Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Русский Стамбул
Любящие сердца :: Seven urekler > Турция: всё о ней > Прекрасная Турция > Отдых в Турции > ♥ Современные и старинные города Турции ♥ > Стамбул - город контрастов
kederli qozel
Русский Стамбул



В начале века волны политических катаклизмов вынесли к берегам Босфора десятки тысяч наших соотечественников. Большинство их составляли остатки разбитой армии барона Врангеля. Вместе с мужьями и сыновьями от красного террора спасались и члены их семей. Предполагается, что за четыре года - с 1919 по 1923 через Константинополь прошло 170 000 эмигрантов из России. Основная масса прибыла в 1920 году после падения Крыма. Тогда за одну неделю Стамбул принял 80 000 человек. Этот город стал первым значительным пунктом расселения эмигрантов по всему миру.

Истикляль джаддеси, да и вообще весь район в начале двадцатых годов считались "русскими". Дело в том, что белая эмиграция какое-то время составляла почти пятую часть населения тогдашнего Стамбула, и размещаться беженцы старались в основном здесь, поближе к своему посольству, хотя многие военные, представлявшие, по мнению властей, потенциальную угрозу для спокойствия населения столицы империи, первоначально были вывезены кораблями Антанты на Принцевы острова и Галиполийский полуостров - подальше от густонаселенного города, у которого и своих социальных проблем хватало. Размещались, как могли. Те, кому позволяли средства и обязывали чин и звания, занимали номера фешенебельного отеля "Пера палас". Основная же масса переселенцев ютилась в русском монастыре и семнадцати действовавших на тот момент в городе русских церквях. В здании российского посольства была устроена больница на 300 коек и бесплатная столовая, где ежедневно получали питание 700 человек. Всего в нынешнем генеральном консульстве России постоянно проживало 7 000 человек. Здесь же функционировал и суд, разбиравший тяжбы между бывшими подданными Российской империи. Кроме того в районе Харбие была устроена еще одна больница на 200 коек, где столовалось полторы тысячи неимущих беженцев. По мере возможностей русским помогали иностранные дипломатические и гуманитарные миссии, предоставлявшие им свои больницы и устраивавшие общежития в арендуемых для этих целей домах. Константинопольская Патриархия впустила их в стены своей семинарии.

И местные власти и союзнические миссии, однако, не были особо заинтересованы в этих беженцах: в городе не было работы, страна не оправилась еще от разгрома, учиненного ей в первой мировой войне, к тому же именно в эти годы в Турцию переселялись десятки тысяч этнических турок из Греции (только в Стамбул их прибыло 65 000 ). В довершение ко всему страшные пожары 1920-1921 годов уничтожили значительную часть жилого фонда города, и без крова над головой оказались многие тысячи коренных стамбульцев. Положение вскоре осложнилось еще и тем, что прагматичная Антанта надумала привлечь русские части к борьбе с кемалистами, с которыми безуспешно воевало тогда султанское правительство, и предложило этот план турецким властям. Его готов был поддержать и барон Врангель, остававшийся неофициальным главой русской диаспоры в Стамбуле. Однако, замыслы эти были сорваны бунтами русских солдат, не понимавших, зачем они должны после окопов первой мировой и гражданской еще и драться с одними турками ради других. Естественно, султанское правительство не оценило их пацифизма.

Да и союзники старались переправить русских беженцев туда, где они смогли бы обрести экономическую независимость. В результате большинство их вскоре уехало дальше на запад, основная часть перебралась в Королевство сербов, хорватов и словенцев - будущую Югославию. В 1922 году в Турции оставалось 35 000 беженцев из России, в 1930 году - 1 400 и в 1937 - всего 1 200 человек. Оставшиеся к середине 30-х годов принимают турецкое гражданство, нередко меняя имена и переходя в ислам. Многие так и не смогли найти своего места в огромном городе-космополите - пережитые потрясения, чуждое культурное и социальное окружение сделали невозможной адаптацию к новым условиям. Буквально спасением для таких людей стало создание "Общество милосердия церквей св. Пантелеймона, св. Андрея, св. Ильи", организаторами которого были землевладелец Александр Насонов, владелец строительной компании Нури Сирита (Прокопий Слита), коммерсант Матвей Бирюков. Общество при содействии иностранных культурных центров и греческой Патриархии проводило благотворительные концерты, балы, доходы от которых помогали свести концы с концами многим эмигрантам из России.

Уже много лет штаб-квартира общества размещается в мрачноватом здании Андреевского подворья, построенного в конце XIX века на средства одного из греческих монастырей на горе Афон. Первый этаж здания теперь занимают офисы турецких фирм, выше живут неимущие члены русской общины, несколько монахинь. На последнем этаже размещается церковь св. Андрея - единственная русская церковь, действующая сегодня в Стамбуле (формально есть еще две, но службы там не проводятся за отсутствием священика). Существует общество за счет пожертвований из Афона и членских взносов, общая сумма которых невелика. Белая эмиграция оставила заметный след в жизни "вечного города". Чтобы убедиться в этом, достаточно хотя бы пройти по проспекту Независимости.
Luna
Русские станицы Стамбула



Улица Истикляль. Сегодня, как и в XIX веке, здесь пешеходная зона. Каждый вечер стамбульцы, преимущественно молодежь, заполняют её вместе с туристами, гуляя от Галатской башни до площади Таксим.

Если посмотреть на старинные карты Стамбула, с XV века на этом месте можно заметить новое слово - «Пера». Так назывался новый район, стремительно растущий за стенами города. Слово «пера» так и переводится с греческого – «находящийся позади». Но уже в XVI-XVII веках эта городская окраина превратилась в процветающий и довольно престижный район. Здесь проживали в основном иностранцы. В Пера первым делом направлялись все путешественники, прибывающие из других стран, будь то Европа или Россия.

На протяжении столетий в Пера останавливались русские послы и в итоге основали здесь посольский двор, сохранившийся до наших дней. Согласно легенде, для его строительства по специальному распоряжению Екатерины II из России на кораблях привозили землю, чтобы само посольство стояло на русской земле.

В начале 20 века волна эмигрантов из России захлестнула Пера, принеся с собой моду на все русское – от танцев и песен до блинов и борща. Стамбульцы в те времена предпочитали покидать респектабельные старые районы и приезжать за развлечениями в сверкающую электрическими огнями, веселую Пера.

Говоря о русской эмиграции не стоит недооценивать её масштабы. В 1920х годах, в бегстве от ужасов гражданской войны в Стамбул прибыло более 150 тысяч русских – будто еще один огромный город переселился в и без того обширную османскую столицу.

Многие успели захватить с собой только самые необходимые вещи, другие и вовсе не имели никаких средств к существованию. Огромное количество людей, многие из которых были представителями дворянства, творческой интеллигенции, оказались перед необходимостью выживания в чужом городе, в чужой культуре. Поселившись в основном в районе Истикляль, сразу ставшей главной русской улицей Стамбула, бывшие генералы начинали содержать овощные лавки и прачечные, высокие прежде государственные чины открывали закусочные или нанимались в шоферы.

Эмигранты из России в короткий срок полностью изменили облик Истикляль и во многом самого Стамбула. «Русское» в те годы стало синонимом хорошего вкуса, и, например, именно россиянки создали в Стамбуле современную модную индустрию.

Изменение стамбульских мод началось с продажи платьев и мехов, принадлежавших благородным, но нуждавшимся в средствах русским дамам. Женщины, умевшие шить, в том числе и девушки из дворянских семей, организовывали первые швейные мастерские в Стамбуле, где изготавливались платья по европейскому образцу – укороченные, с низкой талией. Вся продукция таких мастерских признавалась стамбульцами невероятно элегантной.

На Истикляль в течении нескольких лет бурлила насыщенная культурная русская жизнь. Здесь жил и выступал Вертинский, работали русские рестораны, жители Стамбула привыкли к неожиданному соседству и полюбили вкус пирожков и русские романсы. К концу 20х годов большинство эмигрантов продолжили свой путь из Стамбула в поисках лучшей жизни, оставив о себе добрую память и почти незаметный в наше время след на холмах босфорской столицы.
nelufar


Как русские брали Стамбул

Когда ко граду Константина
С тобой, воинственный варяг,
Пришла славянская дружина
И развила победы стяг...

Царьград... Именно этим словом русские всегда называли один из прекраснейших и величайших городов мира. И всегда это слово вызывало в русском сердце множество эмоций. С этим городом для русских связано многое, в первую очередь, культура и религия. Этот город повлиял на целые эпохи русской истории, начиная с самого ее зарождения. На протяжении веков русские правители неоднократно грезили о том, чтобы обладать этим городом — Царьградом, Константинополем, Византием, Стамбулом. Давайте вспомним историю русских завоеваний Стамбула. Первый поход на Константинополь, который тогда был столицей Восточно-римской империи, русы совершили еще в 860 году. Причина набега не совсем ясна до сих пор. Однако, это дерзкое, неожиданное нападение упоминается во многих источниках. Произошло это 18 июня 860 года. Две сотни русских судов причалили к берегам Босфора и высадились на берег. Греки успели закрыть ворота города, однако все окрестности Царьграда, включая Принцевы острова, подверглись жестокому нападению и разорению. Отошли русы так же внезапно, как и напали. И причина ухода войск так же неясна до сих пор. Строки, приведенные в эпиграфе, Пушкин писал о более известном походе русов на Константинополь, который произошел на одном из первых этапов истории Руси. Русское государство образовалось совсем недавно: в 861 году славяне призвали скандинавского варяга Рюрика и его дружину править на их земле. «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет», - с такими словами, согласно летописи, обратились славянские племена к варягам. Как известно, Рюрик предложение править благосклонно принял, и по мере лет, территория его владений постоянно расширялась. В 879 году, после смерти Рюрика, на трон сел его родственник Олег. Он объявил себя князем Новгородским, однако, этого статуса ему явно было мало. Вскоре Олег захватывает Киев и теперь называется Великим Князем киевским. Но, судя по всему, Олегу не давал покоя маячивший где-то на горизонте величественный Царьград. И в 890 он собирает войско. В состав армии вошли представители множества славянских и скандинавских племен, которых греки называли «великой скифью». Войско состояло из конницы и кораблей, которых Олег снарядил более 2000. В таком составе русы двинулись на столицу Византийской империи. Корабли спустились вниз по Днепру и поплыли по «Понту» - Черному морю, а конница двигалась вдоль берега так, чтобы быть на виду у флотилии. И снова, как и 40 лет назад, набег был сокрушительным. Несмотря на множество современных по тем временам оповестительных и оборонительных систем, грекам не удалось защитить город. Вот как о тех событиях пишет автор «Повести временных лет»: «И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги». Разрушив и разграбив окрестные поселения, согласно легенде, Олег поставил корабли на колеса и понесся в сторону Константинополя. Греки испугались и вышли с просьбой о мире. Русский князь был благосклонен и на мир согласился. Греки было вынесли Олегу вино и еду, но тот отказался, ибо счел подношение попыткой его отравить. Вместо этого князь приказал выплатить его людям дань: каждому по 12 гривен. Если посчитать, то получается около 840 000 золотых монет, каждая из которых весила почти 200 граммов золота! Надо полагать, император Византии пожалел, что согласился на такие условия, учитывая то, что на этом мирный договор не заканчивался. Согласно Олегову договору, на Византию накладывалась контрибуция, которую император должен был выплачивать основным русским городам. Также князь потребовал права беспошлинной торговли для русских купцов на срок в шесть месяцев. Лишь на этих условиях Олег согласился развернуть корабли и оставить Византию. А чтобы увековечить свой поход, Олег самолично «повесиша щиты своя в вратах, показующе победу, и пойде до Константинополя», иначе говоря, прибил к воротам Константинополя свой щит. Спустя пять лет Олег отправил в Константинополь посольство, которое заключило еще один, более объемный, мирный договор с Византией. Но на этом история попыток завоевать Царьград русским не кончилась. После смерти Олега от укуса змеи в 912 году, на троне воссел его преемник, сын Рюрика Игорь, который решился на взятие Константинополя в 941 году. Его войско во много раз превосходило по силе и количеству Олегово. На этот раз к берегам Босфора направились 1000 (!) кораблей. Однако, Игорь потерпел сокрушительную неудачу. Видимо, к этому моменту греки, наученные горьким опытом, хорошо подготовились к нападению и открыли по русским кораблям огонь: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их». Отплыв от Царьграда на достаточно безопасное расстояние, Игорь и его войско начали грабить византийские поселения вдоль Черного моря до тех пор, пока не подоспели греческие силы. Через два года — новая попытка. Игорь уже без кораблей, а с огромным количеством конных и пеших воинов, вновь двинулся в сторону Царьграда, однако Византийский император уже был предупрежден о надвигавшемся войске и направил к князю послов: «Не ходи, но возьми дань, юже имал Олег, придам и еще к той дани!» Такая формулировка Игоря вполне удовлетворила, и договор был заключен. А в следующем году был подписан новый, регулирующий экономические отношения русов и греков. Игорь был убит в следующем году, но договор действовал еще долго. Так же долго, как висел на вратах Царьграда Олегов щит. По сути, соглашения, подписанные в те далекие годы, были единственными в своем роде: ни одно государство не заключало подобных «контрактов» на своем языке. Через 500 лет Константинополь был завоеван турками и стал называться Стамбулом, на Руси уже правили цари, но походы Олега и Игоря еще не раз давали повод русским императорам задумываться о походах на Стамбул. В стороне не оставались художники, писатели, музыканты, и поэты, которые тоже не раз воспевали в своих произведениях знаменитые набеги русских князей на «главный город земли».
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2020 IPS, Inc.