Любящие сердца :: Seven ureklerЛюбящие сердца :: Seven urekler
Любовь — это когда хочешь переживать с кем—то все четыре времени года. Когда хочешь бежать с кем-то от весенней грозы под усыпанную цветами сирень, а летом собирать ягоды и купаться в реке. Осенью вместе варить варенье и заклеивать окна от холода. Зимой — помогать пережить насморк и долгие вечера… Рэй Брэдбери

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация ) · Создать почтовый ящик

2 страниц V  < 1 2  
Reply to this topicStart new topic
Известные люди Азербайджана

> Сообщение #16
>
Solnyshko
сообщение 9.6.2010, 9:27
>
 


Наш человек
******

3 место в конкурсе "Открытка ко Дню Св. Валентина" За активное участие в жизни форума С 8 Марта! Сердце3 за 1500 сообщений Модератору форума за неустанный труд за 4000 спасибо "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". В семье "Любящих" 2 года С Новым 2013 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1554
Регистрация: 26.6.2009
Из: Россия Воронеж
Пользователь №: 3976
Спасибо сказали: 3928 раз(а)

Награды: 12


Репутация:   36  




После окончания ученичества, в возрасте 18 лет, Петр начинает нелегкую самостоятельную жизнь. А началась она с поиска работы, которая для молодого азербайджанца не находилась, хоть он уже и был высококвалифицированным специалистом. В поисках настоящей работы Петр Бабаев объездил много городов Поволжья, Северного Кавказа, сменил немало фабрик и заводов, на которых трудился в качестве чернорабочего. Однажды ему удалось устроиться кочегаром на пароход. Через несколько дней, заметив его способности, руководство назначает Бабаева помощником машиниста. Однако, куда бы ни бросала судьба Петра, везде он видел одну и ту же картину: изнурительный труд, беззаконие, притеснение иногородцев. Гордый, не привыкший с детства к унижениям и несправедливости, Петр вынужден был оставлять одну работу и искать другую. Но уже в те годы он был известен как преданный друг, пользовался любовью и уважением среди своего окружения за принципиальный и честный характер, прямоту и искренность, чуткость в обращении с людьми. Эти черты характера делали его душой коллектива, куда бы он ни попадал.

В 1903 году Бабаевых постигло тяжелое горе - умер глава семейства Хаким Бабаев. Через год Петра призвали на военную службу. По своим внешним данным и уровню физической подготовки он был лучшим кандидатом в гвардейский полк. Однако стал матросом и после долгих препирательств с призывной комиссией, он был зачислен на Балтийский флот. В бурные дни января 1905 года он вступил в ряды социал-демократов. Вел активную пропаганду во флотских экипажах, входил в контакт и устанавливал связи с матросами Петербурга и Кронштадта, с солдатами гарнизона. Такая активная деятельность не осталась незамеченной царской охранкой. Молодого борца за свободу и справедливость арестовали и длительное время держали в сыром карцере в нечеловеческих условиях. Пребывание в этом карцере пагубно отразилось на всей его жизни. У Петра открылся туберкулез. Здоровье его было настолько подорвано, что власти были вынуждены списать его по состоянию здоровья в пехоту. Видя его непримиримый характер и желая окончательно от него избавиться, Петра отправили на начавшуюся русско-японскую войну. Однако просчитались, П. Бабаев, сражаясь с винтовкой в руках, проявил себя мужественным защитником отечества.

Жестокое поражение в войне с Японией вскрыло всю гнилостность государственного строя царской России. После окончания войны П. Бабаев, прослужив еще два года в составе резервного Перекопского полка, попал в Екатеринослав, где его как хорошего слесаря направляют на службу в полковую мастерскую. Все это время его служба проходила под надзором полиции. Однако никакие угрозы и репрессии, обыски и аресты не могли сломить его дух.

После окончания военной службы тоска по матери и родным дает о себе знать. Испытанный жизненными трудностями и борьбой с самодержавием почти в 30-летнем возрасте Петр Бабаев возвращается в Касимово. Здесь он знакомится с Кузнецовой Натальей Петровной и связывает с ней всю свою недолгую жизнь.

В декабре 1912 года молодожены переезжают в Москву, где Петр устраивается работать слесарем в Сокольнические мастерские трамвайного парка. Молодая семья поселилась квартирантами в одном из крохотных деревянных домов неподалеку от места работы Петра. Здесь, в крупном промышленном центре, благодаря богатому жизненному опыту, умению общаться с людьми П. Бабаев быстро выдвигается в первые ряды представителей демократической и общественно-политической мысли. Однако это опять отрицательно сказалось на взаимоотношениях с администрацией. П. Бабаева стали вызывать в полицейский участок, возобновилась слежка. И только начавшаяся в 1914 году первая мировая война спасла его от тюрьмы. Желая избавиться от неукротимого азербайджанца, несмотря на его тяжелую болезнь, его призывают на военную службу и зачисляют рядовым в третью армию, которую царское командование направило на передовую, на германский фронт. В эти суровые и трудные дни П. Бабаев очень скоро увидел, что обстановка на этом фронте мало чем отличается от русско-японской войны. Тот же хаос, та же бессмыслица, те же резкие контрасты между солдатским и офицерским бытом, те же карьеризм и интриги в штабах. А самое главное - бесконечно и бесцельно проливается людская кровь. На фоне лжи и трусости политиков царского правительства и его чиновников ярко проявлялся героизм простых солдат, одним из которых был Петр Бабаев. Его патриотизм вынудил власти преклониться перед ним. За смелость и мужество, отвагу и стойкость, проявленные в ходе первой мировой войны, он был награжден самой высокой наградой России - орденом Георгиевского креста.
Однако вскоре его деятельность в армии была прервана.


--------------------


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #17
>
Solnyshko
сообщение 9.6.2010, 9:29
>
 


Наш человек
******

3 место в конкурсе "Открытка ко Дню Св. Валентина" За активное участие в жизни форума С 8 Марта! Сердце3 за 1500 сообщений Модератору форума за неустанный труд за 4000 спасибо "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". В семье "Любящих" 2 года С Новым 2013 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1554
Регистрация: 26.6.2009
Из: Россия Воронеж
Пользователь №: 3976
Спасибо сказали: 3928 раз(а)

Награды: 12


Репутация:   36  


В начале 1916 года П. Бабаева по состоянию здоровья и как высококвалифицированного специалиста отозвали с фронта и направили в Санкт-Петербург для работы на военном заводе. И здесь П. Бабаев в центре событий - митинги, стачки, демонстрации, революция. Но роковая грудная болезнь дает о себе знать. Весной 1917 года туберкулез снова свалил его в постель. Но как только Петру становилось чуть лучше, он шел на завод, подключался к работе. Эта самоотверженность снискала Бабаеву огромный авторитет среди рабочих. 10 июня 1917 года проходили выборы в заводской комитет Патронного завода. Из 2848 голосов за П. Бабаева было подано 2357. В списке избранных он оказался первым, опередив ближайшего конкурента на 514 голосов. Через несколько дней Петр Хаким оглу Бабаев был избран членом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, вошел в военную организацию при Петроградском Совете. В феврале 1918 года, когда германским властям удалось прорвать Западный фронт и перейти в широкое контрнаступление, П. Бабаев находился на фронте. Зная о его опыте и боевом духе, комиссар по военным делам РСФСР Н.И. Подвойский самолично направил его на фронт для формирования и обучения бойцов. Но в сырых окопах и траншеях болезнь вновь дала о себе знать. По решению руководства его отправляют на Патронный завод, где он возглавляет эвакуацию наиболее ценного оборудования из Петрограда в Москву, которая в марте 1918 года стала столицей Советской Республики. Переехав в Москву, П. Бабаев возвращается в Сокольнические мастерские. Благодаря организаторским способностям и огромному авторитету его избирают членом и секретаем партийного комитета Сокольнического района, а затем и депутатом Сокольнического Совдепа.

В те годы Московский Комитет партии посылал в качестве оказания помощи во все уголки страны своих представителей. П. Бабаева направили в ближайший тыл Южного фронта - Тамбов. В августе-сентябре 1918 года он был членом губисполкома и губернского комитета партии, а затем возглавил Тамбовский горком партии.

После возвращения в Москву Петр Бабаев был избран секретарем Сокольнического райкома партии.

Все, кто знал П. Бабаева, всегда удивлялись тому, как он успевал управляться со множеством обязанностей и в то же время не забывать товарищей, заботиться о них. Горячий и порой даже резкий, ненавидящий показуху и лицемерие, он с удивительной сердечностью мог поговорить с человеком, помочь ему делом или советом. Теплые, дружеские отношения сложились у него с коллективами рабочих и служащих заводов, фабрик и различных районных учреждений и организаций. Он часто бывал у рабочих бывшей Абрикосовой кондитерской фабрики, выступал перед ними, отстаивал интересы фабрики в московских организациях. Еще больше прибавилось дел и забот, когда Петра Акимовича Бабаева избрали членом Московского Комитета партии и членом исполкома Московского Совета.

Летом 1919 года в России не хватало хлеба и топлива. Свирепствовали голод и болезни. В эти тяжелые дни, 17 июля Петра Бабаева избирают председателем Сокольнического Совета. На этом посту раскрылся его организаторский талант. Он принимал множество важных решений, успевал за день переговорить со многими людьми, организовать бригаду по разгрузке срочного груза на железнодорожной станции, заниматься судьбой беспризорных детей.

Огромное физическое и умственное перенапряжение, плохое питание и отсутствие отдыха незаметно сделали свое дело. Состояние здоровья П. Бабаева становилось все хуже и хуже, а болезнь легких проявляла себя все острее.

Однако он старался скрыть свои недуги и очень не любил, когда ему напоминали о здоровье, предлагали отдохнуть и подлечиться. Он решительно отвергал все подобные предложения. В его отсутствие партийный комитет принял обязательное решение о предоставлении ему отпуска и необходимости лечения. П. Бабаев, как это было предусмотрено временем, вынужден был подчиниться партийному решению и поехать в санаторий. Но не прошло и двух недель, как он вновь появился в своем рабочем кабинете.

В марте 1920 года состоялись новые выборы в Сокольнический Совет, на которых П. Бабаев был переизбран председателем Совета. Однако в зале заседания среди депутатов его не оказалось - болезнь свалила Петра Акимовича в постель, и он не смог подняться и приехать на заседание Совета.

Тогда депутаты обратились к нему со специальным письмом, в котором выразили теплые чувства и свое доверие:

«Мы, рабочие и красноармейские депутаты Сокольнического районного Совета, избрав Вас на высокоответственный пост председателя Совета как передового и преданнейшего бойца за рабоче-крестьянскую власть, глубоко огорчены тем, что Вы в настоящий момент не среди нас, что Вы пригвождены к постели злым недугом, что Ваше ясное, уверенное и доброе слово, способное заразить порывом к творческой работе, не раздается в этих стенах. Но мы полны надежды, что Ваша могучая воля справится с болезнью, что в скором времени Вы будете вновь с нами, что наша общая организационная работа опять будет направляться Вашей опытной и твердой рукой.

Мы шлем слова горячего привета нашему излюбленному товарищу Петру Акимовичу Бабаеву.
Первое пленарное заседание Сокольнического Совета рабочих и красноармейских депутатов».
Страшная болезнь не давала возможности подняться. 15 апреля он обращается в президиум Сокольнического Совета с заявлением о выдаче ему аванса по случаю болезни и больших расходов, связанных с ней, в сумме, каковой президиум Совета сочтет необходимой. В тот же день на письмо была наложена резолюция: «Выдать аванс в сумме тысяча рублей».
Болезнь быстро прогрессировала. П. Бабаев уже не в силах был вставать с постели. В доме беспрерывно дежурили близкие и друзья. Не отходила от его постели исхудавшая, скорбная Наталья Петровна с маленькой дочкой Валентиной. Беспрестанно звонил телефон. Сотни людей справлялись о здоровье Петра Бабаева. 25 апреля 1920 года в возрасте 37 лет Петра Хаким оглу Бабаева не стало...
В те дни газета «Правда» писала: «Он умер на боевом посту, как подобает большевику».
Прошли годы, десятилетия, многое изменилось сегодня в нашей жизни, но имя нашего земляка, азербайджанца Петра Хаким оглу Бабаева навсегда останется в сердцах людей и в названиях предприятий, улиц и парков. Он был героем своего времени.


--------------------


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #18
>
Vikusja
сообщение 18.7.2010, 15:16
>
 


Наш человек
******

Сердце5 За понимание! С Новым 2011 Годом! С 8 Марта! за 4500 спасибо за 1200 сообщений В семье "Любящих" 1 год
Группа: Пользователи
Сообщений: 1232
Регистрация: 18.7.2010
Из: Russia
Пользователь №: 28950
Спасибо сказали: 4578 раз(а)

Награды: 7


Репутация:   37  


Чингиз Акифович Абдуллаев

Родился 7 апреля 1959 года в городе Баку.
Отец — Акиф Абдуллаевич Абдуллаев — юрист по образованию, участник Великой Отечественной войны; работал прокурором ряда районов Азербайджанской ССР, прокурором Нахичеванской Республики, заместителем прокурора города Баку. Позднее работал председателем Президиума Коллегии адвокатов Азербайджана. В последние годы был членом Коллегии адвокатов.
Мать — Шафига Дамировна Бедалова — историк по образованию, профессор; работала в комсомоле, затем председателем Азербайджанского совета профессиональных союзов, последние тридцать лет — ректором университета. В настоящее время на преподавательской работе.
В 1976 году будущий писатель окончил среднюю школу № 189 в Баку и поступил на юридический факультет Азербайджанского государственного университета имени С. М. Кирова.
Во время учёбы в университете был избран главным редактором газеты «Комсомольский прожектор» и президентом спортивного клуба юридического факультета.
В студенческие годы Чингиз Абдуллаев впервые выехал за границу. В 1978 году посетил в составе туристической группы Румынию, Югославию и Чехословакию, в 1980 году — Польшу.
Занимал первые места на Всесоюзных конкурсах юристов в городе Алма-Ате (Казахская ССР) в 1979 году и городе Львове (Украинская ССР) в 1980 году.
В 1981 году окончил с красным дипломом юридический факультет Азербайджанского государственного университета.
После окончания юридического факультета попал по распределению на службу в звании офицера на Бакинское Агрегатное Производственное Объединение, закрытое военное предприятие Министерства авиационной промышленности СССР, именуемое «почтовым ящиком», и находившееся в ведении Министерства обороны СССР. Работал юрисконсультом на этом предприятии.
С 1981 года — начальник юридического отдела Бакинского Агрегатного Производственного Объединения.
В 1981—1984 гг. работал на закрытых военных предприятиях Министерства авиационной промышленности. Был в служебных командировках за рубежом.
В 1983 году находился в специальной командировке в Народной Республике Ангола. Входил в состав специальной группы, которая принимала участие в боевой операции по освобождению на территории Намибии ангольских командиров, попавших в плен. Из этой операции назад вернулось всего четыре человека, один позже умер. Поэтому цену крови и жизни Абдуллаев знает не понаслышке.[1]
Член Коммунистической партии Советского Союза с 1984 года. Из партии не выходил, партийного билета не сдавал.
С 1984 года — офицер 34-го отдела Министерства обороны СССР.
В 1984—1986 гг. по линии Министерства обороны выполнял задания за рубежом, возглавлял спецотдел особого назначения. Работал в Анголе, Бельгии, Германии, Польше, Румынии, Болгарии, Афганистане и других странах. За время командировок был дважды ранен. Награждён Орденом Красного Знамени, Орденом Красной Звезды и медалями. Вышел в отставку в звании майора.
В конце 1986 года, вернувшись в Баку, получает назначение на партийную работу в качестве куратора правоохранительных органов — КГБ, МВД и прокуратуры.
В 1986 году окончил факультет социологии Азербайджанского государственного университета, получив профессию психолога.
С 1986 года по 1989 год работал в системе отдела административных органов ЦК Коммунистической партии Азербайджана, курировал правоохранительные органы. Его не утвердили заведующим сектором ЦК Компартии Азербайджана вследствие писательской деятельности.
В начале 1988 года выходит первая книга Чингиза Абдуллаева «Голубые ангелы».
С 1988 года — кандидат юридических наук.
Член Союза писателей СССР и член Союза писателей Азербайджана с 1989 года.
В феврале 1989 года утвержден секретарем правления Союза писателей Азербайджана по организационным вопросам. Он стал самым молодым секретарем Союза писателей в истории СССР.
С 1989 года — почетный профессор Ягеллонского университета.
С 1990 года — заместитель председателя Азербайджанского фонда мира.
С 1990 года — председатель Благотворительного общества имени Г. З. Тагиева.
С 1990 года — вице-президент Азербайджанского ПЕН-клуба.
В марте 1991 года на IX съезде Союза писателей Азербайджана переизбран секретарем правления Союза писателей Азербайджана.
Доктор юридических наук с 1991 года.
С 1992 года — вице-президент ПЕН-клуба (международное объединение писателей).
С 1994 года — президент САКС-клуба.
В 2000 году — участник поездки Европейских писателей «Евровавилон 2000».
С 2002 года — член исполкома Международного сообщества писательских союзов.
С 2003 года — сопредседатель Международного Литературного фонда.
С 2005 года — Народный писатель Азербайджана.
С ноября 2006 года — профессор кафедры уголовного права Азербайджанского международного университета.[2]
С февраля 2010 года — член Комиссии Государственных премий Азербайджанской Республики по науке, культуре и литературе.


--------------------





Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #19
>
Vikusja
сообщение 18.7.2010, 15:21
>
 


Наш человек
******

Сердце5 За понимание! С Новым 2011 Годом! С 8 Марта! за 4500 спасибо за 1200 сообщений В семье "Любящих" 1 год
Группа: Пользователи
Сообщений: 1232
Регистрация: 18.7.2010
Из: Russia
Пользователь №: 28950
Спасибо сказали: 4578 раз(а)

Награды: 7


Репутация:   37  




Эльчин Сафарли - профессиональный журналист, лауреат ряда молодежных литературных конкурсов.
Родился 12 марта 1984 г. в Баку. С 12 лет публиковался в молодежных газетах под псевдонимом, сочиняя небольшие пронзительные истории прямо за школьной партой. С 16 лет работает в печатных СМИ, поступив в Международный Университет Азербайджана при UNESCO на журналистский факультет. Последние несколько лет занимался тележурналистикой. Сотрудничал с азербайджанскими и турецкими телеканалами. В настоящее время всецело посвятил себя сочинительству. Критики прозвали 24-летнего Сафарли "молодежным аналогом Орхана Памука" и "литературным открытием 2008 года". Роман "Сладкая соль Босфора" заслужил одобрение Нобелевского лауреата по литературе Орхана Памука.

В настоящее из-под его пера вышли следующие книги:

Сладкая соль Босфора
Туда без обратно
Я вернусь
Нет воспоминаний без тебя
Тысяча и две ночи
Угол её круглого дома (рассказ)


--------------------





Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #20
>
Skunk
сообщение 30.5.2011, 11:46
>
 


Наш человек
******

Модератору форума за неустанный труд за 1500 сообщений "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". за 5500 спасибо С Новым 2010 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1791
Регистрация: 13.6.2010
Из: Баку
Пользователь №: 26388
Спасибо сказали: 5831 раз(а)

Награды: 8


Репутация:   61  




АЛИ МАРДАН БЕК АЛЕКПЕР ОГЛЫ ТОПЧУБАШЕВ (1862-1934). Родился в знатной аристократической семье в Тифлисе в 1862 (по другим данным - в 1865 г.). После окончания гимназии продолжил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1884 году. В 1894 году Топчубашев переехал в Баку, и в том же году женился на дочери выдающегося азербайджанского просветителя Гасан бека Зардаби Пери ханум. Влияние Гасан бека, исторические условия конца XIX – начала XX века, влияние передовых идей того времени определили последующие важнейшие вехи жизни Топчубашева. Али Мардан бек стал глашатаем идей преобразования мусульманского мира, пропагандистом исламских ценностей, восстановления прав тюркского языка, сторонником европеизации мышления и быта азербайджанского общества. 24 июня 1898 года Топчубашев стал редактором газеты «Каспий», издаваемой в Баку. В своей редакционной статье он так декларировал свои намерения: « Отображать жизнь столицы нефтяного царства Баку, Кавказа, Средней Азии, обряды и обычаи, веру населения этого региона в полном соответствии с исторической правдой». Важнейшей заслугой Али Мардан бека стало активное участие в открытии в 1901 году при материальной поддержке Бакинского мецената Гаджи Зейналабдина Тагиева школы для мусульманских девочек. Он стал одним из трех попечителей школы. Топчубашев расценил это событие, как «путь из кромешной тьмы к свету». Тем временем Топчубашев продолжал свою деятельность и в качестве гласного Бакинской городской Думы. Вместе с Ахмед беком Агаевым и Фаррух беком Везировым он использовал трибуну городской Думы для пропаганды расширения представительства тюркского населения в экономической и духовной жизни города.

События Первой Русской революции сыграли огромную роль в судьбе Али Мардан бека. Открылись широкие перспективы для полного проявления его недюжинного таланта в качестве общественного и политического деятеля общероссийского масштаба. Азербайджанский исследователь Дж. Гасанлы справедливо отмечает, что Топчубашев на революционной волне буквально «ворвался на российскую политическую авансцену». Применительно к этому периоду Топчубашев запомнился, прежде всего, как один из самых ярких представителей той части немногочисленной мусульманской интеллигенции, которая с большим вдохновением использовала возможности нового времени для защиты прав народов, которые они представляли.

8 апреля 1905 года в Петербурге ряд популярных к этому времени мусульманских общественных деятелей, собравшихся на квартире Габдеррашида Ибрагима, договорились о создании единой политической партии российских мусульман. Активным участником этой встречи и достигнутой договоренности был Али Мардан бек. Окрыленный успехом он спешит в Баку, где намечается издание первой после долгого перерыва газеты на азербайджанском языке. Вскоре газета «Хаят», в разрешении на издание и на само издание которой Топчубашев вложил так много сил и средств, стала регулярно выходить.Она сыграла выдающуюся роль в развитии национального самосознания тюркских народов, укреплении их единства. Ответственными редакторами газеты, владельцем которой был А. Топчубашев, стали известные глашатаи тюркского единения Али бек Гусейнзаде и Ахмед бек Агаев. Это определило облик газеты, на страницах которой активно выступали не только общественные деятели и просветители Азербайджана, но и представители других тюркоязычных районов России: Крыма, Центральной Азии, Татарии. В августе 1905 года Топчубашев основал Мусульманское Общество благотворительности и просвещения, первым председателем которого он стал. В августе он вместе со своими единомышленниками Ш. Асадуллаевым, А. Агаевым, Н.Везировым, С. Тагизаде направился в Нижний Новгород, где предполагалось провести первый съезд представителей мусульманских народов России. Этот съезд был полулегально проведен на пароходе «Густав Струве» 15 августа. В своей речи, которую с полным основанием можно назвать программной, Топчубашев говорил о необходимости образования политической партии, способной объединить передовые силы общественности ради обеспечения прогресса мусульманских народов. Характерно, что, обращаясь к присутствующим, он заострил внимание на общее тюркское происхождение большинства мусульманских народов России. Это была серьезная заявка на переход от национализма религиозного характера к национализму этнического, тюркского содержания. Он говорил: «Мы – наследники тюрков, одного племени, единых корней, одной религии». Эта же мысль звучала в выступлении выдающегося представителя тюркских народов И.Гаспринского и многих других делегатов.

После провозглашения Манифеста Николая II от 17 октября о «даровании» народам России демократических свобод группа мусульманских общественных деятелей проводит в Петербурге совещание. В его работе деятельное участие принимают А. Топчубашев и А.Агаев. На II съезде мусульман России в январе 1906 года Топчубашев уже излагает свои мысли о программе создаваемой партии, получившей название «Иттифак-аль-муслимин». На выборах в I Государственную Думу России Топчубашев выступает уже в роли признанного лидера российской общины мусульманских, в большинстве своем тюркских народов. Сторонники «Иттифака» завоевывают абсолютное большинство голосов избирателей мусульман на выборах в Думу, а Топчубашев избирается лидером фракции мусульманских депутатов в Думе. Однако думская деятельность Топчубашева продолжалась недолго. Используя, как предлог, межфракционные распри в Думе, уже 9 июля 1906 г. царь распустил Думу. Вместе с членами партии Народной Свободы (Кадетами) думские депутаты от «Иттифака», а вместе с ними и А. Топчубашев собираются в Выборге, недалеко от Петербурга, подписывают знаменитое письмо-протест, получившее название Выборгского воззвания, в котором в резкой форме обвинили самодержавие в нарушении данного обществу обещания следовать воле избирателей. Разгневанный резким тоном обращения царь повелел заключить протестантов под стражу. Было возбуждено уголовное дело, по которому бывшим депутатов Думы, и в их числе Топчубашеву, были назначены различные сроки тюремного заключения. Али Мардан бек три месяца пробыл в знаменитой тюрьме «Кресты», отстранен от редактирования газеты «Каспий», выведен из состава гласных Бакинской городской думы. Ему, как и другим протестантам, было запрещено повторно баллотироваться в Думу.

«Выборгские» злоключения не поколебали уверенности Топчубашева в верности избранному пути. В августе 1906 года он – один из руководителей III Всероссийского съезда мусульман России. Здесь он представил делегатам свой проект программы партии «Иттифак-аль-Муслимин». В программе отмечалось, что целью создания объединения служит намерение «наладить наши политические, экономические, экономические, общественные, религиозные дела». Подтверждая требования предоставления мусульманам России всех гражданских прав, программа дополняла популярные в те времена программные установки российских политических партий и организаций либерального толка. Программа была одобрена съездом. Принятие программы было дополнено принятием Устава «Иттифака», определившим организационную структуру партии. Центральной фигурой избранного Центрального Комитета партии стал Али Мардан бек.

В этот период, на фоне разгоревшегося межнационального армяно-азербайджанского вооруженного конфликта Али Мардан бек выступал как активный поборник интересов своего народа, разоблачая агрессивную сущность противной стороны, провокационную роль российских чиновников, движимых чувствами рвачества и национального чванства. По поводу поведения представителей царского правительства по отношению к азербайджанцам Топчубашев говорил: «В нашей стране создалось положение, когда государственные мужи не могут работать по совести и справедливости». Топчубашев проявил себя в связи с этими кровавыми событиями подлинным гуманистом, горячим сторонником межнационального мира. Именно при посредничестве Топчубашева межнациональные столкновения в те годы периодически затихали и, в конечном итоге, до поры до времени не переросли в перманентное состояние. Большую роль в стабилизации ситуации сыграли публикации редактируемой Топчубашевым газеты «Каспий».

После 3-июньского 1907 года переворота, когда российский самодержец разогнал в очередной раз Государственную Думу, возможности свободной политической деятельности в России резко сужаются. Тем не менее, Топчубашев продолжает оставаться одним из самых активных общественных деятелей Азербайджана той поры. Он отправляется в Иран, где принял посильное участие в попытках реформирования правосудия. Принял он участие в IV съезде мусульман России, состоявшемся в июне 1914 года в Санкт-Петербурге. Но, несомненно, новый подъем политической активности Топчубашева относится к периоду после свержения в России самодержавия. На съездах мусульман в Баку (апрель 1917) и Москве (май 1917) Али Мардан бек вместе со своими сторонниками выступил с идеей национально-территориальной автономии. На съездах довольно большая группа делегатов выступала за предоставление национальным меньшинствам империи лишь культурной автономии. Но А. Топчубашев, М.Э. Расулзаде удалось повести за собой большую часть делегатов. И тем самым численность сторонников федеративного устройства страны значительно возросла. И не случайно, вождь большевиков Ленин, в борьбе за власть, в поисках союзников счел возможным заявить о целесообразности федерации. Но Али Мардан бек не принял социалистическую идею. На Государственном совещании в Москве в августе 1917 года Топчубашев высказался за «почетный мир без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов», за федеративное устройство России. После прихода большевиков к власти Топчубашев был избран членом Учредительного собрания, а после его роспуска - членом Закавказского Сейма. Он стал первым послом независимого Азербайджана, возглавив дипломатическую миссию страны, сначала в Грузии, а затем в Турции. После учреждения Парламента страны в декабре 1918 года он был избран его первым руководителем. Поскольку независимый Азербайджан был парламентской республикой, то А. Топчубашева по праву можно считать первым главой Азербайджанского государства. С учетом высокого уровня образованности и профессиональной подготовленности, руководители Республики той поры сочли целесообразным, чтобы именно он возглавил дипломатическую миссию независимой Азербайджанской Республики на Парижской (Версальской) мирной конференции. Деятельность Али Мардан бека, направленная на признание независимости Азербайджана мировым сообществом увенчалась в январе 1920 года признанием де-факто Верховным Советом Антанты. И после ликвидации Азербайджанской Демократической Республики в апреле 1920 года, он продолжил борьбу за признание мировым сообществом захвата Советской Россией Азербайджана фактом аннексии. Этого он добивался, участвуя и выступая на Генуэзской (1922) и Лозаннской (1923) конференциях. Все последующие годы он неустанно боролся за консолидацию сил азербайджанской политической эмиграции, укрепление связей с эмигрантскими национальными группами других регионов бывшей Российской империи, боровшихся с большевизмом. Будучи в преклонном возрасте, он, тем не менее, сыграл огромную роль в создании мощного движения за освобождение бывших национальных окраин России, вошедшего в историю под названием «прометеевского».

Умер Топчубашев в 1934 году после долгой и тяжелой болезни. Похоронен он был на кладбище Сен-Кло в предместье Парижа. Тотчас стало ясно, что он был самой популярной фигурой среди азербайджанских политиков той поры. Его смерть всколыхнула значительную часть построссийской эмиграции. Прощание с А. Топчубашевым вылилось в серьезную политическую демонстрацию. Наряду с большой группой азербайджанских эмигрантов на похоронах присутствовали видные деятели Грузинской, Украинской, Туркестанской, Северокавказской эмиграций. Участвовали представители международных организаций. На похоронах присутствовали даже представители армянской эмиграции. Все это говорило об особом авторитете Топчубашева. Много теплых слов об усопшем высказали представители различных эмигрантских национальных общин: Акакий Церетели, Мустафа Чакай оглы, Владимир Прокопович и другие. Но, пожалуй, самые замечательные, идущие от сердца слова произнес Мамед Эмин Расулзаде. Он сказал о своем великом современнике: «Его имя воплощает зарождение и один из важнейших периодов нашей политической и общественной жизни… Словом, пером, неисчерпаемой энергией, он до последних дней своей жизни выступал борцом за счастье своего народа и национального дела… Мы, азербайджанцы, потеряли в лице Али Мардан бека представителя целой эпохи национального движения, великого государственного деятеля и выдающегося борца за национальную независимость… Придет время, когда страна станет свободной, народ, признательный своему первому председателю парламента, защитнику его независимости, и увековечит память о нем».

В 1993 году могилу А. Топчубашева посетил президент Азербайджана Гейдар Алиев. Он распорядился выделить средства для возведения памятника на могиле усопшего. И теперь на могиле Топчубашева, где покоится он сам, его супруга и сыновья, возвышается монументальная стела, символизирующая торжество идеалов, которым отдал свою жизнь Али Мардан бек Топчубашев.


--------------------
Господь! Не унизь врага моего, чтобы я не унизил имя свое победой над тем, кто унижен.



Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #21
>
Skunk
сообщение 30.5.2011, 11:51
>
 


Наш человек
******

Модератору форума за неустанный труд за 1500 сообщений "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". за 5500 спасибо С Новым 2010 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1791
Регистрация: 13.6.2010
Из: Баку
Пользователь №: 26388
Спасибо сказали: 5831 раз(а)

Награды: 8


Репутация:   61  




ХОЙСКИЙ ФАТАЛИ ХАН ИСКЕНДЕР ОГЛЫ - родился 7 декабря 1875 года в г. Шеки. Происходит из семьи бывших ханов Хойского ханства, перешедших в начале XIX века на службу Российскому государству и удостоенных вначале даже титула Шекинских ханов.

После упразднения Шекинского ханства предки Фатали хана продолжали находиться на службе русского царя. Отец его - Искендер хан служил в русской армии, где дослужился до звания генерал-лейтенанта. Принадлежа к элитной части тогдашнего азербайджанского общества, Фатали хан получил хорошее образование. Он окончил гимназию в Елизаветполе (Гяндже), после чего поступил на юридический факультет Московского университета, учебу в котором завершил в 1897 году. Свою служебную деятельность Хойский начал в Тифлисской судебной палате. В 1899 году он назначается старшим судебным чиновником, а чуть позже – директором Озургетского следственного участка. В 1900 году Фатали хан назначается помощником Зугдидского мирового суда.

В 1901 году в соответствии с «Табелем о рангах», регламентирующим субординацию в системе чиновничьего аппарата Российской империи, Хойскому присваивается звание титулярного советника. В 1903 году он уже заведующий третьим Екатеринодарским (ныне - Краснодарским) городским судебным участком.

В 1904 году следует его продвижение по «Табели о рангах». Он становится коллежским асессором, что соответствовало воинскому званию капитана. Служба в качестве чиновника, при этом за пределами родного края, вряд ли устраивала честолюбивого Фатали хана.

В 1907 году он баллотируется в качестве депутата во вторую Государственную Думу России от Елизаветпольской губернии и достигает желаемого. В феврале 1907 года он вместе с четырьмя другими азербайджанцами становится депутатом.

Депутатская деятельность Хойского продолжалась чуть более четырех месяцев. За этот небольшой отрезок времени он отметился своими выступлениями против переселенческой политики правительства, которая сопровождалась ущемлением прав местного населения в вопросах владения земельной собственностью.

2 апреля 1907 года, выступая в Думе, он выразил свое мнение о сути переселенческой политики: «Здесь имелось в виду ассимилировать мусульманское или иное население с русским населением, или, иначе говоря, русифицировать их. Но, тем не менее, и в этом отношении, мне кажется, желание не достигло цели и привело к отрицательным результатам. Весьма естественно то, что население, среди которого обзаводятся переселенцы, относится к этим переселенцам с весьма враждебным чувством, потому что они у них вырывают последний кусок хлеба, который является источником их существования». Хойский был в числе 173 депутатов, представивших законопроект об отмене ограничений граждан по принципам национальной и религиозной принадлежности.

Недовольный деятельностью Думы, царь Николай II 3 июня 1907 года распустил Думу и назначил новые выборы. Это событие получило название 3-июньского переворота, и было многими расценено как государственный переворот. Как бы то ни было, возможности представителей национальных меньшинств, тем более мусульман быть избранными в Думу, резко понижались.

Теперь Хойский возвращается к прежней профессиональной деятельности. 21 июля 1907 г. Фатали хан принимается на службу в качестве присяжного заседателя Елизаветпольского окружного суда. Следующей инстанцией его служебной деятельности стал окружной суд в Баку, куда он переехал в 1913 году. Его общественная деятельность в этот период ограничивалась участием в работе ряда благотворительных организаций.

Февральская революция в России открыла широкий простор для раскрытия политического и духовного потенциала многих одаренных и образованных личностей. В течение трех лет, вплоть до своей гибели в 1920 году проявились незаурядные способности Хойского как государственника и политического деятеля.

В этот период он стал известен широким кругам общественности, всему азербайджанскому народу. Фатали хан с большим вдохновением подключился к процессу консолидации азербайджанского общества. Он избирается членом Временного исполнительного комитета Национального мусульманского совета, активно участвует в работе съезда мусульман Кавказа.

Хойский не признал Октябрьский переворот в Петрограде и не стал сотрудничать с Бакинским Советом. Когда избранные от Закавказья члены Учредительного собрания, разогнанного большевиками 6 января 1918 года, собрались в Тифлисе, где приняли решение о создании Закавказского сейма, Хойский присоединился к ним. Он вошел в состав азербайджанской фракции сейма.

22 апреля было сформировано правительство Закавказья, в состав которого Хойский вошел в качестве министра юстиции. Но идея единого Закавказского государства уже вскоре обнаружила свою нежизнеспособность. Просуществовав чуть более одного месяца, Закавказское государство распалось. 26 мая Грузия объявила о выходе из сейма и о создании собственного независимого государства. После этого членам азербайджанской фракции сейма не оставалось ничего другого, как определиться в вопросе о своем будущем.

27 мая фракция объявила себя Азербайджанским национальным советом. На первом же заседании Совета 28 мая было объявлено о провозглашении независимой Азербайджанской Демократической Республики. Фатали хан Хойский был единогласно избран главой правительства нового государства, и ему было поручено формирование кабинета. В первом кабинете наряду с постом премьера он занял должность министра внутренних дел.

16 июня первое азербайджанское правительство переехало в Гянджу. Здесь Хойскому, как и другим инициаторам создания независимого Азербайджанского государства, пришлось столкнуться с некоторыми проблемами во взаимоотношениях с турецкими военными, подстрекаемыми местными клерикальными кругами. Преодолевая трудности, молодые азербайджанские лидеры нашли компромиссное решение, результатом которого стало создание второго правительственного кабинета, во главе которого вновь встал Хойский. В составе нового правительства Хойский занял и пост министра юстиции.

После освобождения Баку и переезда сюда правительства был сформирован парламент, который поручил Хойскому формирование третьего кабинета. И на этот раз Фатали хан занял две должности: премьер министра и министра иностранных дел. В апреле 1919 года был сформирован четвертый правительственный кабинет во главе с Н. Усуббековым. Хойский в состав его не вошел. 22 декабря 1919 года Хойский занимает пост министра иностранных дел.

Беспартийному Хойскому было очень сложно сдерживать эмоции перед лицом необузданных, порой, эмоций своих современников, выступавших от имени отличающимся по своим политическим взглядам партий. Упреки, которые ему приходилось выслушивать в парламенте и со страниц прессы, были обидными, и чаще всего он их не заслуживал. Порой он пытался уйти из политики. Но высокое чувство ответственности вновь принуждало его вернуться к выполнению своего долга. Но нередко он смело парировал выпады недругов.

Однажды, отвечая им, он сказал: «Недопустимо, чтобы мы сидели, как подсудимые, а вы отчитывали нас без повода: почему так, а почему эдак». И он твердо заявил об идеале, которому служит: «Вы должны знать, что независимость Азербайджана ежеминутно подвергается опасности. Знайте – время теперь такое… Можем независимость нашу утратить, не станет нашего Азербайджана».

На всех постах Хойскому приходилось уделять внимание множеству вопросов. Пожалуй, для него первостепенное значение приобретал вопрос сохранения территориальной целостности Азербайджана. Главная опасность все те годы исходила от соседней Армении.

Гневом и решительностью веет от его письма, которое он отправил Мамед Эмину Расулзаде в Стамбул 31 июля 1918 г.: «Армяне ничуть не успокаиваются, то там, то здесь истребляют мусульман и их села и жилища… Пока мы решительных действий не принимаем, так как заняты всецело Бакинским вопросом, а как только, Бог даст, закончится эта операция, то тогда, надеемся, ликвидируем это возмутительное армянское движение».

Впоследствии, занимая посты премьер-министра, министра иностранных дел или будучи просто депутатом, Фатали хан все свои силы направлял на отражение армянской агрессии и устранение ее последствий.

В беседе с английским генерал-губернатором Баку Томсоном 7 мая 1919 года Хойский категорически высказался о попытках передачи Нахчывана Армении, и заявил, что Азербайджан никогда не согласится с этим. Как и не допустит армянских территориальных поползновений в Карабахе.

В ответ на армянский мятеж в Карабахе, в реакции на увещевания представителей Антанты в Тифлисе, в ноте от 5 апреля 1920 года министерства иностранных дел, подписанного Хойским, на имя верховных комиссаров союзных держав категорически заявлялось: «Правительство Азербайджана, ответственное за судьбы народа, обязано было исполнить свой священный долг и принять безотлагательные меры к подавлению этого восстания, вызванного кучкой злонамеренных лиц и грозящего свободе и даже существованию самого государства».

В то же время Хойский осознавал, что альтернативы мирного разрешения конфликта с Арменией не существует. И он неизменно призывал армянскую сторону проявить конструктивизм и благоразумие.

Выступая на пленарном заседании Азербайджано-армянской конференции 21 декабря 1919 года, он говорил: «Надо подвести фундамент основательный под все эти вопросы, надо создать известную базу для разрешения этих вопросов, иначе, если мы не разрешим те или другие вопросы, мы опасаемся, что разрешение их будет недостаточно прочно».

Хойский был категоричен и в вопросах невмешательства других государств в дела суверенного Азербайджана. В письме Расулзаде 23 августа он подчеркивал: «Необходимо осторожно выяснить политику Стамбула и принять должные меры к охране нашей самостоятельности». А в письме от 31 августа, накануне освобождения Баку, он, опасаясь бесцеремонного вмешательства турецких военных в дела Азербайджана в будущем, четко обозначил свою позицию: «Я полагал бы, что все управление должно быть сосредоточено в руках азербайджанского правительства, а турецкие воинские части все свои желания и требования должны обратить к правительству и через него проводить, а не вмешиваться непосредственно в дела управления, как это происходит сейчас».

С такой же непримиримостью Хойский обращался к представителю Англии генералу Томсону, который закрывал глаза на происки белогвардейского генерала Деникина и армянских головорезов в Баку.

Он писал в письме генералу 15 февраля 1919 года: «По имеющимся в распоряжении правительства сведениям, здесь в Баку происходят события, совершенно недопустимые с точки зрения интересов государства и достоинства правительства. Представители Добровольческой армии Пржевальский и Эрдели проводят набор, раздают оружие набранным лицам, производят воинское обучение, словом, идет усиленная подготовка воинских частей. С другой стороны, как-то армянские деятели и в том числе некто Амазасп, вся прошлая деятельность которого прошла в борьбе и разгроме мусульманского населения Азербайджана, также производит запись армянского населения, способного носить оружие, группируют, вооружают и организовывают их, создавая также воинские силы… Ввиду изложенного от имени правительства имею честь настоятельно просить… оказать содействие к немедленному прекращению всякого набора и формирования разных добровольческих и армянских воинских частей и удаления из пределов Азербайджана всяких организаций Добровольческой армии и Амазаспа с его сотрудниками».

Но главная опасность независимости Азербайджана исходила от Советской России. И Фатали хан это прекрасно осознавал. Он в лучших традициях современной ему дипломатии отвергал домогательства наркома иностранных дел России Чичерина, предлагая установление равноправных отношений между двумя странами.

В ноте Чичерину 5 февраля 1920 года он с чувством достоинства писал: «Азербайджанское правительство, считая необходимым и желательным установление добрососедских отношений между русским и азербайджанским народами, находит, что всякие переговоры по этому и другим вопросам могут происходить лишь на основе безусловного признания советским правительством независимости и суверенитета Азербайджанской Республики».

После того как части Красной Армии 28 апреля 1920 года пересекли границу Азербайджана, нарушив суверенитет независимого государства, Хойский покинул Азербайджан и выехал в Грузию. Однако 19 июня 1920 года он был убит на Эриванской площади от рук террористов.

Убийцами оказались дашнаки Арам Ерекян и Мисак Григорян.

Хойский прожил недолгую, но яркую жизнь, вписав золотыми буквами свое имя в летопись отечественной истории. Он служил Азербайджану. Он был одним из создателей государства, и существование сегодняшней Азербайджанской Республики стало в том числе возможным и благодаря деятельности Фатали хана Хойского.


--------------------
Господь! Не унизь врага моего, чтобы я не унизил имя свое победой над тем, кто унижен.



Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #22
>
Skunk
сообщение 30.5.2011, 11:58
>
 


Наш человек
******

Модератору форума за неустанный труд за 1500 сообщений "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". за 5500 спасибо С Новым 2010 Годом!
Группа: Пользователи
Сообщений: 1791
Регистрация: 13.6.2010
Из: Баку
Пользователь №: 26388
Спасибо сказали: 5831 раз(а)

Награды: 8


Репутация:   61  




АХМЕД БЕК АГАЕВ (1869-1939), после 1908 года чаще всего упоминался как АХМЕД БЕК АГАОГЛУ.

Родился в 1869 году в г. Шуша в знатной азербайджанской семье. Его дед и отец владели арабским, персидским и русским языками, для своего времени считались образованными людьми, знатоками в области теологии.

Первоначальное образование Агаев получил в религиозной школе моллахана, но затем был определен в русскую гимназию, функционирующую в Шуше. Успешно завершив учебу в гимназии, в 1887 году он едет на учебу в Петербург с целью получения образования в Технологическом институте. Здесь при поступлении его поджидала неудача, и тогда не унывающий юноша отправляется в Париж.

С 1888 года Агаев - студент знаменитой Сорбонны и одновременно слушатель Высшей исследовательской школы, в которой знакомится с программами ряда курсов по истории восточных стран и восточных языков. Любознательный юноша уже вскоре становится автором интересных публикаций в парижских исламоведческих и политических изданиях.

Он - корреспондент по Персии в знаменитом французском издании «Журналь де Деба». Главными темами публикаций Агаева являются проблемы истории стран Востока, восточной философии, исламской религии, Тогда же началось его сотрудничество с издаваемой в Тифлисе газетой «Кавказ».

В 1892 году Агаев принимает участие в востоковедческой конференции в Лондоне, где он выступил с анализом шиитского направления ислама. Выступление Агаева было отмечено ценным подарком, врученным ему от имени шаха Персии.

В 1894 году, получив известие о смерти отца, Агаев возвращается на Родину. Три года он прожил в Шуше. Жизнь в провинции не устраивала кипучую натуру 25-летнего молодого человека.

В 1897 году он переезжает в Баку и становится редактором и одним из ведущих авторов газеты «Каспий». Одновременно он работает преподавателем французского языка в Бакинской торговой школе. Статьи Агаева охватывали широкий круг вопросов политической и общественной жизни Азербайджана и Востока того времени. Но более всего его привлекала тема единства мусульманских народов.

По его мнению, жителям Азербайджана надо брать пример с борьбы народов Индии, арабских стран за свои права. Преувеличение политической сознательности мусульманских народов в других странах было вполне естественным, и проистекало у Агаева из недовольства состоянием национального самосознания у родного ему народа.

Это было время, когда вопрос о национальной самоидентификации жителей Азербайджана приобретает особое значение. Агаев, как и многие другие «продвинутые» в интеллектуальном отношении представители немногочисленной интеллигенции Азербайджана, все чаще обращаются к теме национальной принадлежности мусульманских народов России.

Вот почему тюркская тема все чаще занимает приоритетное место в рассуждениях Агаева. Все чаще он говорит об общности тюркоязычных народов, и в этой связи уповает на особую роль в обеспечении прогресса тюркоязычных народов единственной тогда независимой мусульманской и при этом тюркоязычной страны - Османской империи.

Это уже в те годы вызывало раздражение царских чиновников, подогреваемое доносами «бдительных» армянских верноподданных самодержавия. Тем не менее, особый размах общественно-политическая деятельность Ахмед бека приобретает с началом первой русской революции.

Представляется, что политическая активность Агаева в значительной степени стимулировалась тем особым, трагическим положением мусульманского населения, в котором оно оказалось в связи с началом кровавого армяно-азербайджанского противостояния.

Изначально стало очевидным, что при всех нюансах симпатии российских властей и русского общественного мнения на армянской стороне. Это настораживало передовых представителей общественного движения в Азербайджане. И это подтолкнуло их к мысли необходимости объединения всех мусульман России в рамках единой организации, независимо от различий региональных и в вопросах толкования религиозных сюжетов. Тем более, что такая возможность предоставлялась сложившимися условиями времени.

8 апреля на квартире популярного общественного деятеля того времени Габдеррашида Ибрагима в Петербурге собрались представители мусульманских регионов России.

Азербайджанскую общественность представляли Али Гусейнзаде, Али Мардан бек Топчубашев и Ахмед бек Агаев. Там и было принято соответствующее решение.

Оно предопределило созыв I Всероссийского мусульманского съезда, состоявшегося в августе 1905 года в Нижнем Новгороде. Созыв съезда, принятые на нем решения вдохновили Агаева на проведение в дальнейшем большой, и как показала жизнь, плодотворной работы.

Защищая интересы мусульман России, Агаев добился в Петербурге аудиенции у российского самодержца Николая II. После съезда в Нижнем Новгороде он был участником в последующих двух съездах российских мусульман, активно участвуя в выработке стратегии и тактике движения мусульманских народов.

Но особое значение имела его защита интересов азербайджанского населения против армянской агрессии. С этой целью он активно использует газету «Каспий». В этой связи он остро критиковал российскую сторону за необъективность в вопросах оценки характера межнациональных столкновений. Он обвинял петербургские газеты в распространении «небылиц и клевет по адресу мусульман».

Но еще большее значение имела его деятельность по мобилизации самой азербайджанской общественности на отпор армянской агрессии.

В этой связи огромное значение имело восстановление деятельности газет на азербайджанском языке, запрещенных после закрытия газеты «Экинчи» еще в 1878 году. Использовав благоприятную ситуацию в России, Топчубашев, Агаев и Гусейнзаде добиваются разрешения на издание газеты «Хаят» на тюркском языке.

Вокруг газеты группируются лучшие силы азербайджанской интеллигенции того времени: Мирза Алекпер Сабир, Наджаф бек Везиров, Аббас Саххат, Мамед Эмин Расулзаде, Нариман Нариманов, Узеир Гаджибеков и многие другие.

Безусловно, идейными вдохновителями публикаций в газете были Ахмед бек Агаев и Али бек Гусейнзаде. Вслед за этим Агаев добивается издания еще одной газеты - «Иршад», главным редактором которой он становится. Если подходить к оценке содержательного направления издаваемых Ахмед беком и его единомышленниками газет с советских идеологических позиций, то действительно их можно квалифицировать как панисламистские, и даже как пантюркистские. В них пропагандировалась идея общности интересов всех мусульман, тождественности тюркских народов, идея особой миссии Османского государства.

Так, уже в первом номере газеты «Хаят» Агаев писал: «Если мы желаем идти вперед и быть нацией, обладающей жизненной силой, мы, прежде всего, должны оставаться мусульманами. Наше продвижение вперед, наши усилия к улучшению жизненных условий могут быть успешными в сопряжении с исламскими законами».

Но если подходить к этому вопросу с точки зрения реалий того времени, то позиция Ахмед бека может быть расценена как, прежде всего патриотическая, направленная на развитие национального самосознания азербайджанцев, четкого определения у них чувства национального «Я».

Это нашло свое четкое отражение в его практической деятельности, направленной на отражение армянской агрессии. 20 февраля-6 марта 1906 года в Тифлисе под председательством наместника на Кавказе графа И. И Воронцова-Дашкова был проведен армяно-азербайджанский примирительный съезд.

На съезд были приглашены высшие военные чины и должностные лица со всего Южного Кавказа, в том числе губернаторы Бакинской, Иреванской, Тифлисской, Елизаветпольской губерний. Азербайджанскую сторону представляли Ахмед бек Агаев, Исрафил Гаджиев, Мухаммед ага Векилов, Карабек Карабеков, Алекпер бек Хасмамедов, Адиль хан Зиядханов и другие.

Но, по справедливой оценке азербайджанского исследователя Вилаята Гулиева, центральной фигурой среди азербайджанских представителей был Ахмед бек Агаев, проявивший на съезде завидную принципиальность и конкретность.

В одном из своих выступлений он четко определил свою позицию на день проведения съезда и программу будущих действий: «На Кавказе многие ответственные лица и руководители, боясь армянских террористов, вершат дела не по совести, не по справедливости. Мы, азербайджанцы, не намерены долее терпеть такое положение, и открыто заявляем, что до тех пор, пока на Кавказе будут править группы террористов, здесь не восстановятся ни мир, ни покой. Мы говорим, если вы действительно желаете мира, то наряду с другими мерами надо положить конец террору. Нам отвечают, что мы имеем в виду «Дашнакцутюн». Мы не говорим о «Дашнакцутюне». Мы требуем ликвидировать террор. А армяне почему-то думают только о «Дашнакцутюне». Очевидно, «Дашнакцутюн» как-то связан с террором. Мы теперь должны позаботиться о себе. Нам тоже следует создать крепкую, вооруженную партию. И у нас должен быть свой «Дашнакцутюн». Если правительство позволяет подобные акции одной стороне, то должны позволить и другой, иначе здесь явное двуличие».

Слова у Ахмед бека не разошлись с делом. Полностью разочаровавшись в способности царского правительства справиться с армянской опасностью, он на самом деле приступил к созданию боевой организации, способной оказать организованный отпор врагу.

Еще в 1905 году по инициативе Агаева было создано общество «Федаи». Но подпольная боевая организация была создана осенью 1906 года в Баку. В середине октября 1906 года в губерниях Южного Кавказа было распространено извещение, сообщающее о создании организации «Кавказского Всемусульманского комитета обороны – Дифаи».

В этом воззвании партия Дифаи заявляла о своем желании противостоять армянскому терроризму, которому, по убеждению составителей воззвания, протежировало правительство и его представители на Кавказе. В воззвании говорилось, что «армяне без различия возраста и общественного положения, объединившись вокруг «Дашнакцутюн», располагали значительными материальными средствами, оружием, хорошо обученными и вооруженными «зинворами», а через своих членов из высшего общества и администрации оказывали давление на распоряжения правительственных органов при подавлении столкновений между азербайджанцами и армянами, добиваясь таким образом склонять эти распоряжения в защиту своих интересов».

Воззвание от имени создаваемой организации «Дифаи» предупреждало должностных лиц, деятельность которых будет расценена, как направленная против мусульманского населения и потворство армянским националистам, что их ждет возмездие. В составлении текста воззвания, как и других документов «Дифаи», несомненно, была велика роль Ахмед бека, который принял активное участие в формировании организационных структур и отделений партии.

Он часто выезжал в провинцию, пропагандируя необходимость пополнения рядов организации. Благодаря деятельности А. Агаева и других деятелей партии, «Дифаи» превратилась в мощную организацию, способную защитить азербайджанское население от армянского терроризма и его покровителей. В результате действий «дифаистов» были казнены многие армянские террористы, покровительствовавшие им царские чиновники.

Действия «Дифаи» на время положили конец армянскому «беспределу» на Южном Кавказе. Дашнаки поняли, что есть сила, способная дать им отпор, а власти осознали, что с азербайджанцами нельзя не считаться. Во всем этом нельзя не видеть организующей роли Ахмед бека Агаева. Ахмед бек намерен был создать партию, способную решать большие программные задачи. Террор был навязан азербайджанской общественности агрессивностью армян. Но Агаев видел будущее организации в проведении большой просветительской и культурной работы среди населения. Об этом свидетельствует проект программы партии, опубликованный в газете «Иршад» в декабре 1906 года, текст которого, скорее всего, был составлен Ахмед беком.

В нем вопросам культурно-воспитательной работе среди населения уделено было первостепенное внимание. Как бы то ни было, первая национальная политическая партия в Азербайджане была создана Ахмед беком Агаевым в 1906 году, и по справедливому замечанию исследователя Ирады ханум Багировой, до 1917 года «Дифаи» оставалась самой крупной азербайджанской партией, как по численности, так и по своему влиянию на массы.

Опасаясь преследований за свою деятельность, Ахмед бек Агаев в 1909 году переезжает в Турцию. Здесь он принимает активное участие в движение младотурков. Его публикации регулярно появляются в газетах «Тюрк юрду» и «Тарджеман и-хагигат». Главной темой его статей являются призывы к развитию просвещения, экономики. Он утверждал, что процесс формирования единой тюркской нации необратим, и ссылался при этом на исторический опыт Европы.

В годы Первой мировой войны он вошел в состав «Комитета по защите прав мусульман России». Он активно ратует за предоставление тюркским народам России всех гражданских и политических прав.

После заключения Брестского мира между Россией и странами Четверного союза, в том числе с Османской империей, Ахмед бек в качестве советника турецкой армии прибывает в Азербайджан. Здесь он сыграл немаловажную роль в утверждении азербайджанской государственности, создании и укреплении Азербайджанской Демократической Республики.

С уходом турецких войск из Азербайджана, Ахмед бек принимает активное движение в обновленческом движении в Турции. За это английские власти ссылают его, как и многих других патриотов, на остров Мальту.

В 1921 году он возвращается в Турцию, где становится активным сторонником движения и борьбы под руководством Мустафы Кемаля Ататюрка. Большая роль Ахмеда Ага оглу в становлении Турецкой Республики достаточно подробно освещена в мемуарах первого посла РСФСР в Турции Аралова. В Турции Ахмед бек становится редактором официального органа правительства Мустафа Кемаля – газеты «Хакимиет-и-миллие». Впоследствии он становится директором главного управления прессы турецкой республики, избирается депутатом Великого Национального Собрания. Скончался Ахмед бек Ага оглу в 1939 году.

Ахмед беку Агаеву (Агаоглу), несомненно, принадлежит особая роль в становлении национального самосознания всех мусульманских народов России, всех тюркских народов и, прежде всего, азербайджанского народа, в пробуждении патриотизма, в выработке чувств обеспечения этнической безопасности и самосохранения.


--------------------
Господь! Не унизь врага моего, чтобы я не унизил имя свое победой над тем, кто унижен.



Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post

> Сообщение #23
>
Lesya_O
сообщение 11.6.2011, 23:37
>
 


Та, что обожает плеск волн и верит в Любовь
*******

За понимание! За доброту и отзывчивость 1 место в Новогоднем литературном конкурсе Почетная грамота за участие в конкурсе "До свидания, Лето" за 2000 сообщений "Любви, Счастья, Удачи!!! (©) actress". за 4500 спасибо В семье "Любящих" 1 год С Новым 2014 годом! С Днём рождения! С 8 марта!
Группа: Пользователи
Сообщений: 2139
Регистрация: 2.7.2010
Из: Украина, Запорожская обл. г. Энергодар
Пользователь №: 27945
Спасибо сказали: 4868 раз(а)

Награды: 11


Репутация:   87  






Джафар Кафар оглы Джаббарлы (азерб. Cəfər Qafar oğlu Cabbarlı; 20 марта 1899, Хызы — 31 декабря 1934, Баку) — азербайджанский драматург, поэт, театральный постановщик и сценарист.

Джафар Кафар оглы Джаббарлы (азерб. 20 марта 1899, Хызы — 31 декабря 1934, Баку) — азербайджанский драматург, поэт, театральный постановщик и сценарист. После смерти отца в 1902 году, семья 3-летнего Джафара Джаббарлы переехала в Баку.
В 1915 году он окончил школу, пять лет спустя — факультет электромеханики политехнического училища.
В 1920 году он поступил в Азербайджанский Государственный университет на факультет медицины, однако из-за отсутствия к ней интереса,
он вскоре перешел на факультет востоковедения. Одновременно он посещал кружок драмы при Тюркском рабочем театре в Баку.
Джаббарлы начал писать стихи в раннем возрасте. По последним данным, одно из его ранних стихотворений было опубликовано в азербайджаноязычной газете «Хагигат-и Афкар» в 1911 году. В последующие годы он написал более 20 пьес, а также стихов, очерков, рассказов и статей. На его труды огромное влияние оказала советизация 1920-х годов, пропаганда идей коммунизма и темы равноправия, труда, образования, интерационализма, раскрепощения женщин, культурных перемен и пр. Джаббарлы доносил до непривилегированных слоёв азербайджанского общества традиции европейского театра и драматургии. Его крупнейшим вкладом был перевод и постановка в Азербайджанском Государственном Драматическом театре «Гамлета» (Уильям Шекспир) на азербайджанском языке в 1925—1926 годах.






Джафар Джаббарлы считается основателем школы киносценаристов Азербайджана. По мотивам двух его пьес — «Севиль» и «Алмаз» — были сняты фильмы в 1929 и 1936 годах соответственно. В основе обоих фильмов лежит тема борьбы за права женщин и крушение традиционного гендерного неравенства.

ФИЛЬМОГРАФИЯ

Джаббарлы Джафар Кафар оглы
СЦЕНАРИСТ

1929 Севиль



Севиль
Другое название: Женщина Азербайджана

Режиссер: Амо Бек-Назаров
Сценаристы: Амо Бек-Назаров, Григорий Брагинский, Джафар Джаббарлы
Оператор: Иван Фролов
Художник: Абрам Гончарский
Страна: СССР
Производство: Азгоскино
Год: 1929
Премьера: 3 сентября 1929
Актеры: Иззет Оруджева, Агасадых Герайбейли, Мустафа Марданов, Белла Белецкая, Лятиф Сафаров, А. Везирганов, Жасмин
полный список актёров
Жанр: социальная драма
По одноименной пьесе Джафара Джабарлы.

Азербайджан, 1919 год — времена господства мусаватистов. Балаша, члена мусаватистской партии, назначают директором банка. Али-бек, спекулянт и проходимец, пытается получить в банке ссуду. Балаш отказывается. Тогда Али-бек знакомит его с красавицей Эдил. Банкир влюбляется в Эдил, и та добивается его развода с женой. По законам шариата при разводе у Севиль отбирают ее маленького сына. Лишившись средств к существованию, она поступает служанкой в зажиточную семью. В свободное время Севиль берет уроки у сестры Балаша, которая, возненавидев Эдил, покинула дом брата. Когда в Баку пришла Советская власть, Севиль была одной из первых женщин Азербайджана, вставших на ее защиту. Пьеса «Севиль» призывала к раскрепощению женщины-азербайджанки.









1928 Гаджи-Кара



Гаджи-Кара
Другое название: Приключение скряги

Режиссер: Аббас Шариф-заде
Сценарист: Джафар Джаббарлы
Художники: Абрам Гончарский, И. Тартаковский
Страна: СССР
Производство: АФКУ (Азербайджанское фотокиноуправление)
Год: 1928
Премьера: 9 мая 1929
Актеры: Мирза Алиев, Мустафа Марданов, К. Вязнова, М. Гаибов, Марзия Давудова, Ю. Гаджикасимов, Г. Аббасов, Сидги Рухулла, Азиза Юсифзаде, Р. Казимов, Н. Хасанов, А. Мирзоев
полный список актёров
Экранизация пьесы классика азербайджанской литературы Мирза Фатали Ахундова "Сона".




Джафар Джаббарлы умер в возрасте 35 лет от сердечной недостаточности. В его честь названы государственная киностудия «Азербайджанфильм», улица и станция метро в Баку и драматический театр в Гяндже.






****
Джафар Гафар оглы Джаббарлы, занявший видное место в развитии литературы, культуры и искусства Азербайджана в хх веке, имеющий исключительные заслуги перед своим народом как видный драматург, поэт, прозаик, театровед, переводчик, киносценарист, журналист, родился в бедной крестьянской семье 20 марта 1899 года в селении Хызы, расположенной в 110 километрах от города Баку. Семья Джафара в 1903 году переселившись в Баку начала жить в верхней части города, в так называемых "Кварталах горцев". Отец Джафара скончался приблизительно в 1901-1902 годы от сердечной недостаточности. Мать Джафара Шахбикя ханум была честной и трудолюбивой женщиной. У нее было четыре сыновей. Младшим из них был Джафар. После кончины мужа все тяжести семьи пришлись на ее хрупкие плечи.
Шахбикя с целью, чтобы хотя бы младшего сына не лишить возможности получения образования, Джафара устроила к квартальному мулле, чтобы он смог научится читать "Коран". В это время 6-7 летний Джафар оказывал помощь своей семье, доставляя в магазины спекулянтов хлеб, испеченный матерью. Джафар сообразив, что учеба при квартальном священнике ему ничего не даст, вместе с другими городскими ребятами в 1905 году поступил в первый класс "7-ой Мусульманско-русской" школы, открытой в частном помещении Гаджи Мамедгусейна Бадалова на "Почтовой-25". Первыми преподавателями Джафара были видный писатель-педагог Сулейман Сани Ахундов, Абдулла Шаик, Рагимбек Шыхлински, Алимамед Мустафаев. Окончив 7-ую Мусульманско-русскую школу в 1908 году Джафар Джаббарлы одно время оказывает помощь своей семье. Затем поступает на учебу в 3-ью Бакинскую выше-начальную школу имени Алексеева. 2 мая 1915 года завершив свою учебу в этой школе молодой Джаббарлы сдает свои документы на отделение электро-механики Бакинского промышленно-политехнического училища.
Еще учась в начальной школе под влиянием таких преподавателей и писателей, как А. Шаик и С.С. Ахундов у Джаббарлы усиливается интерес к литературному творчеству и он вместе с изучением произведений азербайджанских и русских поэтов начинает творить и сам.
Среди рукописей Джафара имеются тексты нескольких незавершенных стихов, рассказов, оперных либретто и даже романов, написанных не твердым школьным почерком. Некоторые исследователи показывают, что Джаббарлы уже с 1913 года начинает посещать редакции газет.
Но из исследований его произведений за последние годы стало известно, что началом публикаций его первых лирических и сатирических стихов следует начинать ни "Весне" и "Отстань", опубликованных в апреле и июне 1915 года, а следует начинать со стихов "Слушателям" и "Моя отвага", помещенных во втором номере газеты "Мысли правды" ("Хагигате- афкар") от 5 ноября 1911 года.
Писатель поступивший в 1915 году на отделение электромеханики Бакинского промышленно политехнического училища 6 мая 1920 года оканчивает его, получает свидетельство и аттестат.
После окончания в 1920 году Бакинского Промышленно-политехнического училища, Дж. Джаббарлы поступил на медицинский факультет Бакинского Государственного Университета. Так как его не интересовала профессия врача, в 1922 году по собственному заявлению оставил университет. А когда в 1923 году открылась Бакинское Тюркское Театральное училище, Дж. Джаббарлы, желая поближе познакомиться со сценической жизнью и историей театра, стал посещать лекции. Одновременно с этим, он продолжал учебу на факультете востоковедения БГУ.
1915-1920 гг. не только студенческие годы Джафара Джаббарлы, но и период его прихода в литературу. Он один-за одним пишет пьесы "Верная Сария или смех сквозь слезы", "Увядшие цветы", "Насраддин Шах", "Траблисская война или Звезда", "Взятие Адирны", "Бакинская война", "Айдын", которые заставляют азербайджанского зрителя задуматься. В этот же период в различных органах печати выступает с лирическими стихами, рядом рассказов.








Памятник Джафару Джаббарлы в Баку




Марка Азербайджана, посвящённая 100-летнему юбилею со дня рождения Джафара Джаббарлы. 1999.


--------------------


Спасибо сказали:
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post


2 страниц V  < 1 2
Reply to this topicStart new topic
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 


Студия дизайна форумов
RSS Текстовая версия Сейчас: 4.8.2020, 7:18
Cool Text: Logo and Graphics Generator Cool Text: Logo and Graphics Generator