькая, спи... я рядом... я здесь... с тобой... только не исчезай... не бросай меня...
Он, прикрыв глаза, целовал каждый пальчик Бихтер, середину её ладошки... и место на запястье... где был пульс...
Бессонная ночь, монотонные сигналы медицинских приборов, неожиданное известие... шок от услышанного... всё вместе дало о себе знать. Бехлюль, сидевший возле Бихтер на стуле, боролся со сном сколько мог... В конце концов он не выдержал и прикрыл веки, как ему показалось, на минуточку...


kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
16.7.2019, 10:01 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ГЛАВА 3

Бехлюль достал телефон и ответил.
- Алло... я слушаю...
- Алло, Бехлюль, — радостно кричал в трубку Бюлент, — я только что включил телефон... мы недавно приехали. Я думал, что ты уже мне звонил... Ну что? Как всё прошло? Рассказывай! Вы, наверное, празднуете с Бихтер?... Эх! И без меня... дай трубку Бихтер... её телефон выключен... ну пожалуйста...
Бехлюль молча слушал быструю восторженную болтовню младшего братишки...и не знал, как ему всё сказать помягче...
- Бюлент... подожди... Вы уже дома?
- Дома... сейчас будем ужинать... а ты?... Почему у тебя такой голос? Бехлюль?
- Понимаешь... Бихтер... Я сейчас в больнице... Бихтер разбилась...
Бюлент ахнул, как будто подавился воздухом...
- Бюлент, ты слышишь меня, Бюлент... она жива... мы в больнице...
- ... Бихтер... — тихо прошептал мальчик, — ...Бихтер... она... это как же? Бехлюль... — больше не мог говорить, а только плакал расстроенный парнишка.
Бехлюль звал его, но никто не отвечал... и телефон не отключался.
Он не видел, как к заплаканному сыну подошел встревоженный отец, не мог видеть ехидной улыбки на губах Нихал... Он просто звал мальчика и хотел как-то успокоить... Но трубку взял Аднан, который слышал часть разговора.
- Алло... Бехлюль... это я... Что с Бихтер?
Бехлюль какое-то время молчал, не ожидая услышать голос Аднана. Но потом, глубоко вздохнув, ответил.
- Я понял... успокойте Бюлента... мы в больнице.
- Что с Бихтер? Что случилось, Бехлюль? В какой больнице?
- Бихтер разбилась... операцию закончили... она в реанимации... Мы в центральной...
- Разбилась?... Снова авария?...
- Ну...нет... это не просто авария... Она разбилась на гонках... Странно... неужели и ты не знал?...
- Что я не знал?... На каких гонках?
Бехлюль удивился, что для Аднана это было тайной... Хотя... А для него самого? Он усмехнулся в трубку.
- Бихтер гонщица... Чемпионка Европы... она лучшая в стране... Самая быстрая гонщица... была...
Аднан мочал... Он даже не мог допустить такой мысли о Бихтер... но понимал, что если авария, больница... значит это и правда может быть... И в больнице Бехлюль...
- Я не знал...
- Я тоже... Успокойте Бюлента... я ему завтра позвоню, когда Бихтер придет в себя...
- Я сейчас приеду...
- Нет... не нужно... просто успокойте Бюлента...
- Бехлюль... мы приедем с Бюлентом... не возражай...
- Не нужно никуда ехать... Всё равно к ней не пускают... уже ночь скоро... вы с дороги, отдыхайте.
- Мы выезжаем, — твердо сказал Аднан и отключил телефон.
Бехлюль только развел руками.
- Какого чёрта? Что ты здесь забыл?... дядя Аднан...

Аднан подошел к Бюленту, обнял его за плечи и негромко, даже как-то особенно нежно попытался его успокоить.
- Бюлент... сынок... Успокойся... Мы с тобой едем в больницу... Бихтер сейчас спит, ей сделали операцию... А почему ты мне раньше не говорил, чем занимается Бихтер?
Бюлент вытер слезы, но всё ещё всхлипывая, пожал плечами.
- А кому это было интересно, папа? У всех началась новая жизнь... У тебя, — он кивнул на сестру, — вон у них... У всех... Разве кого-то интересовало, чем занимается Бихтер, как она живет, что делает... кто рядом с ней... Она перестала быть вашей семьей... но не моей... Она всегда была в моей жизни... Спасибо хотя бы за то, что не вмешивались в наши отношения и не мешали.
- Бюлент... я знал, что ты поддерживаешь с ней связь... знал. Тебе это было нужно... Но о ней... Ты прав... Она перестала быть нашей семьей... Собирайся, мы едем в больницу.
Нихал слушала этот диалог и не вмешивалась... Она умело скрывала ту радость, которая буквально накрывала её... Как здесь не радоваться? Всё складывается, как нельзя лучше... и всё почти само собой. Ведь она сама, думала Нихал, ещё практически не прилагала никаких усилий... ну подумаешь, неудачный звонок... С ним всё получилось не так, как хотелось... пришлось ретироваться из-за слишком исполнительной секретарши того клуба... Но случилось то, чего Нихал не ожидала. Как же кстати эта авария... и Бихтер в больнице.
" Что ни говори - наказание не заставило себя долго ждать... Осталось только закрепить результат... И папа молодец... так трогательно утешал бывшего зятя... Всё правильно... пусть утешает... Я тоже должна это сделать... Семья должна быть вместе... особенно когда так плохо..." — думала ехидно Нихал.
- Папа, я поеду с вами... подождите...
- Нет, Нихал. Оставайся дома. Мы едем с Бюлентом вдвоем.
- Но почему?... Я тоже хочу...
- Нихал! — строго крикнул Аднан, — оставайся дома... Нечего тебе там делать.
Аднан пристально посмотрел на дочь, и та не посмела ослушаться.

Через пять минут водитель господина Зиягиля вел черный "Мерседес" по вечерним улицам Стамбула. Аднан и Бюлент ехали в больницу. В вестибюле было тихо и не многолюдно. Дежурная медсестра объяснила, где находится отделение травматологии.
Когда Аднан с сыном вышли из лифта, в длинном пустом коридоре увидели Бехлюля, который сидел на стуле и задумчиво рассматривал что-то на своей ладони. Они подошли очень тихо. Бехлюль услышал шаги, когда Бюлент не выдержал и позвал его.
- Бехлюль!
Парень вскинул голову, зажал ладонь и поднялся навстречу мальчику.
- Бюлент, братишка мой... — он крепко обнял юношу, взъерошил его короткие волосы, поцеловал в щеку и макушку, — иди сюда... я так соскучился...
Бехлюль зажмурил глаза и отвернул в сторону лицо... Но рядом стоял дядя... и нужно было проявить уважение... при этом глотая чувство стыда, которое никуда не делось... В одном Бехлюль был уверен... Это действительно был стыд, присущий любому совестливому человеку... Стыд, а не страх, который раньше буквально проглатывал Бехлюля, лишая воли. Он отстранился от Бюлента и первым протянул руку.
- Здравствуй...
- Здравствуй, Бехлюль, — негромко ответил Аднан, подойдя ближе, пожал руку племянника... и сделав неловкое движение вперед... тут же остановился.
От Бехлюля это не ускользнуло. Он понял, что дядя по старой привычке хотел его обнять... как тогда... как раньше... когда ещё ничего в их жизни не произошло... когда не было измены и предательства.
Бехлюль отступил назад, и глядя на мягкие чёрные стулья, предложил присесть... Но о чем говорить - не знал. Первым нарушил молчание Аднан.
- Бехлюль... Бюлент говорил, что ты приехал в Стамбул в начале этого месяца... Надолго?
Бюлент, хоть и расстроенный из-за Бихтер, все равно не мог сдержать радости.
- Папа, Бехлюль вернулся навсегда, он работает здесь.
- Правда, Бехлюль? А где ты работаешь?
Бехлюль пожал плечами.
- Там же, где работал в Ванкувере. Транспортно-логистическая компания "Вильсон". Здесь в Стамбуле открылся дочерний филиал...
- Папа, Бехлюль там директор!
- Бюлент, — остановил его Бехлюль, — что ты болтаешь... какой директор... директор в компании один - господин Вильсон. Я просто управляющий.
Аднан удивленно вскинул брови.
- Но это очень хорошая должность... Поздравляю... Хотя и очень ответственная... Тем более, я слышал, что это довольно успешная и очень известная компания... У нее представительства и в Америке, и в Европе, и , кажется, в Индонезии.
- Да, это так... Теперь налаживают связи в Азии. Компания большая.
- А ты давно работаешь?
- Третий год... как уехал в Ванкувер.
- Понятно... А Бихтер..., — Аднан замялся, подбирая слова, — ты с ней... ваши отношения... когда...
Бехлюль поднял голову, твердо глянул в глаза дяди и четким голосом перебил его.
- Наши отношения с Бихтер касаются только нас двоих... я ни с кем не собираюсь их обсуждать.
Аднан напрягся, уловив суровость в словах и голосе Бехлюля.
- Ты меня не понял... я не то хотел сказать... Ну ладно... ты прав... Не время и не место... Потом поговорим..., — как-то очень уверенно ответил Аднан, стараясь показать, что он сохранил за собой право обсуждать эту тему... Вот только Бехлюлю этот тон не понравился... и он не собирался отвечать, как три года назад - "да дядя", "ты прав, дядя"... ну или что-то подобное.
- Если будет нужно - поговорим... а сейчас действительно - не время и не место... Тем более... что там... в той палате Бихтер... и она..., — он поднял руку, разжал кулак и посмотрел на свою ладонь. Бюлент, стоявший очень близко, заметил, что было в руке, и удивленно улыбнулся.
- Бехлюль... это кольцо?... Это ты приготовил для Бихтер?... Я так и знал... Я чувствовал... ваши молчанки, ваши "только никому не говори"... не просто так... Я же догадывался - кому не надо ничего говорить... Ничего себе! А она знает? Бихтер знает о кольце?
Бехлюль закрыл ладонь и улыбнулся. Он больше не хотел ничего скрывать... Потому что они были свободными в своих желаниях, в своих поступках... в своей любви.
- Знает, Бюлент... она уже носила это кольцо... его сняли в операционной и отдали вместе с вещами... так нужно. Потом я снова ей его верну... сам...
Услышав короткое, но очень понятное признание племянника, Аднан понял, что между Бехлюлем и Бихтер не просто отношения, а уже нечто большее, свершившееся, которое так долго заглушалось и скрывалось различными обстоятельствами. Он постарался перевести тему.
- Бехлюль... ты где остановился?
- В отеле... пока...
- Пока... а потом... ты собираешься снять квартиру?... Почему бы тебе не переехать домой... в особняк... Конечно... много чего случилось... но это твой дом... тебе там всегда будут рады.
Бехлюль посмотрел на дядю с ухмылкой, очень уверенно, не отводя глаз... не пряча и не скрывая того, о чем думает.
- Переехать домой... мой дом... и даже будут рады... Нет. Спасибо за приглашение. Я ценю вашу заботу... но не могу принять это предложение... Мне есть где жить... И вообще... я хочу купить свое жилье, конечно не особняк... Посмотрим... У меня должен быть свой дом... для своей семьи... Пусть только она поправится... пусть завтра откроет свои глаза, — последние предложения он произнес очень тихо и с особой грустью.
Аднан только кивнул.
- Дай Аллах... она поправится... Бехлюль... мне нравится твоя самостоятельность... но если нужна помощь... любая... ты не стесняйся. Потому что все это... операция, лечение... Я надеюсь, что ты понимаешь - это все стоит денег... Я всегда готов помочь Бихтер... и тебе...
Бехлюль был удивлен.
- Спасибо... но думаю, что мы сами справимся... У меня есть деньги. И Бихтер... она же профессиональный гонщик... Все счета в больнице покрывает страховка... так сказал её тренер... У них в клубе все серьезно... Потом восстановление, реабилитация... надеюсь, что справимся...
- Ну смотри... нет ничего дороже здоровья. Главное, чтобы Бихтер поправилась... я всегда готов помочь... Ну что, Бюлент, поехали домой. Видишь, Бихтер спит и к ней не пускают... Все узнаем завтра... Бехлюль... а ты?... Может ты поедешь с нами?... На тебе лица нет... отдохнешь...
- Нет, — прервал его Бехлюль, — нет, я не поеду... Я останусь здесь... Вы правда, езжайте домой. Вы ведь тоже с дороги, отдыхайте... Спасибо, что приехали... Я Бюленту завтра позвоню...
Аднан не очень уверенно добавил.
- Знаешь... ты и мне можешь звонить... у меня номер тот же...
- А я знаю, что номер прежний.
- Правда? Ты звонил... но нет, как будто...
- Я не звонил... Это Нихал...Она прислала мне СМС с твоего номера... Хотела встретиться, поздравить с днем рождения... и подарить яхту...
Аднан и Бюлент ошарашенно уставились на Бехлюля.
- ... и-и-и... что дальше?
- Ничего... Я ведь думал, что СМС от тебя... приехал в особняк... а там Нихал. Мы просто поговорили... От подарка, как вы понимаете, я отказался...
- Почему? — спросил Бюлент, — яхта же и правда твоя...
- Нет, Бюлент, не моя... да и к чему мне яхта... у меня обострилась морская болезнь... как только делаю шаг на любую палубу... сразу "загибаюсь"... от качки..., — и он хитро улыбнулся.
- Бывает, — разочарованно пробормотал мальчик, — ну тогда ладно... а я хотел с тобой понырять... лето же...
- Обязательно поныряем, — Бехлюль потрепал волосы на макушке брата, — у меня же болезнь не от моря, а только от некоторого морского транспорта...потом поныряем, у нас еще будет время... Кстати, место там замечательное, тебе понравится...
- А тебе там нравится?
- Очень, — улыбнулся Бехлюль.
- Смотри... ловлю на слове... и это... позвони завтра... ну как Бихтер проснется...
- Обещаю... спасибо, что пришли...
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
16.7.2019, 9:44 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ГЛАВА 2

Пока ехали в больницу, Салих сделал несколько звонков в Анкару своим знакомым. Попросил связаться с институтом нейрохирургии и с его лучшими специалистами. Позвонил Пелин, которая не смогла приехать на соревнования и теперь рыдала в трубку, намереваясь немедленно ехать в больницу.
В вестибюле больницы Салих даже не останавливался у регистратуры, а сразу прошел в лифт. Он знал, что операционные травматологии находятся на пятом этаже. Это не менялось в клинике годами. И это была, к сожалению, не первая авария в его команде. В одном ему везло - за всё время его занятий гонками, ни одного смертельного случая... только переломы, ушибы, рваные раны... Всё это заживало, гонщики восстанавливались. Кто-то оставался в команде... Но случалось, что некоторые после аварии и травм, даже восстановившись физически, не смогли этого сделать психологически, и в спорт не вернулись. Это был их выбор, который судить не вправе никто.

В длинном пустом коридоре сидел один единственный человек... Это был Бехлюль. Он подпер голову руками, зарывшись в волосы, и смотрел в одну точку... Глаза пекли огнем, в горле колючий комок, а под ребрами слева тягучая тупая боль, мешающая нормально вздохнуть. Бехлюль периодически закрывал глаза... и память тут же открывала одну и ту же картинку - Бихтер, на бледном лице которой, кровь, стекающая откуда-то из-под волос на лоб, на глаз и по щеке к губам... Ему казалось, что она не дышит... А врачи не разрешили даже прикоснуться к ней...
Бехлюль не обращая внимания на разбитую губу, на ссадину возле шрама, крепко прижимал ладони к лицу и беззвучно плакал.
Салих, увидев Бехлюля, покачал головой и вздохнул.
- Парни... идите к нему... я зайду в кабинет к главврачу... спрошу о Бихтер и приду. Давайте... идите...
Альтан и Мурат, стараясь шагать как можно тише, подошли к Бехлюлю. Мурат положил руку ему на плечо.
- Ты как, Бехлюль?
Но он только покачал головой...
Потом несмело и очень тихо.
- А Бихтер... тебе что нибудь говорили?
Бехлюль убрал руки от лица, поднял голову вверх... и снова только покачал головой... слов не было...
Альтан присел рядом.
- Бехлюль... мы побудем здесь с тобой... Вся команда... все хотели ехать... Салих... он пошел...
- Замолчи, Альтан... Я ничего не хочу о нем слышать...
- Бехлюль... не кричи... Ты не прав... Я могу тебя понять... потому что и сам очень люблю... Конечно, тебе тяжело... Но Салих... Ты не понимаешь... Даже если собрать всю нашу боль... боль всей команды... её не будет столько, сколько сейчас чувствует Салих...
- И что?... я должен сказать ему спасибо? Да, Альтан? Сказать спасибо за то, что ему тоже больно? За то, что моя Бихтер сейчас там?
- Бехлюль... ну что ты говоришь? Сам не понимаешь... Бихтер... она поправится...
В коридоре показался Салих. Он уверенно подошел и остановился у противоположной стены. Мурат спросил первым.
- Салих... ну что? Что там? Что сказал доктор?
- Бихтер в операционной... сделали рентген... У неё всё цело... на ноге царапина и ушиб... не страшно... А рана на голове... вроде как не опасная... жизненно-важные участки не задеты... Завтра утром прилетит нейрохирург из Анкары.
Бехлюль поднял на Салиха глаза. Он сразу заметил припухшую скулу и разбитые губы. Понял, что это сделал он.
- Нейрохирург? Зачем?
- Бехлюль... Голова это не аппендицит... Пусть проверят... для надежности... Надеюсь, что всё так, как сказал врач... и та рана не опасная, хоть и крови столько было..., — он судорожно выдохнул, сполз по стене и присел на корточки, обхватив руками колени. Потом прищурил глаза,почесал левую бровь и позвал Бехлюля.
- Слышишь... дружище... пойдем поищем какую нибудь сестричку... пусть она нам спиртовой компресс на наши губы сделает... Бихтер очнется... как глянет на тебя... и Салиху конец... она же меня убьет...
- Почему? — недоуменно спросил Бехлюль.
- Ну а ты - как думаешь? Я же тебе губы разбил, вон ссадина возле шрама кровоточит...
- Да ладно... ерунда это всё... — Бехлюль посмотрел на Альтана и Мурата, — я вон парней ни за что... сам не знаю, как получилось... да и тебе тоже... Почему вы меня держали?
- Так нужно, Бехлюль... Понимаешь... Ты бы сразу схватил Бихтер на руки... А вдруг у неё травма... ну позвоночник или перелом какой... не зная, ты бы мог больше навредить, чем помочь... Только врачи должны это делать... Мы ведь тоже её не трогали... Бывают исключения, конечно... например, если машина горит... тогда можно... там уже медлить нельзя... и то максимально аккуратно... Тебе парни пытались сказать... да куда там... Ну что... пойдешь со мной?
- Нет... я буду ждать Бихтер.
- Бехлюль... Её ещё не скоро оттуда вывезут... Вон та палата, видишь... это палата интенсивной терапии... Её повезут туда... Но и туда входить нельзя...
- Как это нельзя? Даже мне?
- Даже тебе...
- Все равно... я буду здесь...
- Пошли, говорю... здесь пока останутся Альтан и Мурат... Пойдем со мной... разговор есть... Это касается Бихтер...
Бехлюль вскинул голову и напрягся.
- Бихтер? В каком смысле?
- Пойдем... поговорим...
Он подошел к Бехлюлю и тронул за плечо. Бехлюль поднялся, бросил взгляд на закрытые двери операционной, а Салих взял его под руку.
- Вот и правильно... пошли... мы успеем...
Не отпуская его руки, Салих открыл дверь ординаторской.Там были две медсестры. Салих поздоровался, пытаясь улыбаться разбитой губой.
- Девочки... выручайте... Нас надо немного полечить... спирт есть?
Медсестры переглянулись, а одна, которая посмелее, улыбнулась в ответ.
- Вам внутрь или наружно?
Салих подошел ближе, явно флиртуя.
- В идеале - внутрь, — он оглянулся и посмотрел на Бехлюля, — этому красавчику точно внутрь... Так что? Поможете двум "больным"?
Медсестра налила в пластиковые стаканчики немного спирта.
- Лечитесь... красавчики... Интересно... кто вас так отделал?... Ладно, случилась авария, девушка пострадала... а вы что? Дорогу ей перебегали?
Бехлюль нахмурился, взял стакан и одним глотком выпил спирт, задержав дыхание. Потом выдохнул и ответил.
- Та девушка - моя жена... а это её тренер... Это я его так... а он меня... Пей, Салих, свой "компресс"... нам пора...
Салих развел руками, выпил спирт, поблагодарил девушек, пообещав еще зайти... и поспешил за Бехлюлем. Он его догнал и тронул за руку.
- Бехлюль... ты как?... Слышишь... пошли умоемся... и правда... видок у нас... сейчас Пелин приедет... что я ей скажу?
- Скажи правду...
- Правду? Ну ладно... врать точно не хочется. Так и скажу, что Бехлюль "слетел с катушек" и полкоманды перемолотил.
- Она не поверит...
- Почему это? Доказательства на лице... Ну не говорить же, что мы вчетвером дрова рубили... или дорогу перебегали... в неположенном месте...
Бехлюль остановился. Теплое и легкое, едва заметное ощущение покоя опускалось от живота вниз, растекалось по рукам, ногам...
- Послушай... а твой "компресс" помогает... пружина внутри, как будто разжалась сама по себе...
- Я знаю, Бехлюль... проверено временем... Спирт вещь отличная в таких случаях... Это не виски, которого нужно ведро.
- Салих... ты говорил, что у тебя есть разговор... о Бихтер... говори...
Салих снова взял его под руку.
- Пошли присядем... Есть... Но только я сам ещё ничего не понимаю... Перед стартом Бихтер кто-то звонил... Она говорила по телефону... Понимаешь, перед стартом я всегда сам закрепляю на ней шлем, всегда сам фиксирую все страховочные ремни... Всегда... Это уже привычка... А Бихтер оказалась без шлема... Вот и ударилась головой... Но этого не должно было случиться... понимаешь... Когда шлем зафиксирован хорошо и правильно - его не так-то просто снять... Значит после разговора она его не закрепила... прилепила, наверное, одну липучку... а я не проверил... просто застегнул страховки... и всё.
- Я видел аварию... видел, как взлетела её машина, потом в воздухе перевернулась... Я думал, что её по всей машине болтает...
- Нет, Бехлюль... нет... Я над этими страховками десять лет работал... лично... Даже испытывал ... на себе...
- Как это - на себе?... Ты специально делал всякие аварийные случаи?... Да ладно... Для этого же есть, ну я не знаю, специальные люди, каскадеры, в конце концов...
- Каскадеры?... Вот я и был тем каскадером... сам изобретал, сам проверял все слабые места и узлы... Зато потом знал где и что нужно исправить... Дядя Рахми тогда так меня ругал... Но... Ничего не зря... Это мое изобретение столько жизней спасло... Победы, кубки, медали... чемпионаты... все это хорошо... Но самое главное - жизнь... Победы нужны живым... Вот поэтому, наверное... и не мог успокоиться... особенно после того... как моя Джансу... как её потерял...
- Прости... но Бихтер говорила, что она погибла при теракте... не на гонках...
Салих прикусил разбитую губу, чуть скривился и поднял глаза вверх, скрывая внезапно навернувшиеся слезы.
- Да... при теракте... но погибла... Но она же была, как и твоя Бихтер - хорошей гонщицей... и с ней могло произойти такое... и с Севгим, с Айлин... Но она все равно ушла... Это так страшно, когда ничего нельзя исправить... нельзя вернуть... Все можно только с живым человеком...
- Салих... а шлем у Бихтер... значит... она его сама не застегнула...
- Выходит так... Все могло быть по другому...
- А кто звонил Бихтер? Она же отключила телефон и оставила его в раздевалке, как всегда это делает.
- Звонили на офисный... Наша Эльчин, глупая девчонка... вынесла ей телефон... Странно все... Хочу у Бихтер спросить... с кем она говорила?
- В каком смысле странно?
Салих почесал указательным пальцем левую бровь и нахмурился. Потом пересказал всё, что рассказала ему Эльчин.
- Вот такой расклад... Эльчин говорит, что просили просто передать Бихтер срочно-пресрочно... и имена она слышала четко... сестра Пейкер, племянник Дурук... А потом, типа ошиблись... Вот хочу спросить у Бихтер, что ей говорили...
- Подожди, Салих... Если твоя секретарь говорит, что просили просто передать на словах... то есть... звонивший и не собирался разговаривать лично с Бихтер... но передать просил срочно... перед стартом... А знаешь... я думаю... может просто хотели испортить Бихтер настроение? А что?... Племянник болен, сестра переживает... разве не расстроишься от таких известий?... и весь спортивный настрой коту под хвост... ну а как же - беспокойство и всё такое...
Салих внимательно выслушал Бехлюля и понял, что это было наиболее правдоподобное объяснение тому неожиданному звонку, о чем он не мог обстоятельно подумать в первые минуты после аварии.
- А ты говоришь дело... я как-то не подумал... Точно... Вот поэтому, когда Бихтер неожиданно передали трубку, на том конце плели о какой-то Бейхан... Бихтер, получается, ничего не слышала о племяннике... а вот шлем не закрепила... Простая халатность... Прием - расстроить Бихтер не сработал... но, как говорят, у палки два конца... неожиданно ударил другой... Если бы не лопнувшее колесо, то Бихтер закончила гонку... Это родная трасса, Бехлюль... это, как у себя дома... Она её с закрытыми глазами проходит...
Бехлюль хмуро посмотрел на Салиха.
- Проходила...
- Что... не понял?
- Я говорю - проходила. Я её больше не пущу... никуда... Ни на родную трассу... ни на неродную...
- Уверен?
- Уверен, — твердо сказал Бехлюль, — и все таки... кто звонил?
Салих немного помялся.
- Не хотел сейчас говорить... сам ещё точно ничего не проверял... и всю видео запись не смотрел... Всем буду заниматься завтра... Пусть только Бихтер очнется... Спрошу кое-что у неё... тогда.
- Что тогда, Салих?... Не темни...
- Хорошо... только ты не кипятись и не делай глупостей... Несколько дней назад к нам приезжала Нихал Зиагиль...
- Нихал? Куда приезжала?... В клуб?
- Шли тренировки... Трибуны, понятное дело, закрыты. Она на служебный вход. Сначала спрашивала Пелин, потом Бихтер. Назвалась подругой, но имени своего не сказала... Даже деньги охраннику предлагала... Она же не знала, что там камеры стоят... и все пишется со звуком... Мне это охранник рассказал буквально за несколько минут до начала соревнований, я даже видео не видел. Но фото посмотрел... Нихал. Завтра заберу всю запись... посмотрю... Что скажешь?
- Даже не знаю... Чего она хотела? Да... подруга, блин... Дура безмозглая... она меня с ума сведет...
- Не скажи, Бехлюль... Я не думаю, что она дура... Я, конечно, могу ошибаться... но, кажется, все её телодвижения преследуют вполне конкретную цель... Это ты Бехлюль... Ну это, как программа "максимум"... Хочет снова Бехлюля...в полное владение. Но если не получится - есть программа "минимум" - сделать всё, чтобы вы с Бихтер расстались... и будь я проклят, если не прав...
Бехлюль зажмурил глаза, встряхнул головой и шумно выдохнул.
- Боюсь ты прав, Салих... прав... Ну и что мне теперь делать? Убить её?
- Дурак что-ли? Убить... Оно тебе надо? Это уже уголовщина и тюрьма... Но кое-какие меры предосторожности не помешают...
- Что ты имеешь ввиду?
- Ну например... Общение - убрать! На её звонки не отвечать, вообще с ней не говорить.И никаких встреч... Особенно тет-а-тет... Ну если уж не получится по какой нибудь причине... ищи третьего... кому сможешь доверять... Я не знаю... может у меня паранойя... но не доверяю я Нихал Зиягиль... не доверяю... а ты как хочешь.
- Я тоже не доверяю... более того... голову даю... это она звонила Бихтер перед стартом. Не думаю, что все знают, как зовут племянника Бихтер... а она знает.
- Может здесь ты прав... Вот и всё, что пока известно...
Бехлюль посмотрел Салиху в глаза, улыбнулся на сторону, где губа не была разбита и... вдруг обнял крепкие мужские плечи своей большой рукой.
- Спасибо тебе... тренер... знаешь... пошли и правда умоемся... видок у нас ещё тот... Бихтер расстроится... да и парни... мне стыдно... Что я ей скажу?
Салих довольно хмыкнул.
- Ага... испугался... То-то же! Вот всыпет тебе Бихтер за то, что руки распускаешь.
Бехлюль мечтательно поднял глаза вверх.
- Нет... не всыпет... Даже обрадуется...
- Как это?
- Ну как? Я ей скажу, что бился за неё... представляешь, Салих... Я никогда этого не делал... ну чтобы за неё... Ей даже понравится... Бехлюль... и вдруг слетел с тормозов... подрался... за неё подрался...Понял?
- Кажется понял... — засмеялся Салих, — пошли умоемся... а потом к сестричкам, да?
- Что? Снова "компресс"?... Ох, Салих... интересно... и кто мне это предлагает? Между прочим, я своему другу Томасу о тебе сказал, что ты слишком правильный... как же я ошибся!... Хорошо... умоемся... а потом к сестричкам... но компресс попросим сделать самый настоящий... наружный...
- Как скажешь... Кто их знает... может их "наружный"... еще эффективнее внутреннего будет, — подмигнул Салих с улыбкой.
Бехлюль прищурил один глаз, с такой же кривоватой улыбкой покачал головой.
- Придурок... у тебя ещё есть силы шутить... пошли... "Казанова"... с ума сойти... и этот хлыщ три года увивался возле моей Бихтер... Слышишь... ещё парочка таких предложений... может мне стоит начать в тебе сомневаться?
- Сам такой... — снова подмигнул Салих, — а сомневаться?... да сколько хочешь... во мне - пожалуйста... Но не вздумай сомневаться в себе...
Так обнявшись, они ушли в санитарную комнату обмыть разбитые губы, смыть запекшуюся кровь с лиц.

Когда умытые, и насколько было возможным, подлеченные заботливыми медсестрами, Салих и Бехлюль вернулись к операционной, там их уже ждала Пелин. Не скрывая слез, она подошла к Бехлюлю, обняла его за плечи, положив голову на грудь.
- Бехлюль... мне так жаль... не могу успокоиться... Бихтер... как же так?
Бехлюль нежно погладил её волосы, обнял за плечи, и утешая ответил.
- Всё-всё, Пелин, не плачь... Салих узнавал... рана не опасная... скоро её перевезут в палату.
Подошел Салих.
- Иди ко мне, малыш... Иди... не переживай... Она поправится...
Пелин подняла голову на своего жениха... и застыла.
- Салих... твоё лицо? Это откуда?... И Альтан с Муратом... Вы с ума сошли?
- Нет, малыш, — он кивнул на Бехлюля, — это он сошел с ума.
Пелин повернула голову в сторону Бехлюля, внимательно глянув на его лицо и ахнула, прикрыв рот ладошкой.
- Бехлюль? Да вы все чокнутые! Что вы устроили?
Салих хмыкнул.
- Ну что? Бехлюль... я говорил тебе?... Ещё и Бихтер увидит... и тебе хана..., — потом заглянул в заплаканные глаза Пелин, — это Бехлюль... всем навешал... мы его не пускали к машине Бихтер... ну вот и выхватили... Ничего... До свадьбы заживет... Кстати, Бехлюль... Вы ещё не назначили день свадьбы?
Бехлюль только успел открыть рот, чтобы ответить... как из операционной на каталке вывезли Бихтер...
Лишь секундное замешательство от неожиданности... И вот он уже возле каталки, напряженно вглядывается в бледное лицо, повязку на голове, трубки в носу и во рту... Бехлюль протянул дрожащую руку, чтобы коснуться чуть приоткрытого голого плеча, но его остановил голос врача.
- Молодой человек, не мешайте... отойдите в сторону... её нельзя трогать...
Бехлюль поднял на него глаза, полные нескрываемого горя и слез.
- Пожалуйста, доктор... я её не потревожу... я только посмотрю...
Видя страдания Бехлюля, вмешался Салих.
- Бехлюль... сейчас Бихтер отвезут в реанимационную палату... она будет пока там... Доктор... это её муж... Пожалуйста... всего 60 секунд... он... понимаете... он должен почувствовать, что Бихтер жива... всего минуту...
Доктор согласно кивнул.
- Хорошо... но только минуту... Предупреждаю... можно только смотреть, тихо говорить... но трогать её, целовать нельзя... И успокойтесь, операция не сложная и прошла успешно... Она поправится.
Бехлюль благодарно глянул на доктора, проводил взглядом каталку с Бихтер, вытер ладонями слезы и шумно вздохнул.



В палате он что-то тихо шептал о своей любви, не замечая, как слезы снова скатываются в легкую небритость, как щиплет от них свежая ссадина на щеке, как их соль смешивается с солью вновь выступившей крови на разбитых и покусанных губах...
Когда вошла медсестра и попросила его выйти, Бехлюль взглянул на неё с беспокойством, не понимая, почему эта минута пролетела так быстро...
- Уже?... Бихтер... Любимая моя... я здесь... я рядом... я буду тебя ждать...
Но потом не удержался, наклонился к её голому плечу и поцеловал...

" Почему ты такая холодная?" — мелькнула тревожная мысль.
На ватных непослушных ногах он вышел из палаты, прислонился к стене и заплакал... никого не стесняясь, не боясь, что его осудят, сочтут слабым или посмеются... Но рядом были друзья... Пелин без конца вытирала бегущие слезы, Альтан и Мурат, отвернувшись, глотали свои скупые мужские слезы, часто моргали и шмыгали носами... А Салих, кусая губы, не замечая, что снова течет кровь из разбитой ранки, размазал большой ладонью свою соленую влагу по припухшей скуле, судорожно вздохнул и хрипло попросил.
- Бехлюль... прости меня... это моя вина... я не уследил... прости... Надо было послушаться тебя тогда... и снять её с соревнований... прости...
Бехлюль покачал головой.
- Нет, Салих... мы с тобой знаем... ты не виновен... и она это знает... И снять её было нельзя... невозможно... Она ведь, как любовь... а любовь держать в клетке, под запретами - нельзя... и её нельзя... Салих... а почему она холодная?
- Она ещё под наркозом... доктор сказал, что так нужно... проспит спокойно до утра... Потом придет в себя... и мы с ней встретимся, чтобы пожелать доброго утра... Поехали ко мне... тебе нужно отдохнуть...
- Нет, — резко возразил Бехлюль, — я никуда не уеду... Я буду здесь... я ей обещал, что всегда буду рядом... всегда... чтобы не произошло... А вы езжайте домой... я останусь здесь...
- Бехлюль... здесь... Где? В коридоре?... Не выдумывай... Она все равно будет в отключке...
- Ну и что... Она знает, что я здесь... я не уйду.
Салих понял, что сегодня Салиха уже не переубедить. Тем более, когда вышла медсестра и вынесла пакет с вещами Бихтер.
- Кто из вас родственники? Это личные вещи пациентки... одежда, украшения, драгоценности.
Бехлюль настороженно поднял глаза.
- Украшения? Какие украшения?
- Вот в пакетике... её сережки и одно колечко...
У Бехлюля всё похолодело внутри.
- Колечко?... Зачем вы сняли её кольцо?... Это же... разве можно?
- Успокойтесь, молодой человек... так положено. Когда она придет в себя, когда её переведут в обычную палату - вы ещё раз наденете ей его... Она будет даже рада... вдвойне... вот посмотрите... Главное - не потеряйте...
Бехлюль вытащил обручальное кольцо, которое недавно ночью надел на тоненький пальчик своей Бихтер, зажал его в кулаке и ответил.
- Не потеряю... ни за что не потеряю... Салих, можете забрать вещи? Что там? Я не знаю, куда их... что с ними делать... оставьте где нибудь...
- Да не думай ты о них... Может все таки с нами? — ещё раз переспросил Салих.
- Нет... я буду здесь...
- Ну смотри... если что, звони... в любое время... я приеду... Держись, дружище..., — он протянул свою большую мужскую ладонь. Бехлюль ответил прямым открытым взглядом и крепким рукопожатием.
- И ты держись... спасибо, что был рядом... до завтра, дружище...
Они говорили негромко, немного отрывисто, как бы выбирая слова, сами ещё не осознавая... только чувствуя, что обыкновенное обращение "дружище" уже было не просто словом...
Когда все ушли, Бехлюль подошел к двери палаты реанимации.
" Что за больница... хоть бы окошко было на двери... я бы смог смотреть на нее... как она спит... как она дышит... Любимая моя, Бихтер... умоляю тебя... не исчезай... ты же обещала... " — думал про себя Бехлюль, не замечая, что в кармане телефон на беззвучном звонке посылает свои сигналы.


kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
11.7.2019, 23:44 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна

... Что произошло дальше, буквально в нескольких десятках метров от трибун, на вираже, который в схеме трассы обозначен, как "острый 60", Бехлюль даже сразу не сообразил. Крутой поворот обходили уже несколько машин, значительно снизив скорость, а некоторые, по сути, ещё не успев прилично разогнаться после пит-стопа. Машина Бихтер по внешней дорожке уверенно обходила вираж. Внезапно у черного спорткара лопнуло заднее правое колесо, его раскрутило и вынесло на соседнюю дорожку - прямо в бок машины Бихтер. При таких скоростях достаточно даже не удара в бок, а касания по раме, кузову или колесу... и всё. Машина меняет свою траекторию движения. Удержать её реально только на прямом отрезке... но на вираже и скорости - никаких шансов...
От удара и собственного ускорения машина Бихтер подлетела вверх, перекрутившись и сделав сальто, рухнула на крышу и сразу перевернулась на колеса...
Трибуны в шоковом состоянии затихли... а рев остальных спортивных машин, продолжающих свою гонку, заглушил нечеловеческий крик... "Бихтер!!!"...
... Это кричал Бехлюль...
Ничего не соображая, он бросился вниз. Хотел перескочить борт ограждения. Но его остановили, схватив под руки, люди из охраны и полиции, следившие за порядком на этом мероприятии. Бехлюль вырывался и кричал, почти хрипел...
- Отпустите! Там Бихтер... там моя жена...
Он пытался освободиться из крепких рук блюстителей правопорядка, орал самыми грубыми ругательствами, не замечая, как слезы, не останавливаясь, текут из глаз, как в бессилии и горе прикусывает до крови губы...
Мимо трибун бежали парни из команды "Босфор". Салих заметил Бехлюля, подскочил к полицейским и громко крикнул.
- Пустите, это её муж... Пустите его!
Почувствовав свободу, Бехлюль перемахнул через борт и рванул к машине. Со всех сторон подбегали люди из их команды, те, которые находились недалеко в момент аварии. По боковой дорожке с сигналом спешила скорая помощь.
Бехлюль и Салих возле машины Бихтер оказались одновременно. Кто-то уже успел открыть двери. Салих, всех растолкав, бросился вперед и принялся расстегивать удерживающие ремни безопасности и страховочное устройство... заметив сразу, что голова Бихтер в крови и на ней нет шлема...
"...твою ж мать... где твой шлем, Бихтер... почему?... почему он слетел?..." — крутилась беспокойная мысль в его голове.
А Бехлюль его отталкивал в сторону, только мешая. Салих крикнул.
- Эй! Кто нибудь... подержите его... Тише-тише... малыш... сейчас... сейчас... — дрожащим голосом бормотал не менее перепуганный Салих.
Но Бехлюль рвался к Бихтер, не понимая, почему ему не разрешают к ней прикоснуться. Стремясь вырваться он сумел освободить левую руку и врезал в скулу одному из парней, даже не разглядев, что это был Мурат, пытавшийся его успокоить. Потом ещё удар... ещё... Он не видел перед собой ничьих лиц... не различал их... не думал, куда прикладываются его увесистые удары... Но парни не обращали внимания на удары, и только сплевывая кровь с разбитых губ, держали крепко, пытаясь сквозь его крик, объяснить, почему нельзя трогать Бихтер... почему надо ждать медиков, которые, к счастью, уже были здесь. Салих, нажав нужный рычаг, расстегнул все страховочные устройства. Он отступил в сторону, пропуская врачей, дав им спокойно и профессионально сделать свою работу. Сейчас главным было - аккуратно вытащить Бихтер из машины, и ничего ей не повредив, положить на каталку.
Бехлюль никого не хотел видеть, никого не хотел слышать и слушать... и только уже хрипел "Бихтер... Бихтер..."
Салих подошел, сжал его руку и обхватил голову.
- Бехлюль... она жива... слышишь... она жива... всё-всё... тише, Бехлюль... тише... она жива...
Но голос у самого предательски дрожал... Бихтер была без сознания... Из раны на голове текла кровь... на её бледное лицо, залив часть глаза, медленно стекала на щёку... Насколько опасна рана, скажут медики... но потом... не сейчас... сейчас пугающая, разрывающая сердце, неизвестность...
Когда Бихтер была уже на каталке, Салих заметил кровь на комбинезоне ниже колена... а в остальном, как будто, никаких повреждений... Но это совсем не было утешением... Все они узнают только после рентгена... и ещё... эта рана на голове... её кровь... В сознание Бихтер не пришла...
Салих глянул на застывшего, с глазами, полными безмерного горя, Бехлюля... Он подошел, взял его за руку и сам подвел к Бихтер...
- Бехлюль... ты слышишь меня?... Она ранена... но жива... слышишь - жива... это главное...
Бехлюль воспаленными глазами, полными слез, заглянул в такие же голубые, такие же полные горя и слез, даже не замечая мокрые щеки Салиха...
- Ну что, тренер... ты доволен?... Ты рад, что она победила?.... Рад? — прокричал Бехлюль, снова срываясь на хрип.
Салих вытер рукавом слёзы, вздохнул, набрав полную грудь воздуха... и судорожно выдохнул, стараясь держать себя в руках.
- Замолчи... Ты не соображаешь, что несешь... Она жива... она поправится...
Но Бехлюль не дал ему договорить... Он не сдержался и с размаху врезал в челюсть Салиху.
- Да пошел ты... Не подходи к ней больше... Слышишь!
Салих, конечно, понимал Бехлюля... но в долгу не остался. Он с разворота нанес такой же мощный удар Бехлюлю, что то едва устоял на ногах.
- Заткнись!... Тебя забыл спросить!...
И снова удар Бехлюля, сопровождаемый ругательствами... и снова такой же достойный "ответ"... Крики со стороны "успокойтесь!"... были словно не для них... Как можно успокоиться? Куда выплеснуть ту боль, что разрывала на части мозги и сердца этих двух молодых, красивых, здоровых и сильных мужчин... когда та... когда она... когда ничего не известно... когда горе застилает разум... и хочется орать на весь мир диким зверем... потому что ты ничего уже не можешь изменить...
Но вот Бихтер закатили в скорую, и Бехлюль кинулся к машине. Но врач остановил его.
- Отойдите, молодой человек, посторонним нельзя...
- Пожалуйста..., — просил Бехлюль, не обращая внимания на кровь из разбитой губы, — пожалуйста... я должен быть рядом... пожалуйста...
Подошел Салих, с таким же побитым лицом.
- Пусть он едет... он её муж...
- Ну тогда конечно... А вы, господин Салихан?
- Я еду следом... выезжайте на служебный выезд, — сказал он водителю, потом прикоснулся к своей разбитой губе, скривился, глянул на пальцы в крови и тихо выругался, — чёртов придурок... точно синяк будет... хоть бы ему в скорой успокоительное вкололи... он же больницу там перевернет.



Салих оглянулся на разбитый спорткар Бихтер.
- Мурат... скажи парням, пусть машину в ангар увезут, а шлем Бихтер ко мне в кабинет... Не понимаю... почему она была без шлема? Он не мог просто так сам соскочить... не мог... Может ремень порвался... или застежка... Как же так?... Ах, Бихтер... Малыш-малыш... почему ты была без шлема?
К нему подошел один из мастеров-механиков, работающих на соревнованиях на пит-стопах.
- Салих, я видел... Перед стартом Бихтер говорила по телефону. Наша секретарь Эльчин вынесла ей его за несколько минут до старта... ты куда-то уходил тогда...
- Что? — заорал Салих, — какой телефон? Она с ума сошла?
Резко развернувшись на месте, Салих бегом бросился в офис клуба. Он влетел на второй этаж, перескакивая по лестнице через три ступеньки. Дверь в кабинет распахнул ударом кулака. Но даже в кабинете, не успев отдышаться, буквально с порога закричал на перепуганную девушку секретаря.
- Эльчин! Какого чёрта? Какие звонки на старте? Ты сошла с ума? Разве ты не знаешь, что никаких разговоров на старте? Никаких телефонов и звонков! Это табу! Кто звонил Бихтер? На какой телефон?
Эльчин испуганно хлопала глазами, пытаясь дрожащими губами вставить хоть слово в свое оправдание.
- Господин Салихан... я думала... Понимаете... еще было время... Я думала это важно... там ребенок...
- Что ты думала, Эльчин? — кричал в бешенстве Салих, — зачем ты что-то думала? Ты ведь знаешь, что все телефоны отключаются... и это не просто так... Зачем ты вынесла ей телефон? Какой ещё ребенок?
- Господин Салихан... простите... но я и правда подумала, что это очень важно для Бихтер... Звонила какая-то девушка... она сказала, что она подруга её сестры Пейкер из Америки... Просила, чтобы я передала Бихтер, что очень болен её племянник Дурук...
- Подожди... звонок был на офисный телефон?
- Да... я ещё удивилась... но если звонят сюда, значит и правда очень срочно... Она просила передать ее слова о больном мальчике прямо срочно... А так как время до заезда еще было, то я сказала, что она сама может ей все сказать... Но я удивилась потом...
- Почему?... Она что-то сказала?
- Она сказала, что нужно просто передать... А что передавать, если можно и самой все сказать... Я вынесла телефон и ждала, когда Бихтер поговорит... А Бихтер... она поговорила быстро... отдала телефон, улыбнулась... и сказала, что это я ошиблась... Что ищут не её, а какую то Бейхан... и все...
- Эльчин... так может ты и правда не расслышала имени? — уже без крика, намного спокойнее спросил Салих.
- Господин Салихан... не знаю, чего я не расслышала... Значит я не расслышала три имени... Кроме Бихтер ещё имя её сестры и племянника... Его ведь зовут Дурук?
Салих нервно почесал пальцем левую бровь и снова скривился, потому что она уже прилично припухла от ударов Бехлюля.
- Да... Дурук... и еще есть Джем... Она просила позвать Бихтер к телефону?
- Нет... просила передать на словах... но я...
- И других имен она не называла...
- Та девушка четко назвала все три имени... Сказала, что Дурук сильно заболел... Вот поэтому я и...
Салих выслушал Эльчин,помолчал, подумал... но потом хлопнул ладонью по столу и холодным тоном произнес.
- Эльчин, у нас есть правила... Ты их знаешь, потому что работаешь не первый год... Нарушать их нельзя... никому...
Он повернулся и так же быстро выскочил из кабинета, спустился вниз и остановился на улице. Его ждали парни из команды - и гонщики, и механики, и дядя Рахми, и Севгим, которая завершила свою гонку, а сейчас рыдала на плече у Юсуфа.
Салих подошел к девушке.
- Ну что ты, Севгим? Успокойся... Умница моя... всё... всё... Как финиш?
Глотая слезы, Севгим ответила.
- Финиш наш, Салих... Бихтер... она же шла первой...
- Я знаю... не плачь... иди отдыхай... ты молодец... я тебя поздравляю...
- А Бихтер... что с ней?
- Не знаю... Я сейчас еду в больницу... Альтан, .Мурат... вы со мной... остальным отдыхать... я позвоню...
Он глянул на лица парней, прикоснулся к своей опухшей скуле и спросил.
- Не понял... А вы... тоже получили... И вы попали под ураган "Бехлюль"?
- Мы же его держали... — Альтан даже усмехнулся, — он же чокнутый... первый раз видел, чтобы Хазнедар кулаками махал... Хотя... его тоже можно понять... мы же его удержать не могли... Что теперь будет... Салих?
Их капитан вспомнил окровавленное лицо Бихтер, безумные, полные горя глаза Бехлюля, оглянулся кругом и поднял глаза к небу, стараясь скрыть навернувшиеся слезы.
- Не знаю... парни... ничего не знаю...
Потом, не обращая внимания на боль, крепко прижал ладони к лицу, вытирая незамеченные никем слезы.
- Все... поехали... Альтан, садись за руль... мне еще нужно позвонить в Анкару...

Фан-видео для фанфика В.Азаровой "Обгоняя рассвет"

https://youtu.be/DUFBHjg3J_g
kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
11.7.2019, 23:37 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ЧАСТЬ 9

" В жизни, длиною в полвздоха, не планируй ничего, кроме любви"
Мевлана

Глава 1

Сегодня в офисе клуба " Босфор" шумно. Собралась вся команда. Потому что событие касается всех - Первенство страны среди автомобильных клубов в классе спорткаров. И соревнования проходят не в Анкаре, как обычно. Сегодня гостей принимает хозяин этой гоночной трассы - автоклуб "Босфор". Начало заездов в 12-00. Все основные обязанности по приёму гостей были выполнены и гонщики готовы к старту. А этот утренний сбор команды чисто символический, но привычный. Друзья желают друг другу победы.
Бихтер отошла в сторону, присела на диван, посмотрела на свою правую руку с колечком и улыбнулась.
- Что, малыш, нравится колечко?
- Нравится... оно красивое. У Бехлюля изумительный вкус.
- Не спорю... если из всех выбрал тебя...
- А может это я его выбрала, — засмеялась Бихтер.
- Ты?... Ну значит у тебя что-то не то со вкусом, — пошутил Салих.
Неправда... Бехлюль очень красивый... и со вкусом у меня всё отлично... Я выбирала его сердцем.
- А-а-а!... "И ваши чувства тем и хороши, что начались не с тела, а с души...", — процитировал Салих.
- И здесь ты прав. Пока дело дошло до тела... — Бихтер засмеялась.
- Говоришь рифмами... Отлично! Значит настроение, что надо. А где твой "очень красивый"? Он придет? Наверное с Бюлентом?
- Бюлента не будет. Он только сегодня после обеда прилетает... Я говорила с ним по телефону... чуть не плачет... расстроился. А Бехлюль придет, он обещал. Сначала заглянет к себе в офис, потом сразу сюда. Думаю, что успеет... Хорошо, что он больше не спорил... ну по поводу гонок... Наверное смирился...
- Кто смирился? Бехлюль? Вот наивная... смирился он! Просто решил на этот раз тебя поддержать... А вообще-то, малыш... что-то мне подсказывает, что скоро ты нас покинешь.
- Ты с ума сошел? Что ты несешь, Салих? Почему это я должна уйти из команды?
- Почему? Да потому что Бехлюль хочет ребенка... сам говорил мне... Хочет настоящую семью - ты, он и малыши... И думаю, что это случится скоро... А когда такое сильное желание, то результат предсказуем... И вообще, Бихтер... а может ты уже беременная...
- Салих, не болтай ерунду... Я перед чемпионатом, как и все, проходила медосмотр.
- Ах, малыш... это было месяц назад... Да и Бехлюля тогда не было... А чтобы получился "бебби" не нужен месяц... Иногда достаточно одной ночи сумасшедшей любви... Ну ладно, это я так... Всё нормально... настраивайся на старт. Я пойду узнаю, что там хотела от меня наша охрана... Что у них случилось? Ничего не могут решить без Салиха.
Салих обнял Бихтер, и как всегда, зарылся лицом в волосы где-то возле уха, вдыхая незабытый волнующий аромат духов, а потом поцеловал в макушку.
- Давай, малыш... расслабься... Всё же хорошо... Кстати... ты сегодня необыкновенно красивая... честно... как никогда...
- Да ну тебя... Иди к своей охране...
Салих получил от Бихтер свой обычный поцелуй в щеку, и вышел из офиса.



Пока шел в сторону служебного въезда, где его ждали охранники, думал.
" Чёрт его знает? Госпожа Башак женщина мудрая, опытная, очень внимательная... я бы даже сказал - наблюдательная... может она и права по поводу Бихтер? Может Бихтер и правда беременная? Не у всех же сразу токсикоз, тошнота... как было у моей Джансу..."
Он вспомнил свой разговор с горничной накануне.
Они с Бихтер заехали после утренней тренировки. Госпожа Башак уже сделала свою основную работу и что-то заканчивала на кухне. Бихтер, в своем приподнятом настроении, вечно голодная - к ней. Сначала стакан прохладной воды, а потом " Накормите меня скорее"... Поела, отдохнула, посмеялась над Салихом и упорхнула... её ждал Бехлюль. Но после её ухода госпожа Башак нечаянно обронила.
- Моя милая деточка... Я так рада за неё... Это же какое счастье!
Салих понял, что женщина говорит о Бихтер, и поинтересовался.
- Это вы о Бихтер?
- Да, о ней... Простите, господин Салихан... но не удержалась... это от радости. Она же, как будто светится вся...
- Ничего... всё нормально. Конечно светится, правда, переживает, как всегда... завтра же соревнования.
Госпожа Башак немного помолчала. Она никогда не нарушала правила этого дома и не обсуждала личную жизнь хозяина... Но когда дело касалось Бихтер...умело обходила все правила. В последнее время между ними и правда установились тёплые женские чувства двух поколений. Взрослая женщина многому учила молодую и не опытную Бихтер... в плане кулинарии. Не сказать, что все уроки помогли. Но слушать Бихтер очень любила. А вершиной этих "уроков" стал вкусный кофе, который все таки получился у Бихтер. Что она с гордостью и демонстрировала Бехлюлю. И наблюдая за девушкой, госпожа Башак сразу замечала любые изменения в Бихтер, в её внешности, в поведении. И последние не пропустила.
- Я не об этом, господин Салихан. Мне кажется, что здесь причина в другом. Женщина так может сиять, когда она любима... или когда беременна.
Салих поднял глаза от журнала, с интересом посмотрел на женщину... и замер.
- Беременна?... Вы думаете, что...
- Не знаю... я могу ошибаться. Но Бихтер изменилась с тех пор, как приехал её молодой человек.
- Ну это и я заметил.Это же понятно... они и правда очень любят друг друга. Надеюсь, что скоро поженятся... может даже раньше нас с Пелин... Вот поэтому и сияет, как её колечко.
- Дай, Аллах!... Может вы и правы... А то, что кушать стала хорошо, не то, что раньше, поклюет, как птичка, и тарелка всегда полная остается... может это просто так... Худенькая она... ей хорошо надо кушать...
- Ну с аппетитом у нее все нормально...
- Вот и я говорю... у моей старшей дочери так было, когда мы первого внука ждали... Кушать она стала, как за двоих. Я даже удивлялась, как может столько есть... а она еще сверху и воду... напиться не могла... Точно, как наша Бихтер... Правда потом у нее это прошло... Как начался токсикоз, на еду смотреть не могла... Наверное потому я и подумала...
- Подождите... госпожа Башак... Так вы все таки думаете, что Бихтер беременная?... И скрывает это?
- Я не могу сказать, что точно... говорю то, что заметила... Время покажет... может я и ошибаюсь... А если беременная, то не скрывает. Она, скорее всего ещё и сама этого не знает... так бывает.
Госпожа Башак ещё раз извинилась, закончила работу и ушла. А Салих задумался... И вот сегодня решил, как бы невзначай, спросить у Бихтер. Но когда, действительно, ещё ничего не ясно, то покажет только время.
Салих зашел в комнату охраны на пункте служебного входа.
- Удачного дня, парни... Что случилось? Мне передали, что это срочно.
К нему подошел один из охранников.
- Господин Салихан... Я подумал, что это важно. Моя смена была два дня назад. Сюда приезжала незнакомая девушка. Спрашивала вашу Пелин, но её то здесь не было, спросила её телефон, я отказал. Когда поинтересовался, кто она сама, ответила, что близкая подруга. Я ей сказал, что близкие телефоны знают. А она имени своего так и не назвала, но стала расспрашивать о нашей Бихтер, что мол тоже её близкая подруга. Что они все трое - подруги. Странная подруга какая-то... близкая, а телефонов не знает. У Бихтер как раз была тренировка. Та девушка просила её пропустить. Я ей говорю, скажите - кто вы?... я позвоню Бихтер, только тогда войдете. А она возмутилась, что у нас слишком строгие порядки... Потом стала предлагать мне деньги... ну чтобы я её пропустил... Вы на видеозаписи все увидите... Одним словом я её не пропустил и вежливо попросил уехать... Она злилась... Даже грозила, что я потеряю работу за то, что не пропустил её.
- Хорошо, Керем... Я понял... А ну-ка покажи мне её крупным планом.
Керем нашел нужную запись, промотал, остановил, где изображение наиболее четкое и увеличил кадр.
Салих едва взглянул... и со злостью выругался.
- Твою ж мать!... Нихал...
- Простите, господин Салихан, я должен был её пропустить? Вы её знаете? Я не правильно поступил?
- Нет-нет, Керем. Ты все сделал правильно... Да... я ее знаю... Короче, парни, — он подозвал других охранников, — вот эту особу не пускать сюда никогда. Это моё личное распоряжение... Конечно... она может войти сегодня... как зритель, через главный вход на трибуны... Но сюда на трек, в офис - никогда. Понятно!
Охранники поняли, что от них требуется, а Салих попросил.
- Керем... скинь мне на флешку всю запись с момента её появления здесь, до момента ухода... Потом я заберу... сейчас уже опаздываю на открытие соревнований.
Салих спешил. Он шел на главную трибуну, чтобы выступить с короткой приветственной речью перед участниками, гостями и зрителями... а мозги не хотели соображать совершенно... Из головы не выходили мысли о визите Нихал.
" Вот неугомонная... Какого ты сюда явилась? Что тебе ещё нужно от наших девчонок? Всё успокоиться не можешь...Хотя не думаю, что тебе сильно нужна моя Пелин... да и Бихтер тоже...вот болван... Тебе же нужен Бехлюль! Не зря же ты его заманивала яхтой... Но к Бехлюлю подобраться не можешь и решила использовать девушек... А может всё не так безобидно, как я о тебе думаю, Нихал?"
Салих резко остановился и оглянулся по сторонам. Он внимательно посмотрел на свою команду возле старта, провел взглядом по трибунам. Но что он мог увидеть в таком количестве людей? Он даже не знал, где Бехлюль, так, только приблизительный сектор. А уж тем более, если и была здесь Нихал, разве разглядишь?... Да и что она может здесь сделать, сидя на трибунах?
" Дура ты, Нихал! Тебе их не достать... ни Бехлюля... ни Бихтер... Но если, не дай Аллах, ты задумала какую нибудь подлость... если ты навредишь Бехлюлю, если ты обидишь мою Бихтер... Я не прощу... Я найду способ наказать тебя...Можешь не сомневаться... Я тебе не бездомный сирота Бехлюль, которого гнули и ломали, как хотели... Я Салихан Сархан... конечно не супермен и в красном плаще летать не буду... Но зато я смогу играть с вами, Зиягилями, на одном поле... Вот только понравится ли вам эта игра... посмотрим."
Салих решительно тряхнул головой и поднялся на главную трибуну, чтобы дать старт Первенству страны по автогонкам.



Сегодня, в день соревнований, Бихтер проснулась раньше обычного. Бехлюль ещё спал. Она спустилась вниз, приняла душ, высушила волосы, сделала красивую прическу,подкрасила глаза. Критически осмотрела себя... и осталась довольна. Сегодня ей хотелось быть необыкновенно красивой.Ведь не во всех автомобильных клубах страны в команде гонщиков есть девушки, а уж тем более чемпионки. А ещё сегодня на трибунах будет очень особенный зритель и болельщик - её Бехлюль.
Бормоча какую-то не то песенку, не то детскую считалочку, Бихтер пошла на кухню. Очень хотелось есть. Как учил её Бехлюль, сделала несколько горячих бутербродов, соединила их со свежими помидорами, сварила кофе... и мечтая о своем, незаметно всё съела.
" Ого! Если я так буду есть, то скоро поменяю гардероб", — посмеялась над собой Бихтер, запивая кофе прохладной водой.
Потом снова поставила партию бутербродов в микроволновку, для Бехлюля, и поднялась наверх, чтобы разбудить любимого соню.
Но Бехлюль уже проснулся и слушал её возню на кухне.
Бихтер присела на кровать и стала водить пальцами по лицу Бехлюля. Привычные движения, легкие прикосновения, остановка на прикрытых глазах... поглаживание длинных пушистых ресниц, которые очень хотелось поцеловать... а потом медленная дорожка по контуру носа к губам... только желание поцеловать острее... когда тепло там... внизу живота... когда дыхание через раз... когда перестаешь бороться сама с собой и наклоняешься к ним, таким манящим, зовущим в свой сладкий плен... обещая вечную свободу...
Бехлюль не выдержал и улыбнулся.
- Что ты делаешь, Бихтер? У тебя это уже что-то вроде ритуала.
- Ты красивый... очень красивый...
- Перестань... я обыкновенный... это ты у меня красавица... иди ко мне... пожелай мне доброго утра...
- Бехлюль, — засмеялась Бихтер, уворачиваясь от его крепких рук, — наше "спокойной ночи" продолжалось почти до рассвета... так что для "доброго утра"... у меня нет времени...
Она хотела встать с кровати, но не успела... Бехлюль все таки дотянулся и схватив её в охапку, прижал к себе крепкой хваткой.
- Не убежишь, милая... без "доброго утра"... не получится... я же скучал... сильно-сильно... , — он ловил её губы, дразнил, прикасался быстро, но страстно. А потом опустил руку вниз, под пижамный костюмчик... Бихтер только охнула от неожиданности.
- Бехлюль... я и правда опаздываю... пусть наше утро и вечер будут одинаково добрыми... вместе... , — она обхватила ладонями его лицо, пробежала по нему своими теплыми мягкими губами, не забыв оставить свой волнительный, сладкий след в каждой точке, на каждом сантиметре... Потом снова погладила пальцами, не отводя глаз, любуясь мягкой лазурью родных любимых глаз Бехлюля... А он глубоко вздохнул, и улыбаясь согласился на компромисс.
- Ну если наши "утро и вечер" обещают встретиться... тогда... потерплю до вечера... Бихтер... ты снова гладишь моё лицо... что ты делаешь?
- Я тебя запоминаю... всегда хочу помнить твоё лицо... твои глаза... они моё небо...
- Но я рядом... я всегда буду рядом... Ты и так не забудешь...
- Я знаю... не забуду...
- Милая... а что это у нас так вкусно пахнет?
- Я сделала тебе горячие бутерброды... Времени и правда мало... мне пора ехать.
- Спасибо. А ты со мной завтракать?
- Я уже... Бехлюль... ты приедешь?
Бехлюль поднялся, сел на кровати, обхватил её лицо руками и нежно поцеловал, вглядываясь в родные глаза.
- Обязательно... Заскочу ненадолго в офис, а потом сразу в клуб... Разве я теперь смогу пропустить такое? Самая красивая девушка страны сегодня обязательно покажет лучший результат... И эта девушка - моя будущая жена! Конечно приеду...
- Отлично... Тогда я поехала... Иди ешь, пока горячие... И кофе есть... Я тебя люблю...
- Знаю... но я люблю больше...
Бихтер спустилась вниз, взяла сумочку, крутнулась на одной ножке, взметнув полы легкого шифона вверх и с улыбкой помахала рукой.
- До встречи, любимый.
Бехлюль спустился вниз и вышел следом, чтобы проводить взглядом, как уезжает Бихтер.



"Интересно... Это у неё уже спортивная закалка? Или она правда ничуть не переживает? Меня аж трясёт всего... как подумаю..."
Но взглянув на часы и поняв, что и у него не так много времени, поспешил в душ. Бехлюль знал, что время всегда пролетает быстро и незаметно, когда занят делами... и тянется, как резиновое, когда чего-то ждешь... Но как бы оно не двигалось - главное не опоздать к началу соревнований. Между собой они решили, что Бехлюль в офис клуба заходить не будет, чтобы ни как не отвлекать Бихтер и дать ей настроиться и подготовиться.
Сегодня Бехлюль был зритель. Можно было бы сказать - как все. Но это было не так. Бехлюль не был, как все. Потому что он так и не смог смириться с тем, что Бихтер занимается гонками... Правда виду не показывал... Он, как мог, скрывал свои переживания, волнения и откровенный страх.
И сейчас, сидя среди остальных зрителей, Бехлюль даже пытался себя настроить и получить хоть какое-то удовольствие от зрелища. Ведь спорт, как он сказал Бихтер, для мужчин... И вполне возможно, что получил бы, не будь среди участников его любимой Бихтер.
Вот и сидел Бехлюль... смотрел на то, что происходило внизу... и замирал от страха.
Но когда объявили пять участников индивидуального заезда - выпрямился, напрягся, как струна. Буквально превратился в слух и зрение. Больше никаких чувств... Даже думать не мог.
Каждый из участников делает четыре круга по треку без выезда на большую трассу. Никаких пит-стопов. Просто четыре круга на лучший результат. Бихтер была заявлена в этом заезде. Он видел её красную машину, красный комбинезон... смог даже разглядеть улыбку на лице. Она весело улыбалась и махала рукой болельщикам... И вот старт... Бехлюль поднялся вместе со всеми. Трибуны гудели, как и мощные двигатели спортивных машин. Несколько минут леденящего холода внутри, несколько минут бешено стучащего сердца, которое ощущаешь не только под ребрами слева... оно стучит в висках, в горле... везде, где может биться пульс.
...Финиш... Бехлюль не сводит глаз с машины Бихтер. Салих сам расстегнул её ремни безопасности, сам снял шлем, подхватил её под руки и закружил. Но Бехлюль даже и не думал ревновать... хотя и ему очень хотелось схватить её, прижать крепко к груди, чувствовать горячее дыхание где-то возле уха и щеки... и кружить, не отпуская рук.
" Я сделаю это дома, моя чемпионка... наши "доброе утро и добрый вечер" встретятся... ты мне обещала... и тогда я не буду спускать тебя с рук..." — с умилением думал Бехлюль.
Потом объявили результаты заезда. Бихтер снова победила, как ожидал и предсказывал Салих. Он был уверен в своей ученице. Гонщики ушли отдыхать. Их место заняли другие участники.
Бихтер и Севгим были заявлены ещё на один заезд - командный. Он проходил обычно завершающим. После всех индивидуальных, по всей трассе, с пит-стопами. Всего десять кругов. Бихтер уже принимала участие в таких заездах, даже побеждала. Поэтому волновалась не больше обычного. Всё как всегда... Холодный рассудок, спокойное дыхание, сосредоточенность. Руководил на заезде, или как гонщики говорят - вел спортсмена, у Бихтер сам Салих, а у Севгим - дядя Рахми.
И вот снова Бехлюль превратился в комок нервов. В перерыве он поменял место, чтобы лучше видеть выезд с трека на трассу. Там обзор лучше, больше видишь движение спорткара.
Позади семь кругов. Как в таких заездах идет гонщик по трассе, точно знает только тренер. Для зрителей не понятно - тот кто впереди побеждает или проигрывает.
Бехлюль видел, что машина Бихтер то вырывается вперед, то пропускает соперников. А когда скрывалась из зоны видимости, то сердце у него совсем останавливалось... и первые " тук-тук" Бехлюль слышал, как только видел красную машину с белой крышей.


kafedraIT2006, Tata2702, Viko4ka,
6.7.2019, 15:06 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ГЛАВА 7

Прошло несколько дней. До первенства страны оставалось совсем немного. Бихтер упорно тренировалась. Каждый вечер приезжала в Риву, где её ждал Бехлюль с каким нибудь сюрпризом и вкусным ужином. Об её участии в гонках они больше не говорили, но не значит, что не думали.
Однажды Бехлюль позвонил Салиху и пригласил на обед в ресторан, чтобы поговорить. Салих приехал. Бехлюль сначала спросил, как дела, как Пелин... в общем совсем не те вопросы и не те слова, которые хотел спросить и сказать... Салих понял его состояние, даже пошутил.
- Бехлюль, если бы у меня был кот, то ты бы и про него спросил, да? Но кота у меня нет. Зато есть горничная, госпожа Башак - чудесная женщина... И у неё тоже всё хорошо... Не обижайся... Говори прямо, что хотел сказать.
- Салих... не сказать... Я хотел попросить... Сними Бихтер с гонок...
- То есть - как это сними? А основания?
- Ну ты же её тренер, их руководитель... придумай что нибудь...
- Ничего себе - придумай. Пойми, Бехлюль, я не могу ей запретить. Ни как друг, ни как тренер, ни как руководитель. Как ты себе это представляешь? Она же спортсменка, гонщица... Да они месяцами на треке живут ради каких-то нескольких минут. У них у всех есть цель - победить!... А у Бихтер тем более...
- Почему - у Бихтер тем более? Она что, какая-то особенная?
- Представь себе, что да! Особенная! У каждого спортсмена свой путь, который привел его в команду, у каждого были разные причины сесть в гоночную машину, выйти на трек... И у Бихтер есть свои причины...
- Что ты имеешь в виду?
- Ну вот смотри... Сколько дней прошло, как вы встретились? Неделя? Уже неделю у Бихтер в жизни есть ты... А до этого... когда ты сидел в своем Ванкувере, или ещё лучше в Лондоне с молодой женой?... Да что там в Лондоне... А в Стамбуле?... Стоп... Какое сегодня число?
- Ну 24 июня...
- Чудесное совпадение... отлично, парень... поздравляю...
- Меня не с чем поздравлять... — хмуро ответил Бехлюль.
- Не с чем? Да неужели?... Тогда поздравь Бихтер... Только завтра... Ровно три года назад родилась гонщица Бихтер Йореоглу... ну только тогда она ещё была Зиягиль... Это случилось ночью... после твоей свадьбы с Нихал... У тебя была первая брачная ночь... а она... ты не видел её, Бехлюль... не видел... ты даже представить не сможешь, что с ней было... Я растерялся... я не знал, что с ней делать... Не понимал... Единственное, что я осознавал - мне её было безумно жаль... я не мог её бросить... Как бы тебе объяснить? Она была такая... такая, как будто жизнь отказалась от неё...
Я сейчас ничего не буду говорить тебе о тебе... ты и сам всё знаешь... Я говорю только о Бихтер... Потому что она сама не расскажет тебе всего этого... Если бы рассказала, то мы сейчас здесь не сидели... Ну может и сидели бы, конечно, но говорили бы точно не об этом...
Салих налил виски себе и Бехлюлю.
- Пей... на такси поедем...
Они выпили... И Салих рассказал, как встретил Бихтер на ночной дороге, как привез к себе домой - пьяную и грязную, в полной отключке. Рассказал, как купал её и переодевал... Свой рассказ он прерывал только для того, чтобы наполнить стаканы и выпить. Потом продолжал. Он видел, как от его откровения Бехлюль хмурился и мрачнел, как сжимал кулаки, скулы и губы, замораживая голубой огонь глаз Салиха своим ярко-синим штормовым, холодным, как лёд, взглядом. Он слушал ревновал и злился...
- Подожди... я не понял... Как это сам искупал и переодел? Ты её что? Раздевал?
Салих ухмылбнулся, делая глоток дорогого янтарного напитка.
- А как же! Мне что? Нужно было её в грязной одежде и обуви всунуть в ванну? Замочить, чтобы грязь сама отвалилась?
- Что ты несешь? Ты нормальный?... Привез домой незнакомую девушку, раздел её... помыл... — Бехлюль, накрываемый ревностью, сжал руку в кулак, — ты что себе придумал?... Ничего себе... Ну?... А что потом?... В постель?
Салих прищурил глаза, понимая ревность и негодование Бехлюля.
- Да пошел ты... Отелло доморощенный! Мне похрен твоя ревность... Тоже мне... стамбульский повеса... Перетрахал половину стамбульских девок... с сестрой переспал... и корчит здесь из себя ревнивца и нравственника... Как же - в постель... Ты может и потащил бы её в постель... даже в том состоянии...
Салих замолчал, сделал несколько больших глотков виски и выдохнул.
- А между прочим... это вы довели её до такого! Вы!... Вся ваша долбанная зиягилевская семейка придурков! И ты... ревнивец хренов!... Вот бл... Не хотел же о тебе... а придется... Где была твоя ревность и нравственность, когда ты своими руками толкал любимую женщину в спальню дяди?... А?... Где была твоя нравственность, когда ты трахал сестру на яхте?... А когда ты ей... той, которая под своим раскромсанным сердцем носила твоего ребенка,... ты ей в лицо кричал, что всё кончено - это было нормально? Ты о чём думал? Куда дел нравственность, когда отказался от неё и от вашего малыша? Продолжать?... Не смотри так... Я много чего знаю...У тебя, наверное, для всего есть оправдания?... Вы хоть видели, что делаете с ней?... Тоже мне... нравственники... И дядюшка твой... старпёр... Он о чём думал, когда девочку, почти дочку привел в кровать? Помочь хотел? ... добрый наш... Ну и дал бы денег её мамаше... Любви ему захотелось...Все вы толкнули её в ту ночь, на то шоссе за городом... все... и сестрица твоя полоумная... Все!... Короче... перебесись... и слушай дальше... иначе ты ни хрена не поймешь...
Бехлюль окинул Салиха подозрительным прищуренным взглядом. В голове немного шумело от виски... но мозги всё ещё соображали.



- Ты хочешь сказать... что Бихтер вот так всё взяла и выложила тебе? Тебе, которого видела первый раз в жизни?
- Ну во первых, когда она мне всё это рассказывала, мы встретились уже второй раз...
- Да конечно... Очень тесное знакомство... Бихтер по натуре замкнутая... она всегда умела держать дистанцию... Она сильная личность... и ныть бы не стала...
Салих встретился со взглядом Бехлюля... тот смотрел исподлобья.
- Вот смотрю на тебя и не понимаю... за что тебе, придурку, это счастье?... Сильная личность... Вот что личность - согласен. А сильная... дурак ты, Бехлюль! Она нежная, очень ранимая и невероятно одинокая... а ещё трусиха! Но упертая и упрямая, как стадо баранов... Она и правда личность... потому что боялась показать свои слабости. Она боялась быть открытой... думала, что её слабости и страхи будут использовать против неё. Вот поэтому и выставляла типа "сильную личность", как щит... Ведь довериться человеку - значит впустить его в свою душу... А где гарантия, что тот человек там не нагадит?... Молчишь?... Надеюсь, ты понимаешь, о чём я сейчас... Да-да... о том, как ты по её душе... в "грязных ботинках"... Что опустил глаза? Вспомнил?... Что ты видел в её глазах, когда хлестал её - её же болью, её страхом?... Сильную личность?... Короче... Я не знаю, почему она мне всё рассказала... Может потому, что хотела всё рассказать вам?... Тебе, например?... Может она просто уже не могла носить в себе эту тяжесть?... У каждого человека есть свой лимит прочности. Он вот так тянет-тянет... а потом выдыхается... и всё! Человека нет... придавило!... Может и её придавило?... А вас... тех, кто должен был всё это увидеть и услышать, рядом нет... Никого!... Охренеть! Семья, которая готова осудить... да еще и приговор привести в исполнение... Родня... там вообще полная клиника... Бихтер - как мешок денег и возможностей... Остался ты, дружок... Ты, которому она хотела отдать всю свою жизнь, потому что всё, что у неё было уже отдала - свою любовь... а ты... ты её любил?... или так , когда было время и никто не видел...
- Любил... очень любил...
- Ладно... готов поверить... я тоже любил... Но я был рядом... а вас - никого... Как в пустыне... Нормально, да?... Ты думаешь, что я ошибся, назвав её трусихой?... Нет... не ошибся... Потому что она и правда боялась... но очень хотела жить...
Салих, разбавляя свое обличение, откровение и всю печальную историю их с Бихтер знакомства, хорошими порциями виски - продолжал говорить... И когда он рассказал, как забрал Бихтер почти без чувств из отеля... Бехлюль уже не думал о ревности... До него стало доходить, что в таком состоянии она была только из-за него... Как Салих сказал?... "От неё отказалась жизнь"... Ведь по сути, он и был тем, за что Бихтер цеплялась, держалась, чтобы жить... Они были, как два альпиниста без страховки... поднимаются на вершину, стараясь обогнать друг друга, раздирают свои руки в кровь, скидывают камни на голову тому, кто отстал, у кого меньше сил. И не понимают - что они сами и есть тот страховочный трос, который поможет преодолеть крутой и опасный подъём. Только рядом, рука в руке, есть шанс подняться на вершину... Но Бехлюль отпустил руку... сам отпустил... Поднялся на вершину... сам, без неё... и понял... что там нет кислорода... там нечем дышать... там не живут... и её нет рядом... Нигде... Вокруг необъятный простор, где нет её... его Бихтер... И сейчас, слушая Салиха, Бехлюль глотал шершавый комок, раздирающий горло такой горькой убедительной правдой...
Салих продолжал свой честный рассказ... Он рассказал почти всё... Почти... Посчитал достаточным и без одной, некоторой подробности... И этого должно хватить. Потому что думал - если умный, то будет ещё больше ценить то, что имеет... Ну а если полный кретин, то всё снова испортит своей ревностью, недоверием, обидами и ещё чёрт знает чем... А поэтому - пусть знает!


- Ну а потом она поехала одна... Бехлюль, я гонщик - но такого не видел... Она летела, как птица... Она обогнала тот рассвет, представляешь... да ещё меня сделала на десять секунд. Лучше её результата в клубе не было. Правда, когда она приехала на финиш, я хотел её убить... Короче... наорал на неё всеми словами, которые есть в моём лексиконе... В таких ситуациях я слов не подбираю... мне по барабану, кто передо мной... Разозлился и хотел прогнать. На фига мне эта головная боль, думаю... Сдохнуть хочешь - пожалуйста... но это без Салиха... А она помолчала, а потом как гаркнет на меня... Я и дар речи потерял. Чтобы какая-то малявка на меня так повышала голос? Смотрю на неё... а глазища на пол лица, как зеленые озера... ещё немного и расплещется всё... нижняя губа дрожит, бледная, маленькая, худенькая... а сама держит меня за рукав и кричит "Ты научишь меня... и жить... и побеждать..." А потом замолчала и так тихо, жалобно говорит... "Салих... если бы ты знал... как я хочу жить..." Вот что я должен был сделать? А?... Как я мог её бросить?
Салих замолчал, снова налил стаканы и свой осушил залпом... А Бехлюль свой поднял... но так и оставил на весу...
Больше ему ничего не нужно было объяснять. Он вдруг отчетливо понял, что тогда, три года назад,он мог потерять Бихтер не фигурально, живя каждый своей жизнью в разных городах... Её бы просто не стало... Совсем... А для него каждое утро всходило бы солнце, наступал день, потом ночь, дул ветер, шёл дождь, росла трава, цвели цветы... Всё это было бы... Но без неё... И если отбросить в сторону все сантименты, слюни и слезы, все слова, которыми пытаешься оправдать или сгладить положение вещей, то останется горькая правда... Бихтер и правда могла умереть... Не предупреждая и не шантажируя, как это делала Нихал... Умереть... когда сама этого не хотела... она очень хотела жить... просто не находила в себе сил...
Бехлюль поставил стакан, закрыл лицо большими ладонями, выдохнув в них всю горечь услышанной правды.
- Салих... так что же делать?
- Бехлюль, как же вы с Бихтер похожи! Неделю назад она так же приехала утром ко мне и спрашивает: " Салих, что же делать?"... А я откуда знаю? Что делать? Вот возьми и забери у неё то, что стало для неё одной из причин, чтобы жить...Запрети! Но сам!... Я этого делать не буду... не смогу...
- А я? Смогу?... Я просто боюсь за неё! У меня слишком печальный опыт... Мне тридцать... а уже три автомобильных аварии... которые не забыть... Слышишь - три! А если что-то случится?
- Бехлюль... чтобы ничего не случилось - сиди дома! Закрой двери, окна, отключи газ, электричество, воду... Сиди и жди... Ты защищён? Уверен?... Ну если только это заменит тебе жизнь... Вот и думай, что делать... Просто поддержи её... Я знаю... она этого ждет... Может первый раз в вашей жизни надеется на тебя... верит тебе... знает, что не ошибается... ждет, от тебя поддержки...
Бехлюль поставил стакан... Пить больше не хотелось... Хотелось сохранить мало-мальски соображающую голову... А Салих ещё немного добавил...
- Салих... смотри... — Бехлюль вытащил из кармана коробочку с кольцом, — вот ношу в кармане...
Салих присмотрелся и улыбнулся.
- Ну и дурак, что в кармане... А кольцо красивое... ей пойдет... Одень ей его сегодня... на треке... И повод есть... Точно... давай поедем туда вчетвером ночью, ну перед рассветом. Я возьму с собой малышку Пелин... Отлично получится, точно тебе говорю. Бихтер оценит.
- Не знаю... вообще-то можно... необычно. Я так и хотел, чтобы не банально... У нас же с ней и так ничего не было... одни сплошные тайны... Вот хотя бы поэтому не хотел, типа вот тебе кольцо - давай жениться... А как поедем?... Мы же того... ну алкоголь...
- Да не парься ты... сейчас поедем ко мне, отдохнем, а потом наши девчонки нас отвезут... Надеюсь... они сегодня не пили... — и он засмеялся, поддерживаемый Бехлюлем.
Потом Салих позвонил ребятам из команды и попросил забрать их с Бехлюлем... вместе с транспортом... Ребята, конечно, тихо посмеивались, но понимали, что если их непьющий капитан команды и тренер сегодня напился, то это не просто так.

Дома Салих показал Бехлюлю комнату наверху.
- Вот, ложись здесь... это комната Бихтер...
- Не понял... что значит - комната Бихтер?
Салих покачал головой, слегка и сам покачиваясь, махнул рукой.
- Бехлюль... слушай, брось свои подозрения... достал уже... Иди и просто спи!... А почему Бихтер?... Ну это... она здесь спала, когда я её домой привёз... а моя комната внизу... А ты что подумал?... Дурак что ли? Я же тебе сказал - ничего не было!... Да ну тебя!... Какой же ты всё таки придурок... свалился на мою голову... вожусь здесь с тобой... Туалет и душевая вон там... в конце коридора... всё... я спать...
Салих, шатаясь, спустился по лестнице вниз и скрылся в одной из комнат.
Бехлюль сел на кровать, осмотрел большую, просторную комнату... но оценить её уют не смог... потому что не получилось сосредоточиться... Но кое что сделать ему удалось. Он достал телефон, и пропуская буквы, написал Бихтер СМС.
" Я у Салиха дома, мы напились, приезжай, люблю тебя. Бехлюль "
Потом отложил телефон в сторону, разделся и с удовольствием упал на большую кровать, раскинув в стороны руки. Бехлюль заснул...

Сквозь сон Бехлюль чувствовал, что кто-то щекочет его рос и губы... Не проснувшись окончательно, он отмахнулся рукой... Но через время вдохнул такой знакомый и родной запах... запах любимой женщины. Он протянул руку и приоткрыл глаза... Она... его Бихтер, сидела рядом и улыбаясь щекотала его своими волосами. Бехлюль нащупал её другую руку и потянул на себя.
- Полежи со мной... я соскучился... и так хочу тебя...
- Серьёзно? Я думала, что тебе с Салихом было весело!
- Угу... — пробормотал Бехлюль, — прямо хохотал до слёз... Спасибо, что приехала... Открыть глаза и увидеть тебя... Что может быть лучше!
Бихтер, умостив голову на его голой груди, пожала в ответ плечами.
- Ну... не знаю... Может стакан прохладной воды... был бы лучше?
- О-о-о! Это было бы наградой... А ты не захватила воды?
- Нет, вставай, вода внизу... Давай, умывайся и приходи на кухню. Знаешь, где кухня?
- Нет, я там не был...
- Ну найдешь... Где вкусно пахнет - там и кухня. Я вниз... там Пелин что-то разогревает... Я, кстати, ужасно хочу есть!
- Я тоже хочу... а который час?
- Поздний, Бехлюль. Вы с Салихом хорошо поспали.
- А-а-а... ну да... мы хорошо с ним и того... посидели...
- Заметно... — улыбнулась Бихтер.
Она точно не знала, о чём они говорили. Но предполагала, что разговор был сложный, важный, мужской, честный... и говорили о ней. И то, что они крепко выпили, а Салих забрал Бехлюля к себе, значит о чём-то точно договорились... В этом и был весь её друг Салих... Он никогда бы не бросил человека без помощи... А значит Бехлюлю было плохо на душе... или был нужен совет.

Приняв душ, Бехлюль спустился вниз, и по голосам понял, где кухня.
Бихтер, Пелин и Салих сидели за столом, ужинали и, переговариваясь, смеялись.
- Ух-ты! А здесь и правда вкусно пахнет... Я ужасно голодный.
Салих поднялся, подошёл к Бехлюлю, хлопнул его по дружески по плечу.
- Давай-давай... присаживайся. Ешь, что найдешь на столе. Ужин спартанский.
- Ничего себе спартанский! — удивленно воскликнул Бехлюль, — такие блюда... Сто лет не ел домашнюю долму... А кто готовил?
- Ну если я скажу, что я... ты же не поверишь? — засмеялся Салих.
Бехлюль, улыбаясь пожал плечами.
- А кто тебя знает?... Если ты из светской красавицы сделал гонщицу-чемпионку... откуда мне знать все твои таланты.
Салих ухмыльнулся.
- Вот чёрт... а ты прав... но... готовил не я. Это моя госпожа Башак! У неё с кулинарией все отлично... Так... ну раз я "усыновил" всех Хазнедаров, надо будет попросить эту милую женщину приходить два раза в день... ну или готовить побольше.
Бехлюль удивленно приподнял брови.
- Всех? В смысле... Бихтер здесь часто бывает?
- Она?, — Салих улыбнулся, — теперь каждый день. Госпожа Башак всё сокрушается, что она худенькая... вот и кормит её. Говорит, что ей надо хорошо кушать.
- А раньше? — Бехлюль смешливо посмотрел на жующую Бихтер, — раньше не надо было хорошо кушать?
- Ну сначала Бихтер стеснялась... Очень долго стеснялась при ней кушать, только кофе пила... Потом ничего... освоилась... Они даже подружились... И чаще дружат против меня.
Все засмеялись рассказу Слиха.
- Не выдумывай, Салих, — шутя оправдывалась Бихтер, — мы дружим не против тебя, а за тебя... Бехлюль... ты возле холодильника... подай мне пожалуйста воду... там есть прохладная.
- Опять воду, Бихтер? — удивился Бехлюль.
- Я уже наелась... пить хочется...
Пелин подмигнула.
- Конечно... она же с вами по второму кругу... Бихтер, куда оно в тебе помещается? Ты же худышка!
- Не знаю... просто у меня правильный обмен веществ... А сейчас тренировки, нагрузки... все калории сгорают... Поэтому и есть хочется...
- Ага... — поддакнул Бехлюль, — а ещё и пить... водохлёб.
- Да ну вас... вы ничего не понимаете в режиме питания спортсмена.
- Бихтер, — воскликнул Салих, — это у тебя режим? Пол дня пьет воду, пол дня ест всё подряд... Хороший режим!... Одно счастье - не поправляешься.
- Ну я же говорю - правильный обмен веществ в организме... — она допила воду, с удовольствием выдохнула и спросила.
- Как хорошо, что мы наконец-то собрались вчетвером, правда Пелин?... И что? Какие будут предложения?
Салих задумчиво покрутил вилку в руке, потом взял чашку с кофе и улыбнулся.
- Ну вообще-то... мы с Бехлюлем уже кое-что придумали, — он загадочно подмигнул Бехлюлю, — всё остаётся в силе?
- Конечно... я готов, — улыбнулся Бехлюль.
Бихтер и Пелин тоже переглянулись.
- Так... только не говорите, что вы запланировали себе продолжение "банкета", а нас оставите одних... даже и не мечтайте... иначе это будет ваше последнее желание.
Парни засмеялись, а Салих ответил.
- Нет, девочки... Мы сейчас все вместе поедем на трек... Бихтер... помнишь? Три года назад ты в первый раз обогнала свой рассвет. Покажешь, как ты это делаешь... ну сегодня рекордов не нужно... Мы просто посмотрим... и Бехлюль посмотрит... может угадает, о чём ты думаешь, обгоняя рассвет...
Все молчали, слушая Салиха... а Бихтер догадалась, о чём говорили эти мужчины накануне.
- Салих, я за! Отличная идея... Бехлюль, помнишь, я тебе рассказывала... это правда интересно!
Бехлюль не хотел показывать, что внутренне всё равно не согласился с участием Бихтер в гонках. Но портить ей настроение не стал... да просто не хотел этого делать. Откровения Салиха ещё долго будут той горькой правдой, которую приняло его сердце. Поэтому он улыбнулся.
- Конечно помню, моя любимая чемпионка... и с удовольствием посмотрю... может и правда угадаю... о чем ты думаешь...
Друзья ещё пару часов сидели вот так вчетвером. Смеялись, шутили, что-то вспоминали и незаметно, но верно сближались... Когда пришло время - уехали в клуб.

Бехлюль впервые был на гоночном треке ночью, когда горят все прожектора, все подсветки, все огни. Зрелище необыкновенное. Салих ушел в ангар, а Бехлюль вдруг спросил.
- Бихтер, а у тебя какой спорткар... ну какой цвет ?
Она улыбнулась.
- Красненький цвет. Очень красивый!
Бехлюль с улыбкой покачал головой.
- Кто бы мог подумать? Красненькая машина! Вообще-то, девушка, красное тебе очень идет... даже машина... ну та, помнишь? Твоя первая... тоже красная была, — он снова, улыбнувшись, подмигнул, — я помню... это был высший пилотаж...
Бихтер усмехнулась.
- Так ты хочешь со мной? Бехлюль? Туда, где рождается рассвет... мы можем повторить тот пилотаж... Поедешь со мной?
Бехлюль подошёл к ней вплотную, взял её руки, поцеловал ладони, прикоснулся к лицу и не отводя глаз, неожиданно ответил.
- С тобой поеду... куда хочешь поеду... Только будь всегда рядом со мной... никогда не исчезай в своем рассвете...
Бихтер потянулась к его губам и легонько прикоснулась, оставив свой сладкий след.
-... это ты не исчезай...
Когда Салих подал Бихтер шлем, она кивнула на Бехлюля.
- Он со мной... принеси ещё один, пожалуйста...
Салих удивленно округлил глаза.
- Бехлюль... ты это серьёзно?
- Вполне...
- Ну... как хочешь... просто в машине ты мало что увидишь, лучше с трибуны. Вид совсем другой...
- Салих... а я хочу не увидеть, а почувствовать... сам почувствовать, узнать... о чём думает человек, обгоняя рассвет...
Салих посмотрел на него долгим... и понимающим взглядом. Потом хлопнул по плечу и тихо, возле самого его уха прошептал.
- Давай, дружище... всё правильно... — а для всех громко сказал, — тогда понятно... Так... ждем... осталось ещё несколько минут до старта...
Потом сам закрепил шлемы у обоих, проверил ремни безопасности и защитные устройства... Теперь это был другой Салих, как другой человек... Его лицо было спокойным и сосредоточенным, а движения ловкими, отлаженными, без лишней суеты. Салих наклонился к лицу Бихтер, внимательно взглянул в глаза.
- Малыш, всё хорошо?, — он заметил её легкий кивок, — на старт!
Салих отошел в сторону, а машина сорвалась с места.
Бехлюль был поражен... Конечно, он был хорошим водителем, конечно, у него был опыт... ну и конечно - он тоже любил скорость...
Но здесь всё было по другому... как в самолете на "воздушной яме". Внутри него всё сжалось и поднялось вверх... к самому горлу... но почему то не опускается назад... а вибрирует и кажется, останавливает сердце... Но уже на первом вираже всё, что мешало дышать, что было в самом верху, вдруг резко рухнуло вниз... но летело, как будто в тебе пропасть и нет дна... а ты летишь вместе...
Бехлюль шумно выдохнул. Теперь он искоса поглядывал на спокойное лицо Бихтер, на сдвинутые у переносицы брови, обозначающие её повышенную внимательность и сосредоточенность. Сколько минут или секунд они мчались, Бехлюль не понимал... они были вне времени... Даже смелая мысль пронеслась у него в голове.
" А ведь рядом с ней всегда так... и было так... рядом с ней время не существует... да что там время... рядом с ней весь мир другой... яркий и незабываемый... волнующий... сводящий с ума..."
Вдруг на крутом вираже его качнуло в сторону, и он услышал победный возглас Бихтер.
- Ё-ё-хо-о! Бехлюль! У нас получилось! Смотри, смотри назад!
Он и не понял, куда надо смотреть... Бехлюлю главным было слышать это огромное счастье в её голосе...Но интуитивно понял, что у Бихтер получилось, что они всё сделали, как надо... и когда взглянул налево, понял, что там, у кромки линии горизонта появились первые, робкие, ещё даже не лучи, а тонкие светлые полоски... как раз в том месте, где восходит солнце...
Вдруг Бехлюль осторожно тронул Бихтер за ногу и постарался, как можно спокойнее, сказать.
- Бихтер... ты можешь остановиться... прямо здесь...
Бихтер сбросила газ, глянула на Бехлюля, а он просто кивнул.
Через несколько метров Бихтер остановила ревущую спортивную машину и выключила зажигание.
- Бехлюль, всё нормально?... Или... что-то...
- Нет, всё хорошо, не волнуйся... Подожди...
Потом полез в карман и вытащил коробочку. Он с робкой улыбкой посмотрел на Бихтер.
- Вот... уже несколько дней ношу в кармане... А сегодня... сейчас... Наверное самое подходящее здесь... на твоём треке... Мне так кажется. Сегодняшний рассвет не простой... теперь и я это знаю... Бихтер, я люблю тебя... как могло быть сто лет назад... Я буду любить тысячу лет вперед... Это навсегда... это не изменится... ничего не изменится... кроме одного... Я прошу быть тебя не просто моей Бихтер... Я прошу тебя быть моей женой... Ты выйдешь за меня замуж?... что скажешь?
Бихтер знала, что это когда-то случится. Ведь совсем недавно Бехлюль сказал, о чем он думает и чего хочет. И само предложение не было неожиданным... Оно было необычным... здесь, на треке... в тот момент, когда они обогнали рассвет... Бихтер прикусила нижнюю губку, стараясь дышать спокойнее, не выдавая тех нахлынувших эмоций... Предложение создать семью, быть всегда вместе... здесь, на спортивном треке, где живут и побеждают... Побеждают, обгоняя время, побеждают свои слабости и страхи, свои комплексы, свою неуверенность... побеждают самих себя... Даже, как маленькая вспышка, мелькнула мысль в голове...
"Это тебе, Бихтер, не кладбище... возле могил..."
Но развивать и думать, непонятно откуда залетевшую мысль, совсем не хотелось... Потому что напротив были любимые глаза, которые ждали её ответ...
Бихтер сняла перчатку, протянула Бехлюлю руку и просто сказала.
- Я буду твоей женой, любимый... я согласна...
Вдруг в шлемофоне, где было всё это время тихо, они услышали восторженные крики и поздравления Салиха и Пелин.
Бихтер улыбнулась, покачала головой, сняла шлем и утонула в объятиях Бехлюля, который успел расстегнуть защитные ремни безопасности.
Он целовал свою будущую жену очень нежно, смакуя и запоминая каждый миг счастья, каждый вдох и выдох, каждый трепетный взмах ресниц, подтверждающий волшебное мгновение, сплетающее новую нить их чувств, мыслей, желаний...
Им не нужно было спешить домой, не нужно было ждать неожиданных звонков, как несколько лет назад... в красной машине... на берегу Босфора... Может это получилось случайно... но сегодня, хоть и было похоже на прошлое, но всё было немного по другому...
Была другая машина - спортивная, мощная... хотя тоже красная... Был даже "Босфор"... правда автоклуб... Были Бихтер и Бехлюль - молодые, красивые, безумно влюбленные... но теперь свободные и уверенные в себе...
Но кое что не изменилось, оставалось таким же, как раньше - их любовь!



kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
5.7.2019, 23:42 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ГЛАВА 6

Нихал возвращалась в Стамбул... Зачем она поехала в Риву, даже себе не могла объяснить. Ведь когда Бехлюль показал ей ключи и сказал, что та Рива ему роднее, что только там он счастлив, она поняла, что счастлив не в одиночестве.
После обеда, проведя пол дня без настроения, она поехала в Риву. Но машин возле дома не было. Она постояла некоторое время на пригорке, ожидая, что кто-нибудь выйдет из дома. Но всё было тихо. Никого не дождавшись, она повторила попытку на следующий день. Машину оставила в маленькой роще, вышла на пригорок и спряталась в придорожных кустах, потому что сразу увидела серебристо-серый автомобиль и... их двоих. Нихал не видела их лиц, не слышала их голосов... Но разве нужно много ума, чтобы понять , что те двое любят друг друга? Когда так близко их лица, когда не могут губы оторваться от губ, когда сильные руки крепко прижимают её к себе и кружат... когда они смеются, радуясь своему счастью...
Всё это Нихал видела, а потому ненавидела ещё сильнее. Но теперь она ненавидела не Бехлюля... Его она обозначила жертвой, которому предательница Бихтер задурила голову. Значит его надо спасать от предательницы. Она ещё не знала, как это сделает... ненависть не давала сосредоточиться и думать конструктивно. Обо всем она решила подумать позже... обстоятельно и хладнокровно...



Утро для Бихтер и Бехлюля было таким же, как и вчера - добрым и счастливым. Потому что радовало солнце, голубое небо с маленькими белыми пятнышками облачков, чистый морской воздух возле спокойного теплого моря, а напротив - любимые родные глаза... которые ловят каждый посланный любящий взгляд.
Бехлюль приготовил нехитрый завтрак, а Бихтер сварила ароматный кофе... Все таки несколько полезных советов от госпожи Башак пошли на пользу, и кофе у Бихтер получался вкусным и с пенкой.
Бехлюль, выпив чашку, удивился и очень оценил её старания.
- Бихтер, кофе изумительный... Всегда знал, что талантливый человек, талантлив во всём.
- Спасибо, милый, я старалась... Но в остальном... кулинария бунтует, когда я пытаюсь её "приручить", — улыбнулась Бихтер.
- Ничего... я тоже ещё тот кулинар... но кое чему научился... как нибудь протянем... М-м-м... очень вкусно... С такой вкуснятиной, любимая, можешь соперничать только ты сама...
- Правда? ... — лукаво спросила Бихтер, — значит я вкуснее?
Бехлюль, закончив свой завтрак, потому что очень спешил, подошел сзади и обнял Бихтер, заключив её в кольцо своих рук, сцепив их в замок под её грудью. Он как то смешно, носом и лицом убрал её волосы в сторону, и припал губами к плечу, медленно двигаясь губами по шее.
- Ты не просто вкуснее... ты редкий деликатес... который не каждый может попробовать... а точнее, который только мой... мой личный и особенный... а моё только для меня одного... никому не отдам...
Бихтер повернулась к нему лицом, прикоснулась ладошкой к его губам, провела пальцами по щеке со шрамом, подняла руку к волосам и глядя в глаза согласилась.
- И не отдавай... никогда больше...
Он покрыл её лицо быстрыми поцелуями, а потом зарылся лицом в волосы. Отпускать друг друга не хотелось... но короткий сигнал СМС на телефоне Бехлюля напомнил, что кроме приятного есть еще и обязательное. Он достал телефон и посмотрел, от кого пришло сообщение.
- Мне пора... я сейчас на работу. Тебе же тоже нужно в город? Собирайся... отвезу тебя в твоё маленькое царство... посмотрю, где ещё живет моя Бихтер.
- Я в принципе готова... сейчас, только пару минут... Бехлюль... я тебе дала номера телефонов... мой, Салиха, Пелин... ты записал?
- Конечно... на празднике я даже у Альтана с Муратом взял их номера.
- Отлично... у меня сегодня тренировка... в это время телефон отключен... но я всегда потом перезваниваю.
Бехлюль молчал. Складывал свой ноутбук.
- Бехлюль... ты меня не слушаешь?
- Слушаю...
- А почему молчишь?
- А что говорить? Ты просила, чтобы я о гонках не говорил. Моё мнение ты и так знаешь... Я против этого занятия. Но спорить мы не будем. Ты не ребенок, которому я могу что-то запрещать или разрешать. Ты должна сама решать.
Бихтер подошла, стала напротив Бехлюля и положила руки ему на грудь.
- Бехлюль... если я брошу гонки... Что я буду делать? Ты подумал?
Он осторожно коснулся её волос, которые Бихтер сегодня выровняла и уложила в привычную прическу, потом крепко прижал её к груди.
- Подумал... Будешь любить... меня... А главное - будешь всегда рядом... Бихтер... я боюсь тебя потерять...
- Но ведь я и так с тобой... ты меня не потеряешь... Я всегда буду рядом... даже ближе, чем ты думаешь...
Бехлюль чуть нахмурил брови, что-то вспоминая, посмотрел на Бихтер долгим нежным взглядом.
- Бихтер, а правда, что если девушка... ну если она беременная, то она оставляет гонки?
- Правда... а что?
Он взял её лицо в ладони, пристально посмотрел в глаза и твердо произнёс.
- Бихтер... даже не думай принимать какие нибудь таблетки, слышишь? Никаких там средств... никаких!
- Подожди... ты имеешь в виду противозачаточные средства?... Но...
- Никаких но!, — перебил её Бехлюль, — никаких но!... Я ещё вчера хотел сделать тебе предложение... но у меня не было кольца... а ещё я хочу за тобой ухаживать... по настоящему... понимаешь?
- Бехлюль? Ты это серьезно?
- Очень серьёзно, Бихтер!... Ты мне не веришь?... Подожди... ты чего улыбаешься?
- Ну... не знаю... А это всё... ну что ты сказал... это из-за гонок?
Бехлюль молча покачал головой... глубоко вздохнул, и не отводя от Бихтер глаз, продолжил.
- Не совсем... Мы же договорились, что не будет тайн? ... Я об этом думал в самую первую нашу ночь. Но ни о каких гонках ещё ничего не знал. Но уже тогда хотел называть тебя своей... женой... Я хочу с тобой нашу семью... и малышей... если Аллах простит мне мой грех...
- ... наш грех, Бехлюль... наш...
- Не перебивай... я и так теряюсь... а потом, когда узнал о гонках... вот поэтому тоже... Я хочу, чтобы мы были не просто Бихтер и Бехлюль... я хочу семью... свою семью, понимаешь... семью, которая будет родной... в которой будет любовь не за что-то... а потому, что мы любим... и малыши... наши... они обязательно будут... Эту семью никто не сможет у меня забрать... никто.
Бихтер, конечно, предполагала, что Бехлюль заговорит об этом... даже, если быть честной, немного завидовала Пелин... Но что этот разговор случится так быстро...
А Бехлюль?... Бихтер совсем не ожидала от него такой решительности... Но то, что он был невероятно взволнован, и не скрывал этого... зацепило. Бехлюль часто сбивался, говорил с каким-то необыкновенным отчаянием в голосе, когда у человека огромное желание, а остался один единственный шанс... как последний глоток... Бихтер не могла не верить его словам, его глазам и слегка дрожащим от сильного волнения рукам.
- Бехлюль... я тоже этого хочу... но я о таком боялась даже мечтать...
- Бихтер... любимая... нам не нужно об этом мечтать... Мечтать об этом нужно было тогда, раньше... А сейчас нужно просто это сделать... Мы не сможем быть не вместе... Я это точно знаю... потому что и раньше не могли. Потому что я люблю тебя... Прошу тебя, верь мне... верь, если простила... Ты мне так нужна... никогда не исчезай...
Пока Бехлюль всё это говорил - он то прижимал Бихтер к своей груди, то отстранялся и смотрел в глаза. Но ни разу не выпустил её рук... А Бихтер, счастливая и растерянная, отвечала взглядом, полным любви... и согласия.
- Я верю, Бехлюль... потому что давно простила... потому что люблю... У нас будет наша семья... обязательно будет... и ты мне нужен... Я никуда не исчезну... обещаю...
Она поднялась на носочки и нежно поцеловала губы, которые ждали эту нежность, которые в ответ дарили сладкое наслаждение... когда кровь по венам стремительным потоком, когда пульс везде, когда ноги слабеют... а ты стоишь только потому, что тебя держат сильные надежные руки.
Когда они подъехали к небольшому городскому домику Бихтер, Бехлюль аж присвистнул.
- Ого! Как сказочный! Всё в цветах! Бихтер, а кто за ними ухаживает?
- Как кто? Я сама.
- А когда ты уезжаешь из Стамбула?
- Соседка поливает. Мы с ней дружим. Он тоже любит цветы. Даже расстраивается, ели они пропадают.
- Ну, пошли... показывай владения.
- Подожди... ты же вроде опаздываешь на работу.
- Опаздываю... Но неужели ты думаешь, что какая-то там работа может быть дороже? Нет... я должен посмотреть всё.
- Ладно... пошли посмотришь. Он маленький, но уютный. Для одного человека в самый раз. Мне больше и не нужен был. Кофе сварить?
- Спасибо... Кофе не успею... — Бехлюль осматривал гостиную, спальню, заглянул в ... пустой холодильник и засмеялся, — и здесь пусто! Бихтер! Где твоя еда? Что ты ешь?
- Я ем всё. И сейчас голодная, — она налила прохладной воды и сделала несколько глотков, — ещё только утро, а так жарко.
- Жарко? Вроде ещё ничего... терпимо... А почему голодная? Мы же недавно завтракали?... Бихтер... чем ты будешь заниматься сегодня?
- Сейчас пойду в магазин... здесь сразу за углом, куплю какой нибудь еды. Потом лягу спать... спать тоже хочу... У меня тренировка аж в пять вечера.
- Понятно... и правильно. Отдыхай... Я звонить не буду... Лучше, когда проснешься, сама позвони... А теперь... Бехлюлю пора... Ой, совсем забыл... Ты же в магазин собралась, — он вытащил бумажник и достал карту, — вот, держи...
Бихтер улыбнулась.
- Бехлюль... ты что? У меня есть деньги... Это не нужно...
Бехлюль вложил кредитку ей в руку.
- Нужно, Бихтер! Твои деньги меня не интересуют... Есть и хорошо. А это наши деньги...
- Бехлюль... ты не понял... Просто гонки - это не любительское развлечение. Я же профессиональная спортсменка. И у меня есть свой доход.
- Бихтер... пусть есть... ну и что? Надеюсь ты понимаешь, что это не перевод от дяди Аднана? Всё! Пожалуйста... не спорь со мной... так нужно... я же мужчина.
Бихтер улыбнулась... но поняла, что этим хотел сказать Бехлюль. И хотя она и в самом деле совершенно не нуждалась в деньгах Бехлюля, но обижать его отказом не стала. Ей даже показалось, что именно с таких незначительных, а может наоборот значительных моментов и должна складываться жизнь "вдвоём"... "вместе"... И сейчас Бехлюль делал свои первые мужские шаги в их жизни, когда вместе. А для него это было очень важным - суметь взять на себя ответственность, как мужчине.
- Хорошо... Я не спорю... Вот поеду и наберу себе всего, чего хочу, — засмеялась Бихтер.
Бехлюль поцеловал её в висок и прижал, обнимая хрупкие плечи.
- Я не против... купи чего нибудь и Бехлюлю. Всё!... До вечера, милая...
- До вечера... хорошего дня.
Бехлюль поднял руку вверх, и .... всё, как и раньше - педаль в пол.
- Вот сумасшедший... сам, как чёрт гоняет!
Бихтер улыбнулась своим мыслям и вернулась в дом. На день план был озвучен, а значит нужно все выполнить по пунктам.
Она даже удивилась, что всё получилось быстро и удачно. С Салихом поговорила, Пелин позвонила, продукты купила, ванну приняла, в которой почти заснула, разогрела в микроволновке пиццу, выпила чай... и сытая, довольная собой, пошла спать... До начала тренировки было ещё почти пять часов, а значит почти четыре можно посвятить отдыху... Глаза буквально закрывались...
Бихтер приняла самую удобную позу, сложила ладони под щекой... и провалилась в долгий спокойный сон. Всё таки её режим был нарушен радикально, и как говорил Салих... её просто "рубило"... А гонщик должен быть отдохнувшим и собранным.



Бехлюль вошел в свой кабинет, бросил взгляд на внушительную стопку папок с документами, которые скопились за эти дни, и которые нужно было срочно разобрать. Но несколько не отвеченных звонков от Томаса показались ему гораздо важнее. Потому что Бехлюль знал, что у друга не праздное любопытство или звонок вежливости. Он знал, что друг волнуется и переживает за него, как было все эти три года. Просто его друг был такой. И мужская дружба была для него не пустым словом.
Бехлюль нажал вызов и ждал ответ.
- Привет, дружище, — поспешил объяснить Бехлюль, — сразу не кричи и не обижайся. Ответить не мог и причина уважительная.
- Привет... ну если кричать и ругаться нельзя, то о чём мне говорить? Лучше буду слушать твои уважительные причины... Рассказывай... Нашел свою Бихтер?
- Нашел, — с улыбкой ответил Бехлюль.
- Ну? Нашел и всё?... Не зли меня... Что дальше?
- А что дальше? Всё отлично, дружище! Я её люблю, она любит меня... Вот сегодня проведу два совещания и поеду в магазин... за кольцом...
- Ого!, — удивленно воскликнул Томас, — уже за кольцом? Ничего себе ты взял темп!... И это за три дня?
- Томас... какие три дня? У нас было три года, чтобы всё обдумать и решить...
- А-а-а-а... Ну если так считать... А то, что твоя Бихтер чемпионка Европы... ты знаешь?
- Знаю, — сухо ответил Бехлюль.
- А почему нет радости в голосе? Ты её поздравил?
- Поздравил... я чуть с ума не сошел, когда узнал... Эти её гонки... Томас... Она же упертая... Сказала, что не бросит... а у меня сердце замирает от одной мысли, что она несется на бешеной скорости...
- Послушай, ну может ты зря всё так воспринимаешь?
- Зря? Томас! Ты её тоже поддерживаешь? Не знаю, зря или нет... но эти автомобильные аварии преследуют меня с самого детства, понимаешь?... Сначала я с родителями... потом Бихтер... У меня до сих пор в голове грохот разбитых машин и её крик... Потом снова я, там в Ванкувере... Мне снова повезло, я только морду поцарапал... но тот, со встречки, который летел мне в лоб... он же всмятку... Я боюсь, Томас... боюсь... Но она и слушать не хочет. Вот скоро первенство клубов. Она заявлена в основной состав... А у меня уже сердце не на месте...
- Бехлюль... тебе надо успокоиться... Конечно, ты переживаешь... Но мне кажется, что тебя просто захлестнули эмоции... Всё так быстро и всё хорошо. Ну ладно... а с этим Салиханом ты познакомился? Как он?



- Познакомился... Ну как?... Я с ним мало общался. Больше со слов Бихтер... Кажется, нормальный, правильный мужик... Даже, на мой взгляд, слишком правильный...
- То есть? Это разве плохо?... Или... Ты ревнуешь к нему Бихтер?
Бехлюль хмыкнул, вспоминая, как Бихтер отзывалась о своем друге.
- Ревную? Да я Бихтер ко всем ревную... Не в этом дело... Они друзья... Хорошие друзья... Помогают друг другу, поддерживают... Ну не знаю... может так бывает...
- Ага... короче, ты не допускаешь мысли, что два красивых молодых человека разного пола, могут просто дружить, а не спать... Вот ты бы точно переспал, да? А они? Ты сомневаешься?... Или что-то у них было?
Бехлюль задумался.
- Нет, Томас, не было... Я не могу не верить Бихтер. Она свободная, уверенная в себе... Ей просто незачем мне лгать... Я верю ей... Но главное, что она верит мне... верит в мою любовь... А я её люблю... Она вся моя жизнь...
- Бехлюль... я рад за тебя, дружище... Не переживай... Всё будет хорошо. Ты не пропадай, ладно?... Я понимаю, что занят, что у тебя Бихтер... ну и всё такое... Звони... Знаешь, так хочется увидеть тебя, пришибленного любовью... с глупой улыбкой до ушей, рыжий чертяка...
- На себя посмотри... Ладно... Ты тоже звони... Давай! ... Берлин ближе к Стамбулу...
Бехлюль выключил телефон и сидел ещё некоторое время с улыбкой на губах... И даже не догадывался, насколько пророческой была его последняя фраза... Сейчас он был рад услышать друга, был рад таким стремительным изменениям в своей жизни, и ему правда хотелось улыбаться.
" Я, наверное, и правда смешно выгляжу. Ну и пусть... мне что, замуж выходить... Ах, моя Бихтер... Спит наверное... а я уже скучаю"
Бехлюль в телефоне нашел картинку с цветами, написал на ней " Я тебя люблю" и отправил Бихтер, зная, что она её увидит, когда проснется.
Воодушевленный приятными мыслями, он подвинул поближе стопку накопившихся документов, раскрыл первую папку... и больше не было улыбки, не было красивых ямочек на щеках. Появилось серьезное и сосредоточенное лицо руководителя Стамбульского филиала транспортно-логистической компании Бехлюля Хазнедара...



Доброе утро для добрых людей... Но если мысли у человека не добрые с самого пробуждения, то как утро может стать добрым?
Нихал проснулась в отвратительном настроении. Половину ночи ей не давало покоя то, что она увидела накануне в Риве, а другую половину мысли вперемешку со сном окончательно свели с ума, если тот ещё оставался в больной голове. Но время и её научило некоторому терпению. У Нихал теперь была цель. Ей нужно было любой ценой добраться к Бихтер и сделать всё, чтобы Бехлюль от неё отвернулся. А на войне, как говорят, все средства хороши. Но всё дело было в том, что войну-то Нихал объявила, а вот враг на неё не пришел... и скорее всего даже не знает ни о каком объявлении войны.
" А ей и не нужно этого знать... Вот когда Бехлюль ей помашет ручкой и скажет "Бехлюль качар" - вот тогда и узнает... Но! Как бы мне о ней самой что нибудь узнать?"
Нихал уже успела попробовать методы, что и Пелин, когда её разыскивала - узнать что нибудь в фонде. Но там никто ничего о Бихтер не знал... Любимая ненавистная госпожа Фирдевс в Италии со своим мужем, Пейкер в Америке... с Пелин отношения разорваны.
" Да и что может знать эта бледная моль?... Она мне не помощник... — язвительно думала Нихал, — хоть в Париж лети к братику... Он точно знает о Бихтер много... Но не думаю, что охотно расскажет. Кажется, братик подрос... и у него есть свои тайны, которыми с семьей не делится..."
Но блестящая мысль всё таки озарила это не доброе утро. Ведь Бюлента нет... а компьютер-то в комнате.
Нихал подскочила и не переодеваясь бросилась в комнату Бюлента - бывшую комнату Бехлюля.
После отъезда Бехлюля и Нихал в Лондон, Бюлент с удовольствием занял комнату старшего брата. Ему она всегда нравилась, был свой балкон. Предложение, занять комнату Нихал, потому что там есть ванная, он отверг сразу... Бюлент был человеком Бехлюля... Ему даже нравилось выходить из душа, обмотавшись полотенцем... Мальчик взрослел и стремился если не во всем, то в очень многом подражать брату.
Нихал остановилась посредине комнаты... Какие-то теплые волны колыхнулись внутри, заставив мысленно вернуться в то время, когда здесь жил её старший брат... Нет, не жених, не муж... а именно брат, которым она всегда хвасталась перед одноклассниками... которого любила. Он всегда был в её жизни.
" Как странно... А ведь действительно... пока я считала Бехлюля братом, то с кем бы не был у него роман - он всегда оставался в моей жизни... Ровно до тех пор, как я назвала его женихом... Как только мы обменялись кольцами, я потеряла брата Бехлюля... он перестал быть в моей жизни... совсем... так и не появился больше, как бы я его не называла... Я знаю, кто забрал у меня Бехлюля... Это Бихтер... Никогда ей этого не прощу..."
Нихал ещё раз окинула взглядом стены со знакомыми картинами Бехлюля, мебель, ковер на полу, стол, полку с книгами, теперь уже Бюлента... Все, как раньше... почти всё... Только Бехлюля здесь нет...
Она включила компьютер и сосредоточилась на мониторе. Нашла несколько папок, которые открывала по очереди. Но там не было ничего, что её интересовало. Вот ещё две папки, подписанные - "Она-1" и "Она-2"... но запароленные...
" Странно... две папки с одинаковым названием "Она", только 1 и 2... и на обеих пароль... А может "Она" - это и есть Бихтер?"
Нихал стала подбирать пароль. Она подставляла дни рождения членов семьи, самый простой и распространенный вариант паролей, начиная со дня рождения Бюлента... даже её, Бихтер попробовала. Не сработало!
"Вот маленький засранец! Что же он мог придумать?"
Нихал стала подставлять имена, начав с имени Бихтер... а дальше в известной последовательности... Даже попробовала название его баскетбольной команды, которое едва вспомнила... Ничего!
Нихал злилась, разве что не скрипела зубами... Конечно, она любила младшего брата... очень любила... Вот только понимала его не всегда... А скорее, чаще не понимала... и совсем не разделяла его интересов... Откуда же ей могло прийти в голову, что подросший Бюлент, глубоко в своем детском сердечке оставил то заветное слово, которое всегда берег для особенного человека, которое не смог сказать ни одной женщине, живущих или работающих у них в доме. Пароль был прост — " МАМА"...
Когда Бюлент так называл Бихтер, это всегда бесило Нихал, а потому она даже допустить не могла набрать эти простые буквы.
Одним словом, пароль от младшего братика оказался Нихал "не по зубам", а точнее - не по мозгам.

И настроение, которое и так было на нуле, испортилось ещё сильнее. Она стукнула по компьютерному столу кулаком с такой силой, что аж "мышка" подпрыгнула.
Ничего не узнав, Нихал вернулась в свою комнату, приняла душ, оделась и спустилась в гостиную. Завтрак был на столе, в кофейнике горячий ароматный кофе... Завтрак для одного... Скучно... Она отхлебнула немного кофе, поднялась со стула... и села на место, где всегда сидела Бихтер. Нихал подняла глаза напротив... в пустоту... А раньше там было место Бехлюля...
" Интересно... они и за этим столом перемигивались и дарили друг другу влюбленные взгляды? Странно... никогда ничего подобного не замечала... Но это не означает, что этого не было..."
Нихал хотела позвать Сему, сама ещё не зная зачем... как вдруг её осенило.
" Стоп! Слуги!... Как же я это упустила? Ведь кто, как не они всегда всё знают, замечают, подслушивают, переговариваются, общаются со слугами из других домов... и вообще... всегда в курсе всего... и не только того, что творится в доме... Рыза... он же общался с Бехлюлем ещё до того, как начал у нас работать... Бехлюль ещё тогда напился с рыбаками... А Бехлюль приехал, и может, по старой памяти звонил Рызе... а может он что нибудь знает и о Бихтер? Вот кого надо расспросить! Как же я это выпустила из виду?" — размышляла довольная собой Нихал и тихо спускалась на кухню.
" Надо послушать... о чем они там болтают... Это бывает очень полезно"
Она остановилась за дверью и прислушалась. Невероятно, но её ожидания оправдались. Прислуга обсуждала свежие газеты, статью в журнале... и Нихал услышала имена Бихтер и Пелин... Но почему их обеих? Как они могут быть связаны? Эти вопросы вместе с раздражением крутились в голове, разрушая остатки покоя и радости от того, что она оказалась догадливой.
Нихал неслышно вышла из-за двери и с "милой" улыбкой, как будто ничего не слышала, поздоровалась.
- Доброе утро! Всё нормально, Джемиле, Сема?... А где наш Рыза?
- Доброе утро, госпожа Нихал... да... нормально... Рыза поехал забрать заказанные продукты...
- Хорошо... а что это? Новая почта?... Сема, со стола можно убрать и отнеси почту в гостиную...
- Как пожелаете, госпожа Нихал.
Сема собрала газеты, журналы и пошла наверх. Нихал вышла на улицу. Конечно, её просто подмывало скорее посмотреть, что прислуга увидела в тех газетах... но уж очень хотелось сохранить непринужденный и безразличный вид. Не стоит показывать прислуге, как "чешутся руки" поскорее схватить корреспонденцию.
Нихал прошлась по двору, подошла к бассейну, потрогала воду... но купаться не собиралась... Она с тоской посмотрела на потрескавшуюся плитку возле бассейна, на малопривлекательную, хотя чистую воду и удивилась. Ведь сколько было восторга тогда, когда они были детьми и с радостью здесь плескались... и Бехлюль тоже...
" Как в болоте... Отец, конечно, так и не обновил бассейн... ему что, денег жалко?... Или ностальгия?... Не понимаю..."

Нихал резко развернулась и поспешила в дом. Там, в гостиной, её ждала не просто нужная её информация... а практически "бомба", которая буквально взорвала ей мозг на тысячи колючих злых осколков... Ещё раз доказав, что не каждое утро может быть добрым... не для всех уж точно...
Развернув журнал, Нихал застыла. Она не могла двигаться. На всём развороте лицо её бывшей подруги Пелин... и гонщика Салихана Сархана, который целует пальчик девушки с красивым колечком... На заднем плане члены команды авто-гонщиков "Босфор"... Нихал некоторых даже вспомнила, потому что видела раньше... Но двоих она знала наверняка. Красивый высокий парень в строгом черном костюме и белой рубашке обнимает девушку в красном платье... Девушка радостно улыбается, хлопает в ладоши, а парень склонил голову к её шее... то ли что-то говорит... то ли целует... Но вид у обоих необыкновенно счастливый... Эту пару Нихал узнала бы из тысяч... Бехлюль и Бихтер...
Но и жениха Пелин она вспомнила. Это тот таинственный друг, с которым Бихтер приходила в порт... Значит он гонщик... Знаменитый гонщик... Нихал нахмурилась.
" Конечно, это с ним Бихтер приходила в порт и представила, как друга... Но как они сблизились с Пелин?... И не просто сблизились... Кто бы мог подумать... Моль бледная! А ей колечко да такой красавчик! Вот где справедливость?... Хотя... жаль, что я забросила свою подругу... Она бы сейчас ой как пригодилась..."
Нихал прочитала небольшую заметку о помолвке, даже не собираясь полистать дальше, тут же швырнула журнал... Настроение было испорчено окончательно...



Лихорадочно пытаясь переварить увиденное, она взяла в руки газету... и обомлела. С первой полосы на неё смотрела Бихтер... в комбинезоне гонщика и с кубком в руках.
" Что?... Бихтер чемпионка Европы автогонок в классе спорткаров?... Бред какой-то... Это ошибка или шутка?... Как такое может быть? Бихтер - гонщица?... "
Не веря своим глазам, Нихал полистала газету, отложила её в сторону и взяла другую... Там такая же информация... только фото побольше. Понимая, что это не жёлтая пресса, а уважаемые серьезные издательства, которые никогда не печатают непроверенную информацию, она лишь убедилась, что это никакая не ошибка... но!
Нихал снова перечитала статью. Всё равно не укладывалось в голове. Бихтер и гонки! И не просто гонки... Она чемпионка! Чемпионат проходил в начале этого месяца в Париже. Бихтер представляла автоклуб "Босфор". Нихал открыла интернет, чтобы проверить информацию... Всё точно...
" Значит... клуб "Босфор"... Ну теперь понятна твоя дружба с этим гонщиком Салиханом... Ладно... Вот оттуда я и буду брать всё, что нужно..."
Нихал записала телефон клуба, его адрес и стала думать как и с чего начинать... Она ещё не знала, что получится сделать. Но цель была - Бехлюль должен её бросить, отвернуться и забыть. А значит... о Бихтер нужно узнать всё! Абсолютно! Даже то, чего она сама о себе не знает... главное, чтобы поверил Бехлюль.






kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
30.6.2019, 20:12 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Бихтер проснулась, интуитивно чувствуя, что рассвет уже далеко, что солнце высоко, и что совсем не рано. Её голова не на подушке, а на руке Бехлюля. Она слышит его тихое спокойное дыхание, наблюдая, как широкая мужская грудь с рыжеватыми кудряшками, равномерно приподнимается в такт дыханию.
" Спит соня... Ладно... не буду будить... жалко...", — подумала Бихтер, аккуратно приподняла голову с его руки, повернулась... и утонула в голубой нежности любимых глаз.
- Ты не спишь? А я боялась тебя разбудить, — радостно произнесла Бихтер.
- Я проснулся чуть раньше тебя... Странно... такое чувство... знаю, что не сон, не фантазии... Ты здесь, рядом... Сейчас проснешься и откроешь глаза, мягкие, как зеленый бархат, как трава в росе, что бывает на рассвете... Жду это, а сам не верю, что так может быть... Бихтер... Как же мы с тобой отстали... Я хочу чтобы у нас было всё. Понимаешь... всё-всё...
- У нас есть мы... Разве мало?
- Мало... У нас с тобой должны быть не только страстные ночи и такие сладкие пробуждения. У нас должны быть дни, заполненные безумными поступками, смешными идеями, неожиданными сюрпризами... дни, наполненные друг другом... Чтобы смотреть на часы, и хотеть, чтобы они остановились... Как думаешь, у нас получится?
- Думаю, что получится... мы ведь оба этого хотим... — она помолчала, — и с чего начнем наши безумства?
Бехлюль подмигнул.
- Ну-у... я в душ...
- Я первая...
- Тогда вместе, — он ловко подскочил, приподнял за руки Бихтер, — правда... пошли вместе... Мы сегодня всё будем делать вместе.
- Только сегодня?
- Потом посмотрим... но сегодня точно... — не сводил своих восхищенных глаз Бехлюль и незаметно увлекал Бихтер за собой.
А через пару минут их смехом была наполнена не только ванная, а весь дом... Но вот сменился возбужденным дыханием, стоном наслаждения и тихим хрипловатым шепотом возле самых губ, возле прикрытых в истоме глаз, в уголке между шеей и плечом, где пульсировала тонкая венка, передавая их ритм любви...
Бехлюль свои привычки не менял. Закутав Бихтер в мягкий махровый халат, сам обмотал полотенце вокруг крепких бедер.
- Ну что? Начало дня отличное... как считаешь? — снова подмигнул довольный Бехлюль.
- Между прочим, ты сказал, что наш день начался ночью... Так что это продолжение... но мне оно понравилось бы больше... если бы я чего нибудь поела... Бехлюль... я голодная...
- Я тоже... Значит одеваемся и на кухню, да? Чем будешь кормить мужчину?
Бихтер засмеялась.
- Я думала... ты будешь меня кормить... ты же вчера там что-то купил?
Бехлюль кивнул.
- Ну тогда правда вместе... Кстати... а ты за это время научилась хоть что нибудь готовить?
- Ну как сказать... я... м-м-м... умею делать омлет... И кофе варить...
- Та-а-к! Всё ясно... Ладно... это уже кое-что... Сейчас что нибудь придумаем... не переживай... Нужно только решить пару вопросов. Мы же договорились отключить телефоны?... Я позвоню в офис своему заместителю, узнаю, как там дела... и всё!
А тебе, Бихтер, сегодня никуда не нужно?
Бихтер смотрела на серьёзного Бехлюля, который так и стоял в полотенце на бёдрах, и звонил своему заместителю... Конечно... Тон у него был деловой... но вид! Бихтер уже прикрывала рот ладошкой, чтобы не расхохотаться в голос. Пока Бехлюль, стоя в одном полотенце, раздавал свои распоряжения заместителю, Бихтер просто отправила СМС Салиху, чтобы её сегодня не ждал.
Бехлюль краем глаза видел, что Бихтер не сводит с него взгляда, и когда закончил говорить, отключив телефон, спросил.
- Ну, моя милая, что тебя так развеселило?
Бихтер не сдержалась и прыснула от смеха.
- Бехлюль... похоже наши безумства уже начались... Никогда не видела, чтобы раздавали указания в полотенце на бедрах... Ты был неотразим!... Ты не просто босс... Ты очень большой босс... Такой классный бос... во всех отношениях!
Бехлюль понял, что её так веселит.
- А ты меня продолжаешь дразнить, да, Бихтер?... Твой босс голодный... Всё!... Одеваемся и на кухню... Сегодня будет завтрак от Бехлюля... от Бихтер только кофе... И его уже давно пора бы выпить... Сидит тут... хохочет!
Выпад на её смех был для Бихтер очень неожиданным. Бехлюль демонстративно и очень медленно вытащил уголок полотенца... и не открывая того, что было под ним, улыбнулся.
- Давай, кто быстрее оденется?... И-и-и... На старт, чемпионка!
Он быстрыми большими шагами бросился наверх, теряя полотенце и слушая, как ему вслед хохочет Бихтер.
- Ну так не честно, Бехлюль... Ты использовал запрещенный приём... Я думала, что ты подойдешь... как я к тебе ... ну вчера...
- Он смеялся в ответ.
- Ты забыла, моя прелесть... вчера подошел к тебе я... надо было не зевать, а догонять... и вообще... у нас с тобой нет ничего запрещенного... и приёмов тоже... Просто я оказался быстрее... А вот ты не догадалась потянуть за поясок халата..., когда я открывал полотенце... сама виновата...
- А если бы я... ну потянула за поясок?
- Я бы замер... я бы не смог сдвинуться с места... я бы забыл, что нужно дышать... я бы вдыхал только тебя... как бальзам, как волшебство... как любовь... Бихтер... ты же пахнешь моей любовью...
- Правда?... А я думала, что тебе нравятся мои духи...
- И духи нравятся... но только ты можешь передать их совершенство...
- Бехлюль... а что ты там делаешь?
- Как что... отвлекаю тебя... а сам одеваюсь... Иди, чемпионка, одевайся быстрее, — уже с лестницы отозвался Бехлль, успевший одеться.
Он спустился вниз в коротких джинсовых шортах с оборванными краями и голубой майке, так красиво подчеркивающей его яркие, блестящие озорством глаза.
Бихтер давно не видела такого Бехлюля... а точнее, именно такого - никогда. Она радовалась тому, что он остался тем же молодым парнем, который умеет создать настроение, с которым не скучно, который внимательный и любящий. Но ещё больше она радовалась тому, что не растеряв себя, он стал уверенным в себе, в своих словах и поступках. Бихтер никогда не пыталась его переделать, навязать свое мнение... она его полюбила таким, каким он был. Но сейчас она чувствовала, что в нем появилось то, что она всегда хотела в нём видеть - надёжность... Бихтер ему верила...

После завтрака они пошли к морю. Обнявшись, гуляли по его берегу. Они останавливались, когда хотелось поцеловать или просто, заглянув в родные глаза, помолчать об их любви...
Жаркое солнце заставило их уйти в дом... Но и там они не размыкали рук. Бихтер и Бехлюль ловили каждую минуту, когда вместе, когда рядом настолько, что кожей чувствуешь тепло любимого даже под одеждой...
А ещё много разговаривали... Конечно, в один день невозможно вместить три года жизни. Но они старались рассказать главное, нужное и важное. Чаще всего это было то, что радовало, что наполняло жизнь новыми красками... или меняло само понимание и смысл прожитых дней... но не меняло основного чувства, жившего в их разлученных сердцах - их любви... Той любви, которая жила вместе с ними и терпеливо ждала, когда ей разрешат расправить крылья, чтобы лететь и не падать...
Когда разговор затихал, они просто молчали и слушали музыку... прерываясь только для того, чтобы вновь и вновь припасть к зовущим губам в жарком и страстном, или в нежном и трепетном поцелуе...



После дневной жары они сидели на улице и любовались закатом, вдыхая солоноватый воздух вечернего прибоя...
Бехлюль накрыл ужин на уличном столике, поставил свечи и сел напротив, не сводя глаз с любимого красивого лица в облаке забавных кудряшек.
- Я знал, что у тебя родные кудри... Я помню их, когда впервые увидел тебя... Ты приехала на каникулы летом... Такая важная, молчаливая, неприступная... даже колючая...
- Я тоже помню это лето, — задумчиво произнесла Бихтер, — вы с Пейкер только начали встречаться.
- Да... а потом появилась ты...
- А ты всё время меня дразнил... даже грубил.
- А что мне оставалось делать? У тебя был такой деловитый вид... и всегда насмешливый взгляд... ну это когда мне удавалось поймать его... Ты всё время прятала свои необыкновенные глаза... Даже когда я говорил что-то хорошее или смешное, ты всегда отворачивалась и оставалась холодной, как принцесса изо льда.
- Правда? Ты меня тогда такой видел?
Бехлюль прищурился, слегка улыбнувшись.
- Нет... такой ты себя всегда хотела показать... но я чувствовал, что ты другая... Я даже иногда... незаметно... наблюдал за тобой... когда ты этого не замечала... ты была другая, Бихтер... и в глазах теплый зеленый огонь...
Бехлюль замолчал и протянул через стол свою руку.
- Бихтер, у тебя руки холодные... ты замерзла?... Подожди... я принесу плед...
- Нет, не нужно, — но увидев, что Бехлюль уже встал, чтобы уйти в дом, попросила, — ну хорошо... тогда захвати воду...
Бехлюль даже повернулся на её слова... Пока шёл в дом, размышлял.
" Странно... почему она постоянно хочет пить? Может заболела?... Но ни на что не жалуется... странно..."
Он вынес воду и плед, который, развернув, накинул ей на плечи.
- Вот, грейся, моя ледяная принцесса.
- Бехлюль... если я как лед, как же я смогла разжечь в тебе тот огонь, о котором ты мне говорил?
- Ну так ледяная ты была раньше, Бихтер... ты же меня тогда ненавидела...
Бихтер на эти слова повернула голову, приподняв вверх лицо и загадочно посмотрела, чуть улыбнувшись и подняв брови.


Бехлюль поцеловал её в кудрявую макушку.
- Подожди немножко... Мне хотелось сделать тебе сюрприз... но сегодня мало что получается... так, кое-что...
Он ушел в лом, а вернулся с огромным букетом полевых цветов.
- Это тебе... полевые... Пахучие, красивые... дикие и свободные... как ты...
Бихтер ахнула, и наклонив его голову к себе поближе, поцеловала.
- Ух ты! Бехлюль... когда ты успел?... Мы же всё время были вместе...
- Ты задремала... ненадолго... я сбегал в рощу, на поляну, там за дорогой...
Бихтер зарылась лицом в глубь букета, с удовольствием вдыхая запах разнотравья Ривы.
- Ой, там внутри что-то есть... Бехлюль... А-а-а! Это и есть сюрприз? — она мило улыбнулась и вытащила маленький конвертик для визиток. Открыв его, нашла записку.
- Бехлюль... ты чудо... Так... посмотрим... что написал мой любимый мужчина?
Она прочла текст... и казалось... окаменела...
*****************************************************************************
Бихтер...
Твои губы и огонь в глазах манят меня...
В тебе есть что-то такое, что не разгадаешь...
То, что сводит человека с ума...
Бехлюль
*****************************************************************************
Подняв растерянные глаза, Бихтер немного даже расстроилась.
- Бехлюль... но это же... Это же слова, что были в записке к Пейкер... Они, конечно, ничего... но...
Бехлюль приблизился так, чтобы хорошо видеть её глаза.
- Ты так до сих пор думаешь? Бихтер... неужели ты так долго не понимала, что я потерял голову, когда первый раз увидел тебя... твои глаза... этот манящий омут... это зеленое поле в серебряной росе... Сколько бы я в них не смотрел... я никогда не мог в них ничего прочитать... понять, о чем ты думаешь... Меня только всегда тянуло, влекло со страшной силой... которой я и сам испугался... Потому что это было новым, непонятным, необъяснимым чувством... Со мной никогда прежде ничего подобного не было... Я не знал... что это рождалась любовь... Ни к кому никогда я подобного не испытывал... а ты... как солнце... на которое смотреть больно, а жить без него невыносимо... Что я тогда мог понять о себе?... Я даже боялся... что ты всё увидишь и поймешь... а потом просто посмеёшься. Тогда я написал эту записку... как будто для Пейкер... Но во всех своих записках к Пейкер я всегда называл её имя... А здесь только моя подпись...
Я всегда знал, что ты прочтешь эту записку и надеялся, что всё поймешь... Но видимо... она попалась на глаза тебе слишком поздно... Ты и сейчас думаешь, что она была для твоей сестры?... Ну подумай... Милая и открытая Пейкер... Разве в ней было что-то такое, что я не мог разгадать... Всё же как на ладони... все её мысли... Я всё о ней знал... С ней было легко и просто. Никаких загадок, которые нужно и хочется разгадать... которые манят... от которых сходишь с ума... Но мне бы, дураку, тогда ещё и себя понять... Вот поэтому грубил, отпускал глупые колкости... потому что думал, что у меня на лице всё написано... Боялся все кому-то показать... особенно тебе... А ты дразнила меня своими кудряшками и манила глазами, сама того не осознавая... Я даже сейчас не смог тебя всю разгадать... Но так рад этому...
- Бехлюль... — проронила Бихтер, — но тогда...
- Ты тогда меня ненавидела, да?... Мы всегда ругались... непонятно почему...
Бихтер прикрыла глаза и покачала головой.
- Нет... я думала... что ты всё равно знаешь... почему между нами был тот лёд... лёд, который горел, который полыхал, как сухие дрова... А мы оба, оказывается, боялись увидеть тот огонь... Разве я могла тогда сказать, что всё моё небо навсегда осталось в твоих голубых глазах?... Что хочу в это небо... хотя бы один раз... без парашюта... и лететь вдвоем... Бехлюль... значит наш полёт был задуман кем-то свыше... как жаль... что прыжок задержался...
Бехлюль подошел к ней, взял за руки и крепко обнял.
- Это правда?... ты тоже?... тогда?... Какой же я болван... Бихтер... а теперь не боишься... без парашюта?
- Не боюсь... ты же со мной...
Бехлюль ласково пригладил кудри Бихтер, убрал их с лица и с шепотом "люблю тебя" припал к губам - зовущим, манящим, таким желанным.
Одним движением он отбросил плед, подхватил на руки счастливую Бихтер и закружил по всей лужайке...

Одинокий фонарь хорошо освещал пространство возле их домика, и незаметно наступивший вечер не смог скрыть счастье двух влюбленных... Их губы шептали слова признания в любви, их руки обнимали и крепко держали, боясь отпустить... их глаза видели только друг друга... только глаза, которые напротив...
Бехлюль, целуя милые кудряшки, нёс свою Бихтер в дом... Даже не подозревая, что их провожает пара злых завистливых светло-серых глаз...

https://youtu.be/8om8L5_gPk0

kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
30.6.2019, 20:05 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
ГЛАВА 5

Бехлюль вел машину в Риву. Он время от времени бросал взгляд на Бихтер, которая буквально "утонула" в его черном пиджаке, и явно согревшись, прикрыла глаза. Он думал, что Бихтер заснула, и решил немного приглушить музыку в машине.
- Не надо, — не открывая глаз, пробормотала девушка, — пусть играет. У тебя хорошая музыка в машине.
- Я знаю... просто подумал, что ты спишь...
- Я почти сплю... но всё слышу.
Бехлюль участливо, с какой-то особенной нежностью посмотрел на милое лицо, на прикрытые глаза, на губы, скобочкой вверх, показывающие удовольствие. Голова чуть откинута назад, открывая красивую шею и пульсирующую венку на ней... к которой очень хотелось прикоснуться губами и почувствовать её ритм.
- Бихтер, ты не борись со сном... Нам ехать еще не меньше двадцати минут... поспи, если хочешь...
- Я не хочу спать... наверное устала немного, согрелась и расслабилась... да ещё под хорошую музыку... Поставь ту мелодию ещё раз... Очень красивая...
- Хорошо... Это Гарри Мур... Он великий инструменталист... Я тоже его люблю... В этом альбоме две самые мои любимые композиции... Это одна из них...
- Правда?
- Да... это "Воспоминания"... здесь говорит гитара... никаких слов не нужно...
- Ты прав... Ты её часто слушал... ну там, в Ванкувере?
- Часто...
- И что вспоминал?
- Тебя...
- Меня?... А что именно?
- Отгадай... а ты... чтобы ты вспоминала, Бихтер?
Бихтер улыбнулась... Она была уверена, что их воспоминания совпали бы абсолютно... ну разве что их последовательность слегка нарушилась... Ведь были же в их недолгой запретной любви моменты, которые радовали, дарили счастье, зажигали огонь в любимых глазах, заставляли сердца биться быстрее, лишали возможности дышать... как будто не хватило воздуха... и которые всегда хотелось помнить...
- Я бы вспомнила все наши поцелуи.
Бехлюль усмехнулся.
- Вот их я и вспоминал... все...

https://youtu.be/qAlt4AYUTjA

Бихтер поменяла позу, нашла удобную и вздохнула.
- Бихтер, поспи... ты и правда устала... Танцевала вон сколько. Тебе же парни вздохнуть не давали... Да ещё шампанское... Хорошо, что мы сбежали пораньше... А то бы пришлось тебя на руках уносить с танцпола.
Бихтер засмеялась.
- А ты бы нёс?
- Конечно... сомневаешься?
- М-м-м-м... нет, не сомневаюсь... Бехлюль, у тебя вода в машине осталась? Пить хочется...
Бехлюль, не отрывая глаз от дороги, протянул руку назад и достал бутылку с водой.
- Держи, водохлёб... Целый вечер воду пьёшь.
- Просто было жарко... А ты пил только сок... я заметила...
- Конечно... Кто бы сел за руль?
Бихтер сделала несколько глотков и с удовольствием выдохнула. Потом бросила назад бутылку с водой, примостилась поудобнее и прикрыла глаза.
До самого дома они молчали. Бехлюль удивился, что когда выключил зажигание, Бихтер даже не пошевелилась.
" И правда заснула... моя маленькая... Точно устала... да ещё и не выспалась ночью"
Он осторожно вышел из машины, открыл входную дверь и вернулся. Теперь нужно было поаккуратнее взять Бихтер на руки, чтобы не разбудить.
Бехлюль запахнул на ней свой пиджак, просунул одну руку под спину, а другую под коленки и легко её приподнял. Бихтер носом уткнулась ему в шею и бормотала.
- Я не сплю... я сама...
- Тщ-щ-щ... спи-спи... Мы уже дома....
Он ловко, одним движением ноги прикрыл дверь автомобиля и с улыбкой вошел в дом.
- Ну что?... Пошли сразу наверх...
- Бехлюль... я не сплю...
- Пошли-пошли... там разберемся...
Бехлюль быстро, как всегда это делал раньше, поднялся по неудобной лестнице наверх и опустившись на колени, положил Бихтер на кровать... А дальше дело техники... Он решил начать с туфлей... ведь с ними возиться не надо...
Стоя на коленях, Бехлюль повернул Бихтер набок, чтобы вытащить свой пиджак... ну и расстегнуть замок-молнию на платье. Когда замок легко поддался, он стал снимать платье, сдвинув с одного плеча... И тут Бихтер не выдержала... и расхохоталась...
Бехлюль на секунду растерялся, а потом сообразил, что она с ним просто играет...
Он шутливо нахмурил брови, прищурил глаза и схватив её за кисти рук, поднял их высоко над её головой, а сам прижал хрупкое тело всей своей массой... Бихтер смеялась и пыталась сквозь смех говорить, что она "пошутила", что "не спит", что " я же тебе говорила".
Но Бехлюль уже включился в свою "игру."
- Не оправдывайся... Никакой пощады не будет! Ах ты хитрющая бестия! Разыграла Бехлюля?... Ну теперь держись!
Он одной рукой держал её руки над головой, а другой пытался снять платье. Его губы, оставляя быстрые поцелуи на лице, ловко нашли её рот, завладев губами, которые ещё улыбались. Все движения Бехлюля были уверенными, со страстным напором, и как ему казалось, шутливыми... Но Бихтер вдруг зажмурив глаза, начала вырываться, мычать что-то непонятное и старалась освободить лицо.
Бехлюль вдруг почувствовал в её теле странное напряжение, потом дрожь... и сразу отстранился, приподнявшись над ней... В её огромных глазах он прочел ужас... Ледяная волна понимания произошедшего опустилась вдоль позвоночника... Бехлюль видел, как у Бихтер высоко поднимается грудь от быстрого и тяжелого дыхания, вызванного совсем не их шутливой возней. Глаза постепенно увлажнились, а нижняя губа слегка подрагивала... как у маленького ребенка, которого очень обидели, а пожалеть не спешили...
Бехлюль отпустил её руки, скатился на бок, но не отодвинулся, а наоборот нежно обнял её обеими руками, стараясь защитить.
- Бихтер, милая,... что случилось?... Я сделал тебе больно?... Ну... посмотри на меня... посмотри...
Бихтер молчала... Её дыхание было таким же тяжелым... она, не повернув к нему голову, тихо прошептала.
- Ты не причем... Это ... дело не в тебе...
Бехлюль прижал её крепче к своей груди... Он всё понял... Просто догадался... и от этих воспоминаний в глазах запекло, будто кто-то бросил горсть песка... Бехлюль знал наверняка, какие воспоминания накрыли Бихтер, когда она оказалась в его мужской власти... Но ведь он не хотел ничего плохого... Никогда бы не позволил себе грубости... А она вспомнила ... и испугалась.
- Милая моя... Бихтер... Прости... Я... Я не хотел ничего плохого... Я бы не сделал... Прости, любимая... Ну? Что ты? Все-все... успокойся... Ничего нет... слышишь? Я никогда не сделаю ничего, если ты... никогда... слышишь? Ну... иди ко мне... Как же я люблю тебя... родная моя...
Постепенно дыхание Бихтер успокоилось... но она по-прежнему молчала...
Бехлюль растерянно спросил.
- Я испугал тебя... может мне лучше уйти...
Бихтер крепко сжала его руку.
- Нет, Бехлюль... не уходи... Все прошло... Не уходи... Тебе же некуда идти...
Она повернулась к нему и заглянула в глаза, в которых блестели голубые росинки слез...
- Никогда не оставляй меня... И чтобы не случилось... не отдавай никому...
Бихтер стала нежно водить пальцами по его лицу, трогала брови, лоб, опускала руки к щекам, остановилась на шраме, осторожно провела дорожку от переносицы к кончику носа, а потом едва заметными прикосновениями гладила его губы...
- Что ты делаешь?
- Не знаю... Когда тебя не было, казалось, что я забываю твое лицо... а сейчас я хочу его запомнить...
- Зачем? Теперь я всегда буду рядом... ты и так не забудешь...
- Я знаю... не забуду... а знаешь... когда я смотрела на твоё фото... я ещё и разговаривала с тобой... Но ты молчал... всегда молчал...
- Если хочешь... я сегодня всю ночь буду с тобой разговаривать, — улыбнулся Бехлюль.
- Хочу... говори со мной... говори о нашей любви... о своей и моей... Бехлюль, а ты можешь здесь включить ту музыку из своей машины?
- Конечно... понравилась? Тогда подожди пару минут... я быстро... только заберу флешку из машины.
Бехлюль вскочил, слетел по ступенькам, забрал в машине флешку... и сумку с домашней одеждой, которую предусмотрительно бросил в багажник... потому как понимал, что ключи ему Бихтер оставила не просто так...
Когда вернулся, Бихтер наверху не было... а из ванной слышался плеск воды. Бехлюль вставил флешку в телевизор, нашел альбом Гарри Мура...
Бихтер, приняв душ, окончательно успокоилась, и накинув теплый махровый халат, зашла в гостиную. Бехлюль переодел брюки, и без майки сидел на диване, и прикрыв глаза, слушал музыку.
- Не спишь?
- Нет... я тоже в душ...
- Ты молодец, что догадался взять одежду... Бехлюль, тебе завтра нужно на работу?
- Бихтер... мне каждый день нужно на работу... Сама же сказала, что я большой босс, — улыбнулся он в ответ, — а что... есть предложения?
Бихтер ненадолго задумалась.
- Ты знаешь... есть. Давай завтра отключим телефоны и останемся здесь на целый день. Никуда не пойдем.
Бехлюль удивленно, но радостно хмыкнул. Он и сегодня раздавал указания по телефону... но решил об этом Бихтер не говорить.
- Согласен... но сначала сделаем нужные и важные звонки... а потом отключаем... Бихтер, ты моя умница! Даже не верится... Мы с тобой вдвоем... только вдвоем... целый день... в нашей Риве... Я тебя обожаю, любимая... иди ко мне...
- Ты же хотел в душ...
- Хотел... с тобой... пошли со мной?... Наш день вдвоем начинается прямо сейчас... Хорошо? Ты не против?, — он уверено и крепко держал её руки, целовал ладошки и запястья... и незаметно подталкивал к ванной.



Бихтер потянула за кончик пояса своего халата, пола распахнулась... так же широко распахнулись красивые голубые глаза Бехлюля... Эта соблазнительная смелость Бихтер всегда лишала его способности думать... Хотя... Думать здесь уже не нужно... Дальше всем руководило любящее сердце, учащенно отбивая каждый свой "тук", отдаваясь гулким эхом в висках, под кожей на запястье, где был пульс... Уж оно то знало - что нужно делать...
Теплая вода, немигающие глаза, близкие губы, мокрые, с капельками стекающей воды, зовущие, манящие... Несколько прикосновений к губам... вкусно... И вот он уже замер, припав губами к той пульсирующей венке на длиной красивой шее... но хочется еще ниже... где дерзко зовут два очаровательных бугорка... такие же мокрые, с капельками влаги... как с капельками любви... Его губы смелые, настойчивые... и такие же дерзкие... "Дерзость" покорилась... сдалась без сопротивлений... подарила восхищение... и позвала туда, где уже нет земного притяжения... где всем руководит даже не сердце... потому что оно то замирает, то с невероятной скоростью стучит, спешит обогнать время, которое кружит вокруг двух обнаженных тел волшебным нарастающим вихрем, готовым подхватить, забрать в неизведанное, чарующее, незабываемое... Сильные нежные мужские руки, старательно и искусно, как кистью художника, рисуют соблазнительное тело любимой женщины, отмечают, запоминают и выводят каждую линию, каждый изгиб, каждую волнующую округлость... а чувственные губы оставляют горячие следы...
Теперь они знали, что двое в душе - это еще круче, чем двое в постели. Им никто не говорил, что нужно делать и как себя вести, их никто ничему не учил... Всё, что они делали, было так естественно - как ходить, видеть, слышать... как дышать и жить... как любить... И они любили... любили щедро, честно, открыто... любили доверяя и не сомневаясь... любили друг друга... любили саму любовь...



Бехлюль держал в своей руке тонкие пальчики Бихтер и на каждом оставлял нежные поцелуи. Его сердце было переполнено счастьем рядом с любимой. Он смотрел на её спокойное лицо, на длинные ресницы, отбрасывающие тени, как два веера, на розоватые щечки, и старался даже дышать осторожно.
"Кажется, на этот раз уже точно спит... моя маленькая..."
Он положил её руку себе на грудь, прикрыв сверху своей большой ладонью.
" Нужно выключить музыку... пусть спит спокойно... Кажется и мне не помешает это... Ведь день завтра обещает быть не скучным..." — с улыбкой подумал Бехлюль, и уже приподнялся, чтобы спуститься вниз, как услышал сонное бормотание Бихтер.
- Бехлюль... ты вниз?... Принеси мне пожалуйста воды... пить очень хочется...
- Угу, — на ходу ответил Бехлюль.
Через минуту он был рядом.
- Держи, водохлёб... Бихтер, такое ощущение, что ты съела бочку соленой рыбы, а теперь не можешь напиться.
- Нет, просто с тобой жарко... Бехлюль, почему ты такой горячий? — спросила она, отставляя в сторону бутылку с прохладной водой.
- Горячий?, — он усмехнулся, вспоминая свои слова, — потому что кое-кто зажег меня изнутри... И протягиваю руки к огню... я горю... но не чувствую боли... Меня зажгла ты, Бихтер...
Бихтер улыбнулась.
- Тогда это навсегда...
Ночь... Рива... Берег моря... и дом, в котором живет любовь двух горячих сердец. Они пылают в бушующей страсти, расплавляются в необыкновенной нежности, остывают в надежных объятиях... но не гаснут, не сжигают дотла, не превращают души в пепел... Они горят и согревают...


kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
29.6.2019, 10:00 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Цитата(Bihbeh @ 29.6.2019, 9:24) *
Ну что скажу? Первая мысль от встречи в Риве, от начала 7 части: "Рано она его простила! Я вот ещё не простила его, а она уже... Да, любовь она такая: если жить без любимого не можешь, то прощай, что ж ещё остаётся. Тут я Бихтер понимаю. Но для этого поросёнка всё как-то слишком легко, не заслужил он пока такой любви, какую она ему подарила... Но, думаю, это не конец, еще заслужит..."
Нет, понятно было, что простит сразу, как увидит, годами мечтала о нём, вся обида выветрилась... Как в старом анекдоте про МЖ в купе "Лучше час подождать, чем три часа уговаривать". Вот Бех и подождал, не специально, конечно, и явился, когда уже сахарок наш зеленоглазый растаял. А я вот ещё не отпустила все его сериальные выкрутасы и прощание в порту и то, что с Нихал расстался не потому, что сил не было притворяться, а после разговора подслушанного, а то и дальше б улыбался-очищался.

Варя, умница, продолжаешь "реабилитировать" Бехлюшу с его самыми противными фразами. Про дом просто шикарная придумка! А хотя почему придумка? Всё ведь так и было! Хотел задеть Бихтер, сказав, что даже двери дома в Риве открывать не хочет? Да, безусловно, хотел. Но разве б не задел он Бихтер, если б Нихал в тот домик повёз? Ещё как бы задел! Но не повёз. Не мог Бех изменить визит Аднана в тот дом, который, конечно, очарование этого чудного уголка любви немножко порушил, но сохранить воспоминания об ИХ Риве, не смешивать ИХ Риву с Нихал - это он сделать мог, потому и не повёз её туда, как она ни рвалась прочь из трусов: "Хочу в Риву!"
Да и чего б он там с ней делал, в Риве-то? Чего и с кем там можно делать после Бихтерочки? Переспать с ней он может только от большой злости на Бихтер и когда качарить некуда, как на яхте, к примеру. А в Риве или б сорвался и в попытке переспать "Бихтер" бы Нихалку назвал и всё б открылось в тот же миг, или б не выдержал ауры этого дома и сбежал бы оттуда резво подпрыгивая (как в сторону домика нёсся в день визита туда Нихал - вот такими же темпами поскакал бы в обратном направлении), оставив Нихал удивлённо хлопать глазищами и дальше делать вид, что не понимает "видно не судьба, видно не судьба, видно нет любви..."

Красота какая, прощу ведь его в конце концов... wub.gif

Ааааааа post87348_img1_4.gif Огонь-парень! Эта фраза прям сердце мне греет, чё в сериале ей не сказал? Сразу б "сладкая" протрезвела...

Прочитала ВК, что намечается милая беседа о водных процедурах. Прелестно, прелестно, жду!


Доброго дня! И снова я! Прочитала, позвоню Варе, расскажу, какие места запоминаются. И правда, есть моменты, которые душу греют, которые мы хотели бы увидеть в сериале, но упрямые сценаристы перевернули нас, как Бехлюля с ног на голову, - хи-хи! ...только из карманов у нас ничего не вываливается!))) нам надо что? Чтобы была любовь до конца, а им надо было через пень колоду подвести Бихтер к могиле... ну да ладно, что уж теперь? У нас есть наши, доморощенные авторы - и Ира, и Лена, и Таня, и Юлия, и Варя... ну может их гораздо больше, чем перечислила. Вот они нам и показывают, что того выстрела могло и не быть... А то, что простила сразу? Ну разве сразу? Она его три года прощала, она его ждала каждый день, каждый вечер желала его фотографии спокойной ночи, думала о нем, нежно гладила пальчиком контур его лица, задерживая его движение на губах... Она пропускала свое прощение через сердце, как через фильтр... Вот я короткими фразами из текста попыталась понять ее быстрое прощение... Но потом немного запаниковала... Это же Бихтер! Она частенько - сначала делала, а потом думала. И еще в начале слова Салиха к мастеру Рахми - у нее в сердце есть тот единственный, которого вырвать оттуда невозможно, да и она сама никому не позволит этого сделать... Никаких новых мыслей мимо сериала - любовь в сердце у Бихтер была до конца... она и ушла с ней ( в сериале )... А по поводу Бехлюля... ой! Это Варин трэш! Она его всегда видит другим, где-то повзрослевшим, где-то поумневшим, где-то пересмотревшим свои мысли и поступки... И я знаю почему! Таким его хотела видеть Бихтер. Она же его любила со всеми слабостями... и даже подлостями. Всегда жалела, старалась оправдать и поддержать... видела, что он так же одинок в душе, куда никого не пускает... И последнее, что понравилось мне... Их медленный танец. Не страстное танго, а простой танец, когда тупо топчутся на месте... но очень-очень близко их тела... В контакте читать это под музыку - классно...))) Ну вот... До встречи... которая уверена нас еще удивит... это же Варя... а её тараканы в голове непредсказуемы!
Bihbeh, kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
28.6.2019, 18:39 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Глава 4

Бехлюль и Бихтер сели в машину.
- Пристегнись...
- Само собой.. Бехлюль... ты снова нахмурился...
Бехлюль включил зажигание и серебристо-серый Феррари сорвался с места. Бихтер искоса поглядывала на молчавшего Бехлюля. Она понимала, что сделала ошибку, когда уехала, когда не сказала правду о себе, когда не вернулась в Риву... Не выдержав молчания, она приглушила звук музыки, которая всегда была в машине Бехлюля... такой себе не агрессивный хард-рок, и спросила.
- Ты узнал обо мне... откуда?
- Из новостей... Чемпионка Европы - турецкая красавица... Новости на нашем центральном канале. Ты такая красивая в красно-белом комбинезоне с кубком в руке...
- Бехлюль... прости меня... я должна была тебе сказать сразу... сама...
- А почему, Бихтер?... Почему не сказала?
- Я испугалась...
Бехлюль повернул голову в пол оборота.
- Ты? Испугалась? Впервые слышу, что ты чего-то испугалась...удивила... Ну и сказала бы... Что бы я сделал? Поругал тебя, как школьницу?
- Нет... но ты же против... я и сейчас боюсь...
Бехлюль резко повернул руль вправо, и остановил машину на обочине.
- Бихтер... Чего ты боишься?... Понимаешь... ты спросила - обиделся ли я?... Нет... я не обиделся... Я испугался... Это я боюсь... За тебя... за нас... Я не хочу, чтобы между нами были тайны. Я не хочу тебе врать... не хочу, чтобы ты врала мне... Это же так естественно... И если что-то нужно решить - мы должны делать это вместе... если ты, конечно, не против нашего "вместе"... Потому что это единственное, чего хочу... Я очень тебя люблю... Нет таких слов, чтобы сказать, до какой степени я счастлив, когда ты рядом... Если в моей судьбе... в моей жизни останется всего одна секунда... я хочу прожить её рядом с тобой... чтобы успеть отдать всю свою любовь... без остатка...
Бихтер молчала. Её голова была опущена вниз, и казалось, что она рассматривает свои руки... Но когда Бехлюль начал говорить, она уже не могла отвести глаз от взволнованного красивого лица.
- Тебе не нужно бояться... я рядом...
- Бихтер... когда мы с тобой поняли, что не можем друг без друга, когда наша любовь была в наших сердцах поровну... я тогда боялся этой тайны... Это было моей ошибкой... Всё было бы иначе... Нельзя лгать себе... и за всё нужно было честно ответить...
- Бехлюль, ты снова о прошлом?
- Подожди... не совсем о прошлом... Я как раз о настоящем... Если между нами будет что-то тайное, скрытое, не сказанное - оно снова нас разрушит, уничтожит... А я не хочу этого... Ты написала, что всё происходит слишком быстро... Разве? А как всё должно происходить, если мы отстали от нашей любви на три года... даже больше... Наша любовь жила в наших сердцах и хотела быть свободной... а мы с тобой отстали... заблудились в своих параллельных мирах...
- Так значит, — улыбнулась Бихтер, — мы теперь будем наверстывать упущенное?
Бехлюль внимательно посмотрел в глаза с хитринкой, на приподнятый уголок губ Бихтер, и улыбнулся.
- Будем... Если ты больше не будешь бросать голодного мужчину одного в доме...
- И за это прости... мне и Салих сказал, что я дурочка и всё испортила.
- Правда?... Ну значит мне он нравится немного больше.
- Он, между прочим, полностью на твоей стороне.
- Ты была у него весь день?
- Нет... только утром. Заехала поговорить... ну и позавтракала...
Бехлюль усмехнулся и нежно прикоснулся к подбородку Бихтер.
- Вот эгоистка... а я чуть не умер от голода... А потом где ты была?
- Дома.
- В смысле?
- Ну у меня есть маленький домик в городе... не мой, конечно, я его снимаю...
- Ничего себе! Бихтер... тебе не кажется, что одной ночи слишком мало... Мы ведь совершенно ничего не знаем о друг друге... Ну о нас... теперешних Бихтер и Бехлюле... Как говорит Бюлент - "зашибись!"... А ты говоришь, что все слишком быстро... Ничего подобного... Это же круто! Представляешь... это как впервые познакомиться... Ну? И где это твое маленькое царство? Покажешь хоть домик-то? Да что там домик? Пока ты не прислала СМС, я даже не знал твой номер телефона.
- Ага... зато твой все знают..., — съязвила Бихтер.
Бехлюль улыбнулся... ему показалось, что Бихтер ревновала...
- Ты права, милая. Многие знают... Вот, смотри...
Он достал телефон и показал сообщение от Аднана, которое прислала с телефона отца Нихал.
- Аднан? Ты с ним встречался сегодня?
- Нет... слушай всё по-порядку. Я же сказал, что больше никаких тайн.
И Бехлюль рассказал всё... Как прошел его день, куда ездил, кому звонил, с кем виделся. Даже кратко пересказал, о чем был разговор с Нихал.
- Так что, как видишь, зря я думал на Бюлента. Мальчишка не знает, что кто-то роется в его телефоне... И подарками родственники завалили... яхта...
- Бехлюль... а мне кажется, что Нихал не остановится... она не даст нам жить спокойно... Даже Салих так думает... Он и раньше говорил, что она девушка себе на уме... я ещё с ним спорила, что она не такая... А ему часа хватило... ну тогда, в порту... Он же специально их с Пелин увел, чтобы мы поговорили.
- Бихтер... А что она нам сможет сделать? Мы с ней не общаемся. В гости в особняк я ходить не собираюсь. У нас даже общих друзей нет, чтобы где-то встречаться... Что она сделает? Не думай о ней. Мне кажется, что она и сама скоро перебесится, повзрослеет и отстанет от меня со своими бредовыми идеями... Тоже придумала... возродить нашу любовь... Какую любовь? Как можно возродить то, чего никогда не было?... Зла на нее не хватает...
- Бехлюль... я хотела спросить... тогда в Лондоне... я понимаю, что ты разозлился... Мне Пелин рассказывала, какой ты был... Говорил, что уничтожишь её... что всё расскажешь журналистам... Ты и правда хотел это сделать?
Бехлюль ухмыльнулся и покачал головой.
- Тогда... конечно я был злой... просто бешеный... чуть с катушек не слетел и не врезал ей... еле сдержался... Такое услышать... Но я больше блейфовал... Ну во первых - что я мог рассказать? Любые мои слова журналюги истолковали бы по-своему... Наша история... конечно о ней вряд ли уже тогда говорили... но и не думаю, что забыли совсем... Любая новая сплетня сразу бы напомнила о том, что тогда писали о нас... Первая под удар попала бы ты, Бихтер... Тем более, что ты уже была в разводе с Аднаном... то есть, ты не Зиягиль, а значит потоптаться на твоем имени можно с удовольствием... лишь бы газеты покупали... Чтобы не случилось... я не мог этого допустить... ведь как сказала мне твоя мать - ты замужем... мало ли что... это могло тебе навредить... Это как будто Бехлюль снова разрушил твою новую жизнь одним прикосновением, понимаешь?... Какой бы гад я не был... но навредить тебе я больше не мог... И так постарался... Да что там... Меня бы тоже "прополоскали"... но о себе я тогда не думал... мне было все равно... тем более, что я хотел уехать в Канаду с Томасом... Так что... сплошные угрозы от Бехлюля... но я рад, что они достигли цели... Уж не знаю, насколько я был убедительным в своей злости... главное, что она поверила, что я сделаю то, о чем говорю... А может остатками мозгов поняла, что и сама перегнула палку... Она же Нихал Зиягиль... Понимаешь - Зиягиль! А для Зиягиля главное, чтобы их фамилия не была запятнана ни одной буквой желтой скандальной прессы. Не думаю, что папа сказал бы ей спасибо, когда он вышел в бизнесе на такой уровень... государственные заказы направо и налево не раздают... И Нихал это понимала... Забывала иногда... Но в те минуты, видимо, вспомнила... А что? Я поступил плохо?... Наверное... Но тогда я об этом не думал... Но за те месяцы нашего брака... Чёрт... как же унизительно об этом вспоминать... не то что говорить... Нихал хотела Бехлюля... она его получила, понимаешь... в единоличное владение... даже пользовалась, когда хотела... А больше я ей ничего не обещал... ничего... то, что она от меня ждала, я не мог ей дать ... у меня уже этого не было... Я всё отдал тебе... ей досталось только тело... Вот и всё... Бихтер... не хочу вспоминать свой брак... там нечего вспоминать...
Он нахмурился и отвернулся к окну. Но по тому, как ходили его жевлаки, было видно, что эти откровения были не самыми приятными.
- Бехлюль... иди ко мне..., — Бихтер взяла его руку и приблизила к губам, а другой повернула его лицо, заметив, как любимые голубые глаза блестят влагой, — иди ко мне, любимый... Ты прав... нам нет ни до кого дела... Я люблю тебя...
Она потянулась к его губам, нежно поцеловала и ловко ловила быстрые горячие прикосновения... И вот уже её лицо в его руках, а губы нашли свой знакомый захватывающий ритм... Бехлюль первый остановился... и хрипло прошептал.
- Бихтер... еще минута... и мы не попадем на праздник... может давай сбежим... — он дышал носом, сцепив губы и зубы... Бихтер с трудом приоткрыла глаза и судорожно выдохнула...
- Нет... не сбежим... У тебя есть в машине вода? Пить хочется... Давай и правда... немного постоим, — она открыла дверь, — Я выйду на улицу... жарко... и ты слишком горячий..., — и подмигнув, улыбнулась.
Бехлюль тоже вышел из машины, но к Бихтер не подходил. Они стояли по разные стороны серебристо-серого Феррари, и не сговариваясь смеялись, когда их взгляды пересекались... Они и думали об одном и том же... также не сговариваясь...
Когда свежий вечерний ветерок вернул влюбленных с их орбиты любви на землю, Бихтер сказала.
- Мы опаздываем... и правда задержались... Надо ехать быстрее.
- Ну ты же у нас гонщица... Сядешь за руль и домчишь...
- Я не против, давай!
Бехлюль серьезно глянул на Бихтер.
- Ещё чего... я пошутил. Хватит с меня и одного раза... Чуть заикой не стал. А вообще-то мы на эту тему ещё не поговорили. Мне кажется, это тоже нужно обсудить вместе...
- Я согласна... ну в смысле... поговорить согласна, — схитрила Бихтер. Но Бехлюль это заметил.
Они подъехали к клубу, и обнаружили, что праздник был в разгаре. Играла зажигательная музыка, друзья по команде веселились и отрывались, как могут это делать молодые раскрепощенные люди. Приглушенный свет, цветные яркме блики добавляли настроения. Бехлюль и Бихтер поднялись на верхний ярус и остановились возле Пелин.
- А вы задержались... Что, в Стамбуле пробки? — пошутила девушка.
- Нет... мы просто заблудились... Бехлюль давно не был в Стамбуле, забыл город, — отшутилась Бихтер, прижимаясь спиной к широкой груди своего любимого мужчины, который обхватил её обеими руками, сцепив их в замок на её животе. Они даже раскачивались вместе в такт музыке... А Бехлюль наклонялся к её тонкой шейке и оставлял легкие, но такие приятные поцелуи своим мягкими горячими губами. Им было хорошо. Потому что они были вместе, рядом... а главное - они ни от кого не скрывали своих чувств.

Когда зазвучала медленная мелодия, Бехлюль взял Бихтер за руку и повел на танц пол, где уже танцевали несколько пар.
...Это был простой танец... Он и она... Её тонкие красивые руки лежали на широких мужских плечах, а его крепкие большие ладони своим жаром согревали её ровную спину... Но вот он прижимает её к себе... близко... очень близко... скользнув ладонью от лопаток до поясницы... даже немножко ниже... а потом также медленно вверх... к лопаткам... и застывает между ними... потому что легкая дрожь передается, как в режиме WI-FI... он чувствует её едва заметное волнение, понимая, что его искры попали точно в цель... там, между лопатками... нашли точку... где пересеклись их параллельные миры... Она не сводит от его лица своих красивых глаз, цвета луга в рассветной росе... и он прижимается к её хрупкому телу ещё ближе... и через тонкую ткань чувствует каждый изгиб, каждый соблазнительный бугорок, который ещё недавно ночью аккуратно помещался в его открытую мужскую ладонь... От одной такой мысли горячая волна, которая горела и закипала в руках, накрывает его с головой... и его смелые мысли... они уже не только в голове... они ниже... гораздо ниже... а она не сводит глаз... она видит его, чувствует все его вихри в теле, в сердце... и запоминает душой... ей так нужна эта связь... это их простой танец... Он и она... Музыка льется, обволакивая своими печальными нотами любви... нежно поет скрипка... Они танцуют... они знают... что их ночь впереди... и музыка в душах не стихнет...



Но в этом зале она замолчала... а отпускать друг друга совсем не хочется. Как же им мало этих пяти минут... Но... музыка стихла не просто так. Салих подошел к диджею и взял в руки микрофон.
- Друзья! Как настроение?
В ответ гул, крик, свист и смех...
- Отлично! Вижу, что все разогрелись... А значит... вспомним, по какому поводу мы все собрались! Правильно! Мы от души поздравляем наших чемпионов, нашу команду, отлично выступивших на чемпионате! Спасибо, друзья!
Снова восторженные возгласы и аплодисменты.
- Ну а теперь я хочу от всех нас поздравить нашу Бихтер... Чемпионку Европы! Бихтер - ты молодец! Продолжай нас радовать и удивлять! У тебя это неплохо получается! ... Счастья тебе, малыш!
К Бихтер подошли друзья по команде, пытаясь слегка оттеснить Бехлюля... Но... поздравить её получилось... а вот забрать в свое дружеское кольцо - нет... Бехлюль так и стоял сзади, обняв своими большими руками и сцепив замок у неё на животе... Не хотелось её отпускать ... даже на миг не хотелось...
Салих, как джин, непонятно откуда достал букет белых лилий, вручил Бихтер и поцеловал в щеку... А Бихтер улыбалась, смущалась... одним словом, радовалась вместе со всеми.
- Давай, чемпионка, — продолжил Салих, — поделись с нами... какие планы на будущее... о чем думаешь, мечтаешь?
Бихтер удивилась, когда Салих вручил ей микрофон.
- О чем мечтаю? — она немного растеряно пожала плечами, — мечтаю быть счастливой... ну и впереди чемпионат мира... хочу попробовать еще раз.... А сегодня — спасибо всем, кто был со мной рядом, кто учил, помогал и поддерживал... и тебе, Салих... еще раз спасибо... это и твоя победа тоже...
Бехлюль слушал её и хмурил брови.
" Ну уж нет, Бихтер... никакого больше чемпионата... это мы еще посмотрим..."
Бихтер отдала микрофон, подошла к Бехлюлю и заглянула в глаза.
- Ты чего нахмурился?
- Я... нет... тебе показалось... Я тоже тебя поздравляю, как и все...
Бихтер вдруг как-то загадочно прищурилась и с улыбкой сказала.
- А я тебя!, — и быстро вернулась к Салиху, шепнув ему что-то на ухо, забрала микрофон.
Бехлюль напрягся, догадавшись, о чем хочет говорить Бихтер. Он смотрел на неё во все глаза и отрицательно качал головой... даже палец прислонил к губам, показывая, чтобы она ничего про него не говорила. Но Бихтер не послушалась... В этом и была вся его Бихтер... делала то, что ей хотелось... да ещё и посмеивалась при этом...
" Сумасшедшая... ни капельки не повзрослела... все, как и прежде..."
- Друзья! ... Я хочу поздравить с днем рождения человека, который рядом со мной... который мне очень дорог... Бехлюль... с днем рождения! ... Будь всегда там, где сбываются твои мечты... Ты знаешь это место... Будь всегда счастлив!
Парни Альтан и Мурат переглянулись и в один момент оказались рядом с другом.
- Точно... Бехлюль! Ты же именинник... сегодня какое число?
- Да ладно вам, тоже мне... событие...
- Не скажи! Это же юбилей! Ну будь здоров!
Они громко крикнули в микрофон "Поздравляем!"... Остальные дружно подхватили. А Бехлюль смущенно улыбался и принимал поздравления от веселых незнакомых людей. Бихтер протиснулась сквозь этот "весёлый круг" к Бехлюлю.
- Ты чего застеснялся? Перестань... здесь же все свои... Это он ещё тихие...
- А что? Команда гуляет громче?
- Конечно... после мирового чемпионата знаешь, как гудели? Ого-го!
- Да... весело у вас.
- И правда весело, — согласилась Бихтер, глядя на танцующих друзей, — у нас дружная команда. Все классные!
Бехлюль приобнял её за плечи.
- Иди сюда... Не замерзла?... Уже ночь... немного прохладно от воды.
- Нет... нормально... ты же меня греешь, — улыбнулась она, хитро глядя в его глаза. Бехлюль склонился к её уху.
- А может сбежим? Незаметно...
- Не получится, — так же тихо ответила она, — Салих ещё не все сюрпризы показал. Подождем...
- Не все? Он что, клоунов заказал?... или стрептизёров?
Бихтер засмеялась.
- Нет... ну ты даешь, Бехлюль... на самом деле все очень серьезно... и наверное скоро...
Она заметила, как Салих взял из-за стола диджея ещё один букет цветов... прекрасных белых роз, повертел в руках микрофон, явно волнуясь.
- Мне нужна ваша поддержка, парни! ... Но этот сюрприз для меня... и для самой красивой девушки в этом зале... Ну и ... Ясмин? Я же обещал... свой экспромт...
Команда дружно загудела, поддерживая своего капитана.
Салих и правда волновался. Он нашел глаза Бихтер и кивнул. Девушка показала ему рукой знак "ок", подтверждая свою поддержку. Салих остановился перед Пелин.
- Друзья... Есть девушки... рядом с которыми хочется продолжать жить... хочется любить... Я знаю, что она слышит меня... и все понимает... И однажды ты вдруг слышишь свое сердце... оно не просто стучит... оно говорит с тобой, просит тебя, выпустить его в полет... туда, к твоим мечтам... потому что ему тесно в твоей груди... Оно хочет туда... к ней... одной единственной... Но ты уже знаешь... что она только твоя... Ты понимаешь, что твое желание подарить свою любовь уже свершилось... Это говорят тебе её глаза, которые ты хочешь постоянно видеть, ты сходишь с ума от нежности её волос... Ты хочешь отдать ей свое сердце... навсегда... Пелин... малыш... мое сердце бьется для тебя... Я хочу слышать звук наших сердец... которые бьются вместе, как одно... Ты выйдешь за меня замуж?
Он открыл коробочку и достал кольцо.
Пелин смущенно покраснела, подняла свои счастливые глаза на Салиха... и громко сказала .
- Да!
Салих улыбнулся, счастливый и взволнованный, надел ей кольцо на тоненький пальчик.
- Ух ты... угадал с размером...



Команда не сдерживала радостных эмоций. Они от души поздравляли своего капитана и Пелин. Радость за них буквально сыпалась со всех сторон, и как фейерверк, взлетала в высокое темное небо. А Салих обернулся, ища глазами Ясмин.
- Ну что, девочка, как тебе моя свадебная песня? Засчитывается?
Ясмин засмеялась, пожала ему руку и с хитринкой ответила.
- Засчитывается... половина... А вторую половину хотела бы услышать, когда вы с Пелин нас с Альтаном догоните..., — и положила руки на свой, едва наметившийся животик.
Салих, все еще находившийся на вершине эмоций, засмеялся.
- Нам об этом говорить еще рано... Это вон пусть Хазнедар с Бихтер вас догоняет... им вообще нужно максимальную скорость включать... от всех отстали...
- Но они же... они даже не помолвлены...
- Ясмин... их соединили небеса... давным-давно... ну нам ли с небом спорить? Я уверен... эти точно догонят... Тем более, что наша Бихтер - чемпионка! — и он громко засмеялся, обнимая свою молоденькую красивую невесту.
-Какие они счастливые, Бехлюль, ты видишь? — заметила Бихтер, не зная, о чем они говорили с Ясмин, — Салих даже на соревнованиях так не переживал, как сегодня.
- Так ты знала?
- Знала... он утром признался. Но это уже давно было в его голове...
- Пусть будут счастливы... Что ещё скажешь, когда люди любят... Бихтер... ну а теперь... может сбежим?
- Тебе скучно?
- Нет... не скучно... я хочу поговорить с тобой... и я соскучился...
- Бехлюль... только не о гонках... обещаешь?
- А ты хитрая... ну хорошо... я думаю, что найдутся другие темы, — и он соблазнительно подмигнул, — едем домой в Риву?
- Бехлюль... С ума сойти... ты так здорово это сказал... "домой в Риву"...
- Но я же не ошибся?... Между прочим... ты мне ещё ничего не подарила на день рождения...
Бихтер улыбнулась своей особенной улыбочкой... так... немножко приподняв левый уголок губ, и заглянула в глаза.
- Не подарила?... Разве?... Ты это сказал просто так... потому что ты всё понял... ты принял подарок... даже уже похвастался... перед кое-кем... Мой подарок был первым... Но если он маловат ... для юбилея... я с удовольствием добавлю все, чего не хватает...
- Мне не хватает тебя... всегда не хватает, Бихтер...
- Я знаю... я люблю тебя...
- И я знаю... но я люблю больше...



Bihbeh, kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,
28.6.2019, 18:34 "Запретная любовь... Обгоняя рассвет"
"Зашей глаза, пусть сердце станет глазом" Мевляна
Цитата(Tata2702 @ 28.6.2019, 13:00) *
Ну, Варя......ну ты даешь....у меня прямо слезу выбил их последний поцелуй в клубе при встрече................................................
Знаешь, я уже сегодня собралась написать, что что-то затянулось молчание, а так хочется продолжения и так хочется, чтобы ты скорее выздоровела (вот пишу это, а сама не знаю, кому, тебе или Ларисе?). В любом случае: Лариса, спасибо! Варя, спасибо и здоровья тебе!!!!
По тексту:
когда читала, как Би ехала в Риву, а ее там уже ждал Бех, вспомнила слова "И ожидание любви сильнее, чем сама любовь, волнует", потому что чувствовала неподдельное волнение от их встречи, прямо в животе было холодно, так ярко всё представлялось и виделось.......и хорошо, что любовь состоялась, и не было этих капризных "а почему ты, а почему я", в жизни всё так и происходит: сначала любовь, а выяснение отношений потом (если это, конечно, настоящая любовь, настоящая тоска, настоящее ожидание).Спасибо. Tulip_Up.gif
Очень рассмешила фраза:"Твою ж мать....В Стамбуле остался хоть один человек, не знающий моего номера?!", мне нравится, когда смешное вплетается в очень серьезное, как и в жизни....
Приятно было вместе с тобой вспомнить те милые моменты наших влюбленных в особняке Зиягилей. Правда, я перепугалась, думала, что вот сейчас Аднан умирает и чего-то там наприкажет перед смертью и опять начнется карусель с непонятками у БеБи...хорошо, что мимо, уже так не хочется окунаться в это дерьмо с Нихаль, Аднаном и госпожой Фирдевс.
А наш-то - хороооош!!!!!! Какой красавчиГ заявился в клуб! И Би прекрасна! Ах, Варя, молодчинка ты все же....печататься тебе нужно. Радовать еще больше людей! СПАСИБО!!!! post87356_img1.gif


Добрый вечер! Это я , верный Санчо Панса моей Вари... К сожалению, ей пока сейчас не до фанфика... поэтому печатаю я, когда есть возможность... И сюда захожу тоже я. Очень рада, что нравится Варино творение. Она с широкой душой и с большим, но очень больным сердцем писала все свои сказки о любимых ББшках. Сейчас добавлю еще одну главу. А потом когда будет продолжение - сама не знаю. Техника не моя, ноут зять может забрать в любой день... Но то, что фанфик будет выложен весь до самого конца - это точно.
Bihbeh, kafedraIT2006, Tata2702, Tatusya, Viko4ka,

13 страниц V   1 2 3 > » 
Студия дизайна форумов
RSS Текстовая версия Сейчас: 18.8.2019, 10:37
Cool Text: Logo and Graphics Generator Cool Text: Logo and Graphics Generator